Благовещение Марии

Ранее

«к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария» (Лк. 1, 27).

 

 

 

Координаты в адресе письма пишут от большего к меньшему. В коллективистской России сперва — название страны, потом город, в самом конце имя. В индивидуалистской Америке сперва имя, потом номер комнаты или квартиры и так далее до страны. Здесь, увы, русская манера, коллективистская, и эта манера в Церкви остаётся преобладающей. Дева — важно, а имя — не так важно. Марий много, Дева — одна. Афина или Мария — второстепенно. Важнее всего, что Дева. На втором месте — что собственность такого-то (ну, зарезервирована, как в магазине мебель резервируют. На третьем — что этот такой-то имеет имя. На четвёртом принадлежность к царской династии. Между прочим, это очень неплохо, что это на четвёртом месте, а не на первом. Во многих восточных текстах капля царской крови была бы на притолоке у входа крупно размазана.

Имя же на последнем — и по расположению, и по значимости — месте. Множество молитв и песнопений не называют Марию по имени, а только «Пресвятая Богородице Дево», «Взбранной воеводе» — что лучше подходит всё-таки Жанне д'Арк.

Тут, возможно, и ответ на вопрос о начале света. Тогда кончится нынешний мрак, когда не так будет важно, что — к Деве, да ещё обручённой, как будет важно — к Марии. Дев много, Мария одна. И всякая Мария — единственная, потому что имя состоит не только из звуков, но и из интонаций, с которыми это имя произносят. Дело за малым — найти интонацию. Этот поиск и есть история.

Далее

Лоренцо Джиберти. Баптистерий в соборе Флоренции.