Книга Якова Кротова

Вестернизация Запада и её враги

Поправение...

Ноябрь 2020 года. Макрон в преддверии выборов он усиленно съезжает вправо. Проявляется это прежде всего в риторике о «терроризме» и «экстремизме» и в военном насилии (в Мали), да и в полицейском насилии тоже. То же у американцев.

Трампа обвиняют в том, что он выводит силовиков из Афганистана и Ирака, хотя это как раз — чем бы он ни руководствовался — хорошо, отлично.

Маркс и Ленин были пародией на добропорядочных лидеров своей эпохи. Да, Маркс постоянно лгал и лукавил, но он лишь приспособил под свои нужды демагогию XIX века. Маркс говорил о том, что за мирную революции, а потом дописывал: но она невозможна, потому что капиталисты будут сопротивляться, понадобится диктатура.

Маркс не был теоретиком, он был активным политиком и сражался он с двумя врагами. С Бакуниным, который был за децентрализованное насилие (а Маркс хотел монополии на насилие так же страстно, как Ленин), и с Дюрингом и прочими социал-демократами, которые были против насилия вообще.

Насиловать, но говорить, что виноваты изнасилованные и убитые, что насилие это самооборона рабочих, — вот соль Маркса. Ленин это лишь развил.

Маркс и Ленин, однако, тут лишь воспроизводили риторику, господствовавшую в их время во всех социальных слоях. Риторика, которая оформилась за две с половиной тысячи лет до этого, в римской идеологии милитаризма как самообороны.

Что ж, у несчастного Маркса не было выбора? Был, конечно. XIX век был ещё и веком неслыханного взлёта пацифизма. Была традиция милитаристская, но и пацифистская традиция насчитывала не одно столетия, в Европе восходя к XI веку (перемирия по воскресеньям) и получив мощное интеллектуальное оформление у иренистов XVII века и у Канта. Маркс предпочёл Гегеля, только заменил «нацию» на «класс», имеющий право, обязанный отстаивать себя силой.

В наши дни не засушенные марксисты-ленинисты источник войны и насилия, а их первообразы — буржуа.

Не Ельцин, Путин, Эрдоган, Асад изобрели риторику про «экстремизм», «исламизм», «терроризм», они её заимствовали у Запада. Эта риторика демагогия в их устах, но и в устах любого западного политика тоже.

Сегодняшнее поправение кажется странным на фоне «левости» середины ХХ века. Но разве та левость была такой уж левой? Это была вполне буржуазная, материалистическая и эгоистическая левость, неглубокая. Левизна внутри правизны. Попытка и рыбку достать, и не замочиться. Изменить мир, не меняясь. Превращение слов в заклинания.

Европейцы удивляются: как это — в Афганистане, в Иране, в Турции были же нормальные времена, женщины одевались по-европейски... Можно было бы добавить, что и в Израиле были нормальные времена, была Голда Меир, а стал Биби. Были социалисты, а стали религиозники — и это восточная, а западная страна.

А что, западность Турции была очень глубокой? В самом деле?

Беда в том, что не только в Турции или Египте западность была наносной. Иногда навязанной извне, иногда сознательно заимствованной, как в России Петром, но зачем заимствованной? Для укрепления государства. А «западность» — это не про государство. Настоящая «западность» — это про личность.

Беда не в том, что на Востоке западность резко смылась после распада колониальных империй. Это было естественно. Беда, что на Западе западность не столь глубока, как следовало бы. Индивидуализма-то на Западе много, но индивидуализма и на Востоке много. Вот с персонализмом есть проблемы повсюду, и с умением отличить персонализм от индивидуализма.

Самым ярким симптомом индивидуализма является ресентимент — озлобленность, смердяковщина. Часто в очень изящной упаковке. Есть смердяковщина Трампа и трампистов, смердяковщина наглая, безудержная. Ненависть к богачам, к «элите», к «удачникам», жаждущая занять их место. Ненависть и к бездомным, к нищим, к больным, ненависть и страх, словно перед заразной болезнью. Но Трамп лишь кажется противоположностью мормона Ромни, а по сути, мормонизм — такая же смердяковщина, только нашедшая себе аккуратно сшитый костюм, сдержанная, вежливая, но внутри несущая те же страхи и ту же ненависть. Этот постоянный ресентимент составляет часть религиозного фундаментализма в целом. Он вполне аналогичен ресентименту аристократии после Французской революции. Различие де Местра от пастора, публично сжигающего Коран и призывающего убивать иракцев, пуштунов, делающих искусственное прерывание беременности врачей и прочих злодеев, сугубо внешнее. Хочется власти, хочется повелевать, строить, организовывать. И ничем при этом не рисковать.

Для верующего человека нестерпимо видеть, как насилие берёт Бога под опеку. Именно тут начинается загнивание («поправение») религии. На чужой роток не накинешь платок, и если Трамп идёт к твоей церкви и на её фоне фотографируется для предвыборной кампании, то что можно, кроме как сделать формальное заявление о непричастности.  Но когда у твоей церкви власть любезно ставит силовиков, чтобы защищали от возможных терактов? Кстати, заодно и попрошаек будут прогонять — или сразу арестовывать за то, что просят милостыню.

Силовики не только у церквей или синагог нынче стоят. Они и у редакций стоят. Охраняют свободу слова. Но разве это свобода — под охраной? Журналист, возможно, не чувствует, что недопустимо писать под охраной, что охранник, который тебя защищает, точно так же нарушает твою свободу, как охранник, который защищает общество от тебя. Но верующие-то, верующие? Как можно молиться Богу, Создателю Жизни, когда рядом с тобой стоит человек, натренированный на то, чтобы убивать? Чего тогда стоит твоя вера?

Оказывается, западность Запада стоит на таком же ненадёжном основании, как и западность Востока. На основании страха. Если страх сочтёт невыгодным права человека, он их сотрёт. Попытается. В России в XIX веке в приговорах иногда писали: лишить дворянского достоинства и «вернуть в первобытное состояние». Если человек получил высшее образование, он приобретал «достоинство». Шевченко приобрёл, а его «вернули в первобытное состояние». Эта первобытность эгоизма, властолюбия, страха никуда не делась и не может деться. Словно пыль из космоса, страхи ежесекундно опускаются на душу человека и нельзя раз и навсегда от них избавиться. Их нужно стирать, это довольно утомительно, как мыть полы без швабры. Но защищаться от пыли, надевая скафандр, не выход.

См.: Маркс - Насилие - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).