2003 год. Блаженны фраеры!

Чудесный фильм израильтянина Ранана Александровича «Путешествие Иакова в Иерусалим» 2003 года. В сети есть с русскими титрами. Фильм-притча — и притча о том, что такое «нищие духом». Был бы зануден как блок-баптистские бастеры или евангелие Дзефирелли, но снято великолепно, почти что с плеча Триера, и очень хорошо играют актёры. В главной роли — южно-африканец Сиябонга Шибе (р. 1978). 

Сюжет простой до ехидства, набожный чернокожий протестант едет в Иерусалим. На границе его сажают в тюрьму — ну, нет в фильме ни одного верующего израильтянина, все сплошь атеисты, что и декларирует барыня-паспортистка: разговоры о Боге лишь прикрытие для бизнеса. 

Израиль оказывается Египтом, чернокожий — рабом у евреев. Полицейский отдаёт его в рабы еврею, который держит небольшой бизнес. Поднести, подмести, помочь старому отцу еврея. Иакова ценят — у него всё расцветает, как у ветхозаветных патриархов. Счастливая рука. Два русских слова то и дело звучат с экрана — «фраер» и «халтура». Фраер — тот, кто даёт себя обманывать.

Рецензент в «Нью-Йорк Таймс» 5 марта 2004 года предположил, что антоним «фраеру» — «махер».Э нет! Антоним фраеру — вор, а не делец. «Нищие духом» противоположны не богатым духом, а ворующим дух. Простейший пример — духовенство, сложнейший — фарисеи. Кстати, «фраер» перекидывает мостик к другому библейскому образу, потому что слово означало и жениха, ещё свободного человека. 

Иаков поддаётся искушению превратить камень в хлеб. Он находит способ заработать, став надсмотрщиком над рабами. Забывает, зачем приехал, увлекается рубкой капусты. Тут ему и организуют исход — рабовладельцам-евреям (которые очень жалко выглядят в своей суетливой беготне) вовсе не нужен Иосиф Прекрасный. Идиотов в Израиль прибывает много, да здравствует ротация. 

Иакова возвращают в полицию, но из-за переполненности тюрьмы его везут в Иерусалим. Вот так невидимая рука Божия вразумляет юношу, возвращает его на путь истинный. Его, конечно, вышлют, но цель-то путешествия достигнута. Если бы он задержался в Иерусалима, опять мог бы сорваться с нарезки. Это и называется «не введи меня во искушение». Иерусалим — символ и спасения, и искушения. Любое искушение — это рай по эту сторону грехопадения. Нищета духом — это умение держаться подальше от райских местечек, от шезлонгов на атоллах, от фараонов и святынь. Подошёл, чмокнул — и бежать, пока губы не примёрзли. Блаженны высланные из Израиля, яко тии войдут в радость Господа своего.

Специально для русских: Иакова везут не вообще в иерусалимскую тюрьму, а в тюрьму, расположенную в Русском подворье на Елеонской горе. Его предшественник — раб-надсмотрщик — русский.