Книга Якова Кротова

Бог и море: комментарии к переводу 92 псалма

Праздник Крещения – это вода, и вот перевод 92 псалма, очень водного.

Мои переводы псалмов могут показаться странными, но поверьте – еврейский оригинал очень непохож на то, к чему мы привыкли. Прилагательные и глаголы редки, это чуть ли не назывная поэзия (кстати, очаровательная свежая острота: «В ЮАР запретили белые стихи»). В общем, рифмовать ботинок с полуботинком не стеснялись.

Я бы не стал переводить этот, он богослужебный, просто воспевает Бога. Но его читает священник (прихожане обычно не слышат), когда накрывает подготовленный для службы хлеб салфеткой от мух («покровцы» по ц-сл).

Чем я доволен: вместо «царствует» я ставлю «правит». Смысл абсолютно тот же, но современнее. К тому же в русском языке появилась идиома «царствует, но не правит», а Бог именно правит.

Вот первая строфа на иврите – простите мне мой иврит, я в Израиле обходился десятком фраз, да и темы для общения были совсем другие.

Малак Ехова
Лабаш гайот
Лабаш озе Ехова
Аф авзар
Тайбале кон
Моте бал

Подстрочник:

Правит Господь
Одет величием
Одет силой Господь
И пояс
Земля тверда
Трястись не будет.

Метафора абсолютна понятна: мир надёжен, потому что мир есть отражение Бога. Бог крепко затянул ремень, поэтому землетрясений не будет.

Тайбале – вселенная или земля? Этимологию не знаю, но она и не принципиальна (хотя если кто подскажет, буду признателен). «Вселенная» (полный еврейский аналог «экумены») — нехорошо тем, что ассоциируется с космосом. Землетрясений боялись, а не вселеннотрясений. И я ставлю «земля».

В качестве хохмы – перевод WBTC: «Господь – наш царь. Он в славу облачён, Он в силу облачён. Бог создал мир, и никогда не будет он разрушен». Тут, конечно, помимо прочего очаровательно «он разрушен» — кто «он»? Господь или мир? Ну, Бог простит.

Или самый непонятный – для меня, изначально – отрывок, строфа:

Нахар наса
Наса Ехова
Нахар наса коле
Доке нахар

Майим коле
Раб мишбар аддир
Аддиир ям
Ехова мароме.

Вода, волна, прибой, море. Шумят, гремят, шумят, гремят.

И всё ради ключевого момента: Господь выше. Не «громче», а именно «выше» — «мароме». Не «силен в вышних», а именно выше. Образ тоже понятен: высоченные волны – а Бог выше цунами. Хотя волны шумят, а Бог нет. Понятно, что тут оказывается востребованной идиома «поднять голос» — именно «поднять», а не архаичная форма «возвысить». Что я вынужден «осовременить»: не «прибой огромен», а «прибой до неба». Никакого другого эпитета, характеризующего прибой, я подобрать не смог.

При этом речь не идёт о реках в нашем понимании. Речь идёт о море и о весенних паводках невероятной мощи, когда потоки воды прорывают ущелья и волокут многотонные валуны.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).

1840 год. Уильям Тёрнер