Яков Кротов. Введение в жизнь. К оглавлению

М.Е.З. Минимальная единица зла

Какая у человека чувствительность кожи — не от человека зависит, какая чувствительность сердца — только от человека. «Мир лежит во зле» не потому, что под бомбами гибнут дети, а потому что ужасаются гибели детей под бомбами, но не ужасаются, когда ребёнок хочет поиграть с взрослым, а взрослому некогда. Между тем, элементарная частица, минимальная единица зла — не гибель миллионов людей, а секундное равнодушие одного человека к другому человеку.

Ужасаются Освенциму, не ужасаются, когда о человеке говорят «дурак». Это ведь иннервация совести! Это гибель как свободных, так несвободных этических рецепторов — да, в физиологии тоже говорят о свободе, различая свободные и несвободные нервные окончания.

Ужасен не Освенцим, а то, что появилось выражение «после Освенцима». Да не «после Освенцима», а после того, как Адам дал подзатыльник Авелю, а Ева шлёпнула Каина. В этот момент померкли звёзды и содрогнулись серафимы. 

Всякое зло в мире есть зло искусственной бесчувственности. Редко кто смеет и умеет быть законченным эгоистом. Зло пародирует святость и в соборности. Первое разделение в мире есть и первый коллектив. Адам и Ева против остальных. Не Ева в одиночку, не Адам в одиночку, а оба вместе.

Социальное зло — пролетарии против капиталистов. Культурное зло — необразованные против образованных. Честь и слава Смердякову, который смел быть один, большинство трусят и объединяются. Гендер против гендера, блондины против брюнетов, раса против расы.

Самое распространённое сегодня объединение эгоизмов — национальное зло. Мы — нация! Я не один такой, нас — народ! Этнос! Если бы один я, был бы сволочь, а так я — патриот! Ох, лучше бы в шахматисты подался, честное слово, там самое больше ферзём в лоб запустят, а тут атомное оружие.

Нет уж, грешили артелью, а дегрешизация — в индивидуальном порядке. Бывает групповое изнасилование, не бывает группового покаяния. Хочешь быть человеком — покинь класс, нацию, гендер, образование, возраст. Дай себе волю быть собой и тогда, глядишь, сумеешь расплатиться с Авелем — совесть поддаётся как инфляции с девальвацией, так и ревальвации с оздоровлением духовной экономики. Главное — дать свободу своим нервным окончаниям, чтобы реагировать не когда тебя тянут в газовую камеру, а когда тебя тянут за руку — объяснить, почему васильки синие и длинные, а яблоки тяжёлые и круглые.

Личность. - К указателям.