Яков Кротов. Размышления над евангелием Фомы. К оглавлению - Ранее

Непосильность нужды и непосильность богатства

«Если хозяин дома знает, что приходит вор, он будет бодрствовать до тех пор, пока он не придет, и он не позволит ему проникнуть в его дом царствия его, чтобы унести его вещи» (Евангелие Фомы, 21).

Конечно, тут сразу узнаётся притча, которая есть и у синоптиков. Разночтения невелики. Куда существеннее разница между вариантом Марка и вариантами Матфея и Луки. У Марка-то речь не о хозяине дома, а о его слугах (Мк 13:35). Слуги ждут хозяина, который должен придти скоро — в течение суток. Поэтому они могут и должны не спать.

У Матфея и Луки речь, как и у Фомы, о самом хозяине (Мф 24:43, Лк 12:39). Но у Луки есть подвариант притчи, где хозяин дома запирает двери не от воров, а от друзей, которые опоздали (Лк 13:25), и этот вариант близок к притче о девушках, которые хотят войти в дом, где празднуют свадьбу. Более того, у Луки есть второй подвариант, где хозяин уезжает и оставляет дом на слугу (Лк 12:42).

Вариант Фомы можно признать вторичным потому, что он сложнее. Во-первых, тут добавлено «царство его». Это очевидный комментарий, разъяснение для себя или других. Разъяснение, кстати, неверное, потому что притча именно о внезапности вообще, и тут хозяин дома вовсе не обязательно Бог. Даже скорее всего не Бог, потому что уж Бог-то не боится воров. Может быть, «унести его вещи» — тоже разъяснение слова «подкопать», потому что сменилась аудитория. Иисус обращался к людям, дома которых были так устроены, что вор легко мог сделать подкоп. Фома обращается к людям, которые, может быть, живут на пятом этаже римской «инсулы», какие уж тут подкопы. Впрочем, речь может идти не о подкопе под стену, а о разборке самой стены. Дома были разные, были и глинобитные. Иезекииль (12:7) «проломал себе рукою отверстие в стене»!

Нанизанные друг на друга образы говорят о бдительности, а вот ситуации, в которых нужно быть бдительными, разные до противоположности, целый диапазон отношений с миром. На одном полюсе — ничего нет, как у детей, и надо быть бдительными как ворам, которые забрались на чужое поле. На другом полюсе — избыток, поле своё, урожай отличный, надо всё отложить и идти его собирать, ура, изобилие. Посередине — дом, где ты то ли хозяин, то ли уполномоченный отсутствующего хозяина, неважно. Важно, что ты чувствуешь себя тут хозяином. Золотая середина. Дом — оазис, дом — отдых и рай.

Обложил нас Господь: нищие ли мы, богатые ли мы, работаем или отдыхаем, а расслабляться нельзя. Непосильна нищета, но и богатство требует постоянных усилий, а то сгниёт. Так ведь и свихнуться можно? Да нет, наоборот. Свихнутый тот, кто забывает о бесконечности, кто думает, что живёт в пробирке, в банке, в чашке Петри, где если нужда — то навсегда, если дом — то навсегда, если успех — то навсегда. А навсегда не наше, навсегда стоит рядом и улыбается, и машет руками, пытаясь отвлечь наше внимание от ковыряния в зубах и привлечь внимание к тому, что мы — в бесконечном пространстве-времени любимые создания Божьи.

Далее

См.: Бдительность - Эсхатология.

См.:  История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.