История полемики вокруг Пусси Райот: осуждение со стороны православных с умеренно-либеральными позициями: О.Седаковой, Г.Ястребова, М.Кучерской, А.Десницкого, А.Навального, римо-католички О.Бакушинской

См. историю Пусси Райот

С осуждением «Pussy Riot» в разгар судебного издевательства над ними выступили многие православные, считающие себя либералами в рамках лояльности.

Библеист Глеб Ястребов:

«Не очень культурные и не очень умные девушки решили спеть на амвоне самодельную и эксцентричную молитву».

Писательница Ольга Седакова противопоставила «Pussy Riot» одну из оппозиционных демонстраций, в которой сама участвовала:

«Самым приятным в наших шествиях для меня было как раз противоположное карнавальному движение — люди не прятались, а открывались: себе, другим и публичному пространству. … Здесь было заявление некоей простой нормы жизни, человечной, достойной, порядочной, доброжелательной и цивилизованной. Мы здесь с нашими детьми, стариками, инвалидами, домашними собачками. Со своими учеными, писателями, художниками. Мы внимательны и уважительны друг к другу. Протест нормы против зла, патологии, мерзости, безвкусия, непристойности. Можно сказать: антикарнавал. (В этом отношении злополучный панк-молебен, на мой взгляд, повернул все назад, к давно знакомым формам эпатажа)».

Лицо тех самых «доброжелательных и цивилизованных» Алексей Навальный:

«Акция их в ХСС — идиотская и спорить тут нечего. Какой аргумент ни возьми, от «в мечеть-то вы не пошли» до «а зачем вообще» — всё правда. Мне бы, мягко говоря, не понравилось, если в тот момент, когда я в церкви, туда забежали какие-то чокнутые девицы и стали бегать вокруг алтаря. Имеем неоспоримый факт: дуры, совершившие мелкое хулиганство ради паблисити».

Писательница Майя Кучерская:

«Это невероятно раздутое из-за политического подтекста хулиганство дурочек-с-переулочка».

Библеист Андрей Десницкий:

«Кощунство — пакость. Но чтобы его победить, важно вывести эту борьбу из парадигмы «РПЦ против свободных художников» — она выгодна только самим кощунникам. Гораздо лучше будет сказать так: «мы — за сбережение нашего наследия и за уважение друг ко другу. … Для христиан вполне естественно добиваться уважительного отношения к своим святыням, вплоть до внесения соответствующих норм в уголовное законодательство».

Телеведущий Александр Архангельский:

«Печально, что современная культура считает для себя приемлемым неуважение к чужому чувству и оправдывает это эстетическим правом. ... Матерные частушки ... никакого богохульства не содержали, разве что благоглупость. ... Не ограничились своим музейно-эстрадным пространством, а полезли в храм ... Как остановить дурную бесконечность? Глупых девочек надо пожалеть и простить. И ещё потому, что внешний мир увидит: сегодняшняя церковь живет по другим законам. ... Об эту реакцию как о невидимый порог разобьются последующие провокации — зачем усиливать давление, если просто не на что давить».

Что ж, по логике самого Архангельского, заключение и показало, что дорогая ему государственная религия (которую он даёт монополию представлять «сегодняшняя церковь») живёт не по законам милосердия, да и не по каким-то законам, а по беззаконию и произволу.

«Дуры», «дурочки», «не очень умные», «безвкусие, непристойность». Все — «либеральны» в том отношении, что решительно против тюремного заключения (хотя Архангельский и Десницкий всё же используют вполне однозначный советский лексикон: «оградить», «провокация», «добиваться уважительного отношения к своим святыням, вплоть до внесения соответствующих норм в уголовное законодательство»).

Православность тут не решающий фактор. Телеведущая Ольга Бакушинская (римо-католичка):

«Отец Андрей Кураев выступает с весьма адекватной оценкой ... поступка этих девушек, считая его безобразным».

Конечно, людоедские призывы какого-нибудь священника из храма с говорящим денотатом «Хамовники» ничуть не похожи на элегантно заточенные выступления гламурных протестантских лидеров или ватиканской номенклатуры. Но ведь содержательно, по сути, они проповедуют одно и то же: царство кесаря обязано нам помогать, а нашим врагам наоборот! Потому что мы умные и говорим правду и полезность, а они дуры и дураки, хулиганки и мерзавцы, социально опасные элементы.

Примечательны отсылки к Кураеву — после всех его высказываний о евреях, которые-де сами себя отправляли в газовые камеры, об униатском священнике Александре Мене и т. п., после ожесточённой (и успешной) борьбы со свободой совести, после рассуждений о еврейской подоплёке 8 марта, кто-то считает возможным и нужным вести отсчёт от этого человека.

Дело «Pussy Riot» стало тестом на глубину одичания. Тест показал, что одичание зашло глубоко. Дикое мещанство — все эти суждения в понятиях «дурочки», «нецивилизованные». Это стилистика и миропонимание Жданова и Хрущёва, а не европейских либералов.

Культура и цивилизованность — это не умение так аккуратно выразить свои «протестные настроения» так, чтобы ни один палач не пострадал, чтобы не отпугнуть от себя коммунистов, нацистов и националистов, чтобы настоятель-черносотенец не прогнал с исповеди.

Люди, которые предлагали «пожурить», «отшлепать» тех, кто сказал правду о связи церковных и чекистских лидеров, по совести должны были бы предложить пожурить и отшлёпать этих самых церковных лидеров.

Надо, видимо, издать феминистическое Евангелие, где будет сказано: «Кто же скажет сестре своей: «дурочка», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумная», подлежит геенне огненной».

Может быть, самым безумным извращением стало обвинение «Pussy Riot» в том, что они — марионетки Путина, что всё их дело устроено, чтобы отвлечь внимание людей от более важных проблем и от более достойных людей. В качестве «более достойного» при этом называлась персона, недовольная тем, что на Манежной площади танцуют лезгинку.

Аргументация такая: «Pussy Riot» раскручены Кремлём, чтобы шумиха вокруг них заглушила стоны и несправедливость, творимые по отношению к настоящим героям вроде Таисии Осиповой и взятых на Болотной.

Во-первых, в этой логике — характерная левацкая убеждённость, что власть решает всё, что снизу ничего сказать нельзя, что пропагандистская машина власти всё пересиливает. Типичный большевистский ресентимент.

Во-вторых, потому власть и взъелась именно на «Pussy Riot», что они — настоящие её противники. Несправедливо взятые на Болотной — так именно то и беда, что несправедливо взяты. Они вовсе не против Кремля, они просто случайно мимо шли. Никакой особой программы у них нет, в Европу они вовсе не рвутся. Вот только бы гулять разрешили — и им достаточно. А сказать во время прогулки им особенно нечего. Ну, квартплату чтобы снизили… Что до Осиповой, то её идеалы — левацкие, большевистские. Что её посадили противозаконно — один вопрос, но это не отменяет необходимости говорить о её идеях. Иначе интеллигенция повторит предреволюционную ошибку, когда помогали людям, впоследствии уничтожившим миллионы людей в Гулаге.

«Pussy Riot», как теперь вполне ясно, потому и вызвали к себе ненависть со всех сторон, послужили поводом для размежевания псевдолибералов и либералов, что они очень по-европейски обозначили очень европейский идеал — отделение религии от государства и демократия. Именно на европейский лад выразили — на современный европейский лад. А в России многие «европейцы» ориентированы на Европу XIV века, а то и пораньше. И то, что большинство образованных людей, видимо, предпочитают коммунистические грабли — зубцами которых являются и Осипова, и Лимонов, и Шеин — подтверждает простую истину: большевизм был плоть от плоти русской проблемой, и эта проблема не одной части общества, а всех. Под внешней европеизацией у многих интеллектуалов кроется страх настоящей Европы, Европы свободы, права, демократии.

 

См.: Страх кощунств. - Чека. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.