Книга Якова Кротова

Пояснения к переводу литургии. Царю Небесный.

Кочетков ставит в начале «О Царь», но это «О» решительно архаично. В современном разговорном русском языке никогда не употребляют «о» как часть обращения к другому. Более того, это немного смешной архаизм, обычно употребляющийся для выражения иронии, хоть и лёгкой.

У Тимрота «Сокровище благих» передано как «сокровищница благ». У Кочетков «сокровищница». Я даю «источник добра». «Сокровищница» это неодушевлённый предмет, который в русском языке никогда не превращается в метафору. «Источник» — это и нечто более активное, не просто склад, и к тому же в русском языке о человеке можно сказать «источник вдохновения».

Самое сложное, конечно, «царь». Правда, это слово как раз не архаичное, оно вполне разговорное («царь горы», «царь-пушка»). Но то значение, которое в него вкладывалось тысячелетиями, утрачено — и слава Богу. Заменить его? Практически нечем, да, видимо, и не нужно. Особенно в русском языке, который крайне скептичен в отношении к любой верховной власти. И «хозяин» будет звучать ироничнее «царя». Я ставлю, за неимением лучшего, «Правитель высший». Риск, что есть настолько образованные люди, что они помнят титул Колчака, невысок.

Слово «утешитель» — Тимрот оставил, Кочетков предлагает «ходатай», но оба варианты архаичны. «Утешитель» особенно не годится, потому что «утешение» сегодня это всегда инфантилизация говорящего. Между тем, речь идёт об активном субъекте, которому нужен адвокат, стряпчий. Я предлагаю нейтральный, но вполне актуальный и простой вариант: «Помощник».

«Везде пребывающий и весь мир наполняющий» кажется нормально, но фонетически нехорошо, знаменитые «щи». Я предлагаю превратить их в глаголы и вставить «Ты» — это придает тексту более личный характер. «Ты везде находишься и всё наполняешь». Кроме того, «находишься» имеет приятный дополнительный оттенок, двусмысленность: Духа можно и нужно искать, можно и нужно давать Ему найти себя.

Далее я продолжаю эту конструкцию, тем более, что «податель» это абсолютный архаизм, а ставить «диспенсер» хочется, но преждевременно.

Тимрот ставит «пребывай», Кочетков «обитай», но оба варианта архаичны. Я предлагаю проще и яснее: «живи».

«Скверны» и у Тимрота, и у Кочетков, но это ведь архаизм чистой воды. В иврите это хорошо теперь знакомое всем русским «халяль». Слово, обозначающее прежде всего рану, порез и уже отсюда — всякое нарушение. А вот в греческом, как ни странно, «койной» — то же слово, которое обозначение общение, соединение.

Мне очень хотелось поставить «дрянь» или как минимум «грязь» — и фонетически неплохо. Однако, я решил не проявлять чрезмерного радикализма. Все хотят перевода на современный язык, но такого перевода, который был бы не слишком современным. Чтобы не вздрагивать. Всем нужны подобрее Щедрины. Поэтому я ставлю «нечистота», а вместо «очистки» ставлю «освободи» — это даёт понять, что «нечистота» тут не только физическое явление, но порабощение злу.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).