Яков Кротов. Размышления Великим Постом (к оглавлению)

18 день. Солома на зубах, Иисус на кресте

Из Исайи читается знаменитый отрывок о спасителе — потомке Иессея, где про «барс будет лежать с козлёнком».

«И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи».

Тут уже почти вспоминается Геракл, который душит змей, но зачем же душить-то?

Конечно, евреи склонны к преувеличениям, но чтобы до такой степени! Не говоря уже о том, что никакого отпрыска Иессея так и не появилось, а потом и вообще про царей как-то перестали беспокоиться, их пошёл такой переизбыток, такая конкуренция между спасителями, что ужас. Нет, воля ваша, а всё-таки в этом пророчестве изначально главное — не про победы над филистимлянами, а что-то запредельное, за горизонтом... Лев, который будет жевать солому! Кажется, даже в христианской традиции подобного не рисовали. Вот, у Льюиса львиный львище Аслан — но никакой соломы...

Между тем, «жевать солому» — тоже ведь прообраз Причащения. Тайная вечеря — вот где лежат бок о бок несовместимые биологические субъекты. Это лишь кажется — ах, Яков и Иван братья, ути-пуси, не разлей вода. Приходите, у меня два брата, я всё о братской любви расскажу, если вы ещё не добрались до рассказа о том, как Каин жевал солому Авеля.

Есть вещи, которые нехорошо делать на ходу. Да нет, не только секс! Еда — которая, да, символ и эротический. Почему придуманная персами мода есть полулёжа так распространилась? Попробуйте — это вкусно. У движения есть одна слабая сторона — по сторонам всё время меняется изображение. То есть, конечно, это сильная сторона движения, но она же слабая. Внимание отвлекается. А когда ешь — ну, полулёжа всё-таки очень много места требуется, но хотя бы сидя или даже стоя — так ты сосредоточен на еде. Когда ученики шли с воскресшим Иисусом в Эммаус, они Его не узнали, а как пришли и сели перекусить — сразу въехали!

Так что сперва давайте ляжем, забыв взаимные страхи и фобии, исламофоб рядом с мусульманином, мусульманин рядом с иудеем, немец рядом с сосисками, и никто не будет жевать соседа, а просто помолчим и оглядимся. Тогда и увидим, что побег от корня Иессеева — это прежде всего побег Бога от человеческих представлений о том, как должно, побег к невозможному для людей и возможному для Бога. Голгофа и воскресение ведь возможны, а что самое паскудное — необходимы.

Далее (также см.: Этот день в пособии к проведению Великого поста. - Вера. - Великий пост. - Ранее. - Указатели).

2017 год. Фотограф Яков Кротов