Яков Кротов

1920 год, 20 мая - 25 июля: война ленинистской России с Ираном. Велимир Хлебников «поперёк» войны

Проигранная война может быть интереснее выигранной, показывая сущность войны. Война с Ираном 1920 года была Лениным проиграна, а ведь если бы выиграл — в СССР была бы ещё и Персидская ССР.

Вторжение российских войск произошло 20 мая 1920 года: 2 000 солдат высадились в Энзели под командованием Ивана Кожанова. Тут была британская военная база, тут стояли российские военные корабли, уведённые «белыми». Российский десант успешно атаковал англичан и разгромил их. Англия, которая тогда более всего была занята борьбой с индийскими повстанцами, предпочла покинуть Энзели.

За четыре месяца до этого Михаил Фрунзе сообщал в Москву о готовящемся вторжении «на территории Персии и Индии … Предстоят большие расходы в связи с организацией революционных войск на территории Персии».

«Персия», напомним, это современный Иран.

Победа над украинцам и над белогвардейцами вдохновила Ленина на военные интервенции в самых разных регионах. Отличие интервенции в Персию от интервенции в Бухарский эмират лишь в том, что эмират до 1917 года был протекторатом России, а Персия никогда таковым не была.

Как и при вторжении в Украину в 1919 году или в 2014 году (да и в другие страны), новые российские имперцы действовали как вирус рака: найти в чужой стране слабые звенья, недовольных властью, притвориться их союзниками, в опоре на местных инсургентов свергнуть власть, а потом расправиться с бывшими союзниками.

Таким союзником стал Кучек Хан, который организовал в провинции Гилян — самый север Ирана — партизанское движение ещё в 1915 году — тогда его отряды боролись с российскими войсками под царским флагом. В 1917 году создал он «Исламский союз», получил поддержку из Турции. В конце 1919 года движение Кучека переросло в восстание «дженгели». «Дженгель» на фарси — «лес», восставшие скрывались в лесах. В 1920 году он выпустил политическую программу вполне в социалистическом духе.

Кучек хан среди членов "Совнаркома" в Реште, он же в лесу

Раскольников предупредил Кучека о готовящейся операции. Тот сомневался, стоит ли принимать предложение Москвы о союзе, опасаясь, что британская оккупация просто сменится на российскую, но его ближайший советник убедил Кучека, что вместе с российской армией они смогут взять Тегеран (до которого от Решта 350 км.).

Раскольников, командовавший вторжением, писал Кучек Хану:

«Дорогой товарищ Мирза Кучек Хан! Советской России давно известно о твоих подвигах в деле освобождения некогда великого и могущественного персидского народа от английского ига… Мы считаем своим долгом поставить тебя в известность о целях нашего прихода в Энзели. Мы пришли сюда не в качестве завоевателей и не для того, чтобы вместо английского ярма наложить на исстрадавшуюся Персию новое русское ярмо … Мы готовы всеми силами помочь персидскому народу избавиться от английского ига».

23 мая 1920 года на пароходе «Курск» Раскольников и Орджоникидзе заключили договор с Кучек Ханом, уполномочив его возглавить «советскую власть» в Персии. Этот договор первым пунктом запрещал пропаганду коммунизма в Персии, третьим пунктом обещал после взятие Тегерана созвать Учредительное собрание, обещала Москва и не присылать в Иран дополнительных войск.

Российские войска располагали 12 орудиями и 40 пулемётами.

3 июня 1920 года войска восставших заняли столицу провинции Гилян город Решт, изгнав оттуда британские войска. Российские военные организовали в Реште Совнарком и опубликовали декрет о создании Гилянской Советской Республики. Её печатным органом стала русскоязычная газета «Красный Иран».

23 июня в Реште прошёл учредительный съезд Иранской компартии. Персидские коммунисты объявили Кучек Хана мелкобуржуазным националистом, и тот понял, что большевики обманывают его и готовят переворот. 19 июля он покинул Решт и укрылся в лесах на своей прежней базе. В нарушение обязательств большевики привели в Решт дополнительный отряд в 880 солдат. В Решт приехал Анастас Микоян, который 31 июля заявил, что власть в Иране должны взять коммунисты. В ночь после этого выступления части Персидской Красной Армии (так назвал свои отряды Раскольников) устроили резню, убивая сторонников Кучек Хана.

Главой «свободных иранцев» ленинисты назначили того самого советника Кучека, который его убеждал в надёжности большевиков. Было провозглашена национализация всех сфер производства.

Тут уже против российских оккупантов и их марионеток выступили жители Гиляна, а не только войска правительства Ирана. Большевиков выбили из Решта шахские войска и Персидская казачья дивизия, которой командовал полковник Всеволод Старосельский.

К августу российские войска целиком покинули Иран и войска шаха заняли Гилян. 20 сентября 1920 года в Москве Ленин, Сталин, Троцкий и пр. обсуждали ситуации с Ираном и постановили отказаться от дальнейших операций.

Причиной поражения стало, помимо прочего, и «чудо на Висле» 25 августа. Товарищ Сталин, действуя от имени и по поручению товарища Ленина, слегка не рассчитал и потерпел сокрушительное поражение. Сил на завоевание Ирана, конечно, уже не было, Москва предпочла временное отступление. Временное! Она и сегодня в любой момент готова из союзника Ирана стать его самым большим правителем. Идеология осталась прежней — идеология поедания земшара.

В феврале 1921 года Россия и Персия подписали договор, в котором говорилось и о ликвидации «советской власти» в Иране. Кучек Хан погиб 29 сентября 1921 года во время нападения на штаб-квартиру Иранской коммунистической партии. Современная власть Ирана почитает Кучек Хана как создателя «Исламской республики Решта».

Единственным результатом проигранной войны стало несколько превосходных стихотворений.

Дело в том, что среди руководителей интервенции был Яков Блюмкин — один из тех сотрудников ЧК, который выполнял особо важные провокации, начиная с убийства немецкого посла Мирбаха в 1918 году. Убийство стало поводом для расправы с эсерами, а Блюмкин тогда числился именно эсером, но наказан за убийство был как раз не он. Как и другие руководители вторжения, Блюмкин взял себе персидское имя, став Якуб-заде.

Блюмкин взял с собой нескольких поэтов, которым покровительствовал, оформил их сотрудниками политуправления 11 армии.

В результате Эдуард Багрицкий писал о «Гилянском походе»:

«Через Ростов, через станицы,
Через Баку, в чаду, в пыли, —
Навстречу Каспий, и дымится
За черной солью Энзели.
И мы на вражеские части
Верблюжий повели поход.
Навыворот летело счастье,
Навыворот, наоборот!»

Хлебников написал «Тиран без Тэ» — характерная игра со словами, ведь «Тиран без Тэ» — это «Иран», а «тэ», по Хлебникову, это смерть. Главный герой напоминает внешне Кучек Хана:

«Черные волосы падали буйно, как водопад,
На темные руки пророка,
Грудь золотого загара, золотая, как жёлудь.
Ноги босые.
Листвой золотою овчина торчала,
Шубой шиврат-навыворот. Божественно темное
дикое око.
Десятками лет никем не покошены,
Волосы падали черной рекой на плечо,
На темный рот».

Как и Багрицкий, Хлебников подчёркивает, что для него всё — противоположно тому, как это у военных:

«И в звездной охоте
Я звездный скакун,
Я — Разин напротив,
Я — Разин навыворот.
Плыл я на «Курске» судьбе поперек.
Он грабил и жег, а я слова божок.
Пароход-ветросек
Шел через залива рот.
Разин деву утопил.
Что сделаю я? Наоборот? Спасу!»

Но спасает не физически. Героиня поэмы гибнет, противопоставляя палачеству — кротость:

«Гурриэт эль-Айн,
Тахирэ, сама
Затянула на себе концы веревок,
Спросив палачей, повернув голову:
„Больше ничего?» —
„Вожжи и олово
В грудь жениху!»
Это ее мертвое тело: снежные горы».

Гурриэт аль-Айн — «бабидка», одна из последовательниц основателя бахаи, казнённая за «ересь». «Баб был подобным Христу мучеником-пророком», писал Хлебников: «Пророк Ирана Мирза-Баб родился через 365·5 после Иисуса (6-й год до Р. X.). Разве Тахире (или Хурриет Эль Айн) не напоминала Магдалину? Когда она затягивала веревку на своей шее? И вороны, кружившиеся над Бабом, когда он был расстрелян на стенах Тавриза, не напоминали вороньи стаи Голгофы?».

Хлебников напоминал, что преемник Баба Беха-Улла говорил, что «лучше быть убитым, чем убить».

К счастью, самые часто цитируемые слова Хлебникова остались исключительно поэзией: «Клянемся золотыми устами Заратустры — Персия будет советской страной. Так говорит пророк!»

См.: История. - Хлебников. - Бахаи. - Военная Россия. - Милитаризм. - Ленин. - Свобода. - К указателям.