Книга Якова Кротова

От Гитлера до Путина: можно ли победить лукавство лукавством?

Освобождение Освенцима, память Шоа, призывы помнить…

И тут же призывы выйти на митинг, демонстрацию, прогулку…

Я читаю сейчас книгуЕлены Каган («Ржевский») «Дневники Геббельса» и прочёл книгу Филиппа Сэндс «Восточно-западная улица» — обе мне любезно прислали из издательство «Книжник». Обе «в тему».

Геббельс — как раз конец января 1931 года решающий, элита, номенклатура («deep State») Германии решает поставить джокера Гитлера во главе страны, чтобы защититься от джокера ленинизма.

Логика та же, у апологетов Навального: его взгляды неважны, важно, что он единственный, мощный. Вали Путина, потом разберёмся.

Слово важно!

Я готов выйти на митинг — и произнести речь.

Я готов выйти на демонстрацию — написав лозунг «Долой военщину Кремля!»

 Я готов выйти на прогулку — и идти по арбатским переулкам, куда глаза глядят.

Но я не хочу лгать. Как там предыдущий джокер, литературный джокер сказал? Жить не по лжи?

И не прогулка, и не демонстрация, и не митинг, а просто лукавство. Ну да, в тюрьму и я не хочу.

Лгать, однако, не надо.

Воспоминание о Холокосте и Освенциме тоже несёт в себе огромное лукавство.

Было два юриста. Рафал Лемкин (1900-1959) и Герш Лаутерпахт (1897-1960). Ровесники.

При жизни успех был у Лаутерпахта: он изобрёл термин «преступление против человечества» и на Нюрнбергском процессе судили за эти преступления.

В России часто переводят «против человечности», но это грубая ошибка. Речь идёт о том, что не некое свойство, а конкретная совокупность людей является юридическим субъектом. (В английском — Вебстер — одно из значений humanity: «4: the totality of human beings : the human race : HUMANKIND a fierce compassion for the woes of humanity— Maurice Bowra»).

Сейчас торжествует Лемкин, который изобрёл термин «геноцид». Все несчастные стремятся подвести свою беду под категорию «геноцид». (Сэндс, скорее, против Лемкина, за Лаутерпанта).

При этом термин в России абсолютно неверно понимают. «Генус» тут — «группа», а не «народ».

Лемкин, к примеру, считал геноцидом запрет абортов — преступление против такой группы как женщины.

Освенцим — преступление против личностей, которые вместе и образуют человечество. А «группа» стремится разбить человечество на государства и этносы. Тогда еврея отождествляют с государством Израилем. Это жутковато — всякая группа стремится образовать из себя государство.

Преступление против человечества — значит, человек важнее государства.

В двух отношениях.

Во-первых, как преступник. Убил кого-то в Освенциме? Ты убийца, не государство.

Во-вторых, как жертва. Не надо доказывать, что ты гей или еврей. Ты человек — твоё право на жизнь есть право человека.

Драма истории в том, что Нюрнберг был антиправовым явлением. Суд победителей всегда неправеден. К тому же среди победителей была страна Франция, и это была ложь, и страна Россия, и это была ещё худшая ложь, потому что Россия была таким же преступником как Германия. Крыленко лично участвовал в убийствах десятков тысяч людей.

Парадокс истории в том, что идея человечества как союза личностей, которые выше государства, прозвучала в год Хиросимы.

Атомное оружие сегодня у 11 стран, включая Израиль.

Атомное оружие сделало неуязвимыми, неподсудными деспотии России, Северной Кореи, Китая. Все разговоры о человечестве Хиросима превратила в бессильную демагогию. Справедливое наказание — для тех, у кого нет атомной бомбы. Остальные отдыхают.

Что можно противопоставить атомной бомбе?

Слово.

Слово.

Слово.

Вот почему лукавое «а мы всего лишь гуляем» не победит диктатуры, а в худшем случае, приведёт к замене диктатора на худшего диктатора. Осторожно: грабли!

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).