Книга Якова Кротова

Бог: на грош амбиции

«Слава», «правление», «сила»… Громкие эпитеты, обозначающие, однако, нечто очень легко фальсифицируемое. Биткойн, золотая монета, да хотя бы билет для посещения бесплатной столовой в Урюпинске труднее подделать, чем Бога.

Много их было… Не антихристов, даже и не кумиров, а так, кумирят. Людей, у которых в биографии не было ничего, кроме славы. Более того: людей, которых восхваляли, на которых надеялись, которых превозносили только по одной причине, которую так прямо и называли: «Его все знают».

Такие казусы бывают.  Герострат самый яркий пример. Герострат, однако, кое-что сделал, к сожалению, а другие прославленные персоны ничего не сделали, и тоже к сожалению. Один ядовитый человек назвал их «много обещающие люди». Главное, выдержать паузу между «много» и «обещающие».

Такие люди похожи на героев самое меньшее двух сказок Андерсена: портных и солдата, который варил суп из топора. Портные так сумели бросить понты, что создалась цепная реакция восхваления, втягивающая всё новых и новых вполне взрослых, именно взрослых людей. Солдат, заложив в котёл топор и прося у окружающих то кусочек мяса, то соль, то лук, сумел создать у окружающих впечатление, что суп из топора. Это ещё довольно порядочные герои: солдат хотя бы не воевал, да ему и есть очень уж хотелось, а портные показали самодержавие во всей красе. Только Русалочка всё равно лучше, пусть и спасла будущего самодержца. Молча спасла.

Амбициозность и фанфаронность может доходить до убийства и даже до самоубийства. Самый жуткий пример: Геббельс, который уволок в могилу жену и детей, которых считал частью себя. Впрочем, почему «самый»? Гитлер уволок за собой в могилу миллионы, а у тоталитаризма в России и в Китае счёт пошёл на десятки миллионов. Тоталитаризм ведь тотален именно потому, что амбиции на рубль, а амуниции нет. Не умения и желания слушать, творить, примирять, и начинается истребление тех, ради кого всё затевалось.

С Богом всё прямо наоборот. Амуниции на рубль, и если бы захотел, так бы громыхнул, так громыхнул бы… Ну, как в Апокалипсисе пригрозил, да и не только в нём.

Грозить грозит, а грозы всё нет. Потому что Бог. Тянет. Не потому, что Он долго терпит, а больно бьёт. Было бы странно: больно мне, а терпит Бог. Да и разве мне легче будет, если Бог больно убьёт моего обидчика? Тяжелее на душе будет, вот и всё. Грозы нет, потому что у Бога нет амбиций. «Бог не фраер». Ему важна эффективность, а не эффектность. Дело, а не слава. Слава Богу! Только за это абсолютное неславолюбие Бог и достоин прославления. Его слава в Его смирении, которое легко принять даже и за несуществование. Царство Божие не рекламирует себя буклетами, Лицо Божие не украшает обложки журналов — не потому, что журналы не хотят, а потому что это лицо незаметное. Бывают безликие лица, а это — Лицо сверх лица. Имя Божие — что о нём спорить, как оно произносится. Как ни произноси, оно тише любой тишины. Нужно так сосредоточиться, чтобы Его услыхать, как ещё никто не сосредотачивался — а как сосредоточиться, когда и вокруг, и, главное, внутри грохнут гордыни и самолюбия.

На грош амбиции, амуниция не та, от которой умирают в пожаре ярче тысячи солнц, а та, которая воскрешает, исцеляет, утешает. Царство не то, которое с тюрьмами и полицией, а которое без границ и где вместо паспорта — свобода, и сила которого и слава — в спокойной, умной и твёрдой любви. Очень тихой и очень вечной.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).