Афоризмы: политика

 На свободе слова отыгрываются те, кто боятся вступить в бой с настоящими противниками, начиная со своих начальников, лидеров, чиновников.

* * *

Лозунг гомофобии: «Лучше двуполая ненависть, чем однополая любовь!»

* * *

Изнутри человека распирает его свобода, а свобода других давит на человека снаружи. Свободен тот, кто не позволяет себе воспарить, не позволяет себя задавить, а вдыхает и выдыхает свободу, как вдыхает и выдыхает воздух.

* * *

Обезьяна стала человеком, потому что отложила палку в сторону.

* * *

Свобода любой страны, любого человека только начинается с их освобождения от угнетения, а становится совершенной, когда свободными становятся все вокруг.

* * *

Драма свободы — не в соперничестве моей свободы с чужой свободой, а в соперничестве моей свободы с моей же любовью. Свобода и любовь равно ускользают от определения, но у них есть важная общая черта: непреодолимость. Если уж человек полюбил, если уж человек захотел быть свободным, то он переживает это и как открытие самой сути себя, и как нечто, обрушивающееся на «я» извне подобно грозе. Человек несвободен быть свободным.

* * *

На поле насилия умные, добрые и честные всегда проигрывают глупым, злым и бесчестным. Не надо даже и начинать состязание. Давайте играть на поле ненасилия, добра, мира. Не танки, а голосования. Не баррикады, а пикеты. Не зажигательные коктейли, а программы и пропаганда

* * *

Свобода — тюрьма для зла.

* * *

Нет греха безответственности. Есть лишь грех безвопросности. Безответственность есть преимущественно грех начальников, которые руководят, не задавая вопросов.

* * *

Между политикой и политизированностью разница такая же, как между бегущим тараканом и тараканом, который лежит на спине и беспомощно шевелит лапками.

* * *

Свобода и вседозволенность это как женщина днём и женщина ночью.

* * *

Буриданов осёл среди двух равных охапок сена — теория свободы.

Два осла вокруг одной охапки сена — практика свободы.

* * *

Кощеево царство не там, где Кощей правит, а там, где все жители — Кощеи. Смерть Кощея — в яйцах его подданных.

* * *

Политикан пытается манипулировать большинством, политик создаёт большинство. Я — политик, поскольку пытаюсь словами объединить людей вокруг идеалов мира и свободы. Пока большинство — в России — за войну и холопство, только с честным дележом. Свобода и мир кажутся невероятными? А мне идеалы войны и холопства представляются невероятно подлыми. Подлее же всего — когда меня убеждают, что все разговоры о мире это военная хитрость, все разговоры о свободе — брехня рабовладельцев.

* * *

Права человека — гарнир к мясу, а мясо — это свобода.

* * *

Для тех, у кого времени больше, чем свободы — «жизни мышья беготня». Для тех, у кого свободы больше, чем времени — «крысиные гонки», rat race. Кто любит людей, обвиняет время, кто не любит людей, обвиняет людей.

* * *

Пастор Нимеллер сокрушался: «Когда пришли за коммунистами в 1934 году, я молчал».

Пастор Нимеллер не сокрушался, хотя стоило бы: «Когда пришли за Гитлером в 1923 году, я молчал».

Мыслят все, но образованный человек мыслит не механически. Иначе любой мошенник, назвавшись коммунистом, съест.

* * *

Конформизм — это мирное несуществование.

* * *

Что такое конформизм? Считать храм Христа Спасителя — храмом Христа Спасителя.

* * *

Когда я слышу «я израильтянин и никому не позволю критиковать мою страну!» — «я украинец и не позволю русскому критиковать мою страну!» — я представляю себе, что сказали бы эти же персонажи, если бы я закричал «я русский и никому не позволю критиковать мою страну». »Странные люди» — это люди, которые уверены, что человечество делится на страны. Переезжая из одной страны в другую, они механически меняют свою лояльность, взгляды, приоритеты. Происходит чудо превращения воды в воду и кваса в коку, сала в мацу и ваты в вату.

* * *

Государство должно быть сильным. Троллейбус должен быть бронированным.

* * *

В человеке сияет звёздное небо свободы и любви, но многие люди считают, что это всего лишь планетарий, в котором точки света проецируются извне. Звезды определяют обстоятельства, планетарий определяется обстоятельствами. Человек, который отказывается от свободы или отрицает её в других, подобен астроному, который заявляет, что звёзды — лишь электрические фонарики.

* * *

Свобода не в том, чтобы иметь гвоздь или пилу, а в том, чтобы иметь доску, знание о том, что из доски можно сделать, и вдохновение сделать из доски то, что неизвестно можно ли сделать.

* * *

Свобода невозможна без вседозволенности как хлеб невозможен без муки. «Государство», «закон», «дисциплина», «порядок», «насилие» для выпечки свободы необходимы, как для хлеба необходимы извёстка, галька, змеиный яд, казни египетские и неегипетские.

* * *

Политика суживает свою свободу так, чтобы дать место свободе другого. Любовь расширяет свою свободу так, чтобы она включала свободу другого.

* * *

Милитаризм не хочет войны, милитаризм хочет победы.

* * *

Я не антифашист, я — еврей.

* * *

«О чём молчите вы?» Если мужчина не говорит женщине, что он её любит, они вряд ли поженятся. Мало молчать, не выступать за войну. «Распни Его» кричали немногие, большинство молчало и говорило о коррупции верхов, о ценах на еду, о росте квартплаты.

* * *

Прорехи в свободе — от вертикали власти.

* * *

«Преступный приказ» — «чёрная белизна».

* * *

Политический идеал: пить, как при диктатуре, а закусывать, как при демократии.

* * *

Политика есть искусство возможного.

* * *

Политиканство есть ремесло называния возможного — невозможным, а невозможного — возможным.

* * *

Не критиковать власть можно лишь тогда, когда её можно критиковать.

* * *

Когда лижут власть, стирается язык.

* * *

У каждой медали две стороны.

У айсберга, который таранит «Титаник», только одна сторона — вершина зла.

У палки, которой бьют человека, только одна сторона — конец добру.

У трупа нет ни одной стороны. Нельзя, стоя над убитым, говорить, что у всякой медали две стороны. Нет правды убийцы, есть только правда убитого.

Поэтому недопустимы смертная казнь и война.

* * *

Может, где в америках или европах равнодушно относиться к возможности своей преждевременной смерти — патология, а у нас норма — зову-я-смерть-уж-видеть-невтерпёж. Мне и крематорий — эвакуация, и ад — приобретение.

* * *

Мещанин ищет такой смысл жизни, который бы оправдал его бегство от жизни.

* * *

Демократия не всегда там, где голосуют, и никогда там, где голосят.

* * *

Свободный человек есть человек, умеющий жить со свободными людьми, даже если они — рабовладельцы. Чувствовать себя свободным в окружении рабов нетрудно и рабу.

* * *

Некрасивая свобода красивее красивого рабства.

* * *

За всеобщее избирательное право, за всеобщую бесплатную медицину, за всеобщее бесплатное образование до высшего включительно (ежели без троек, смотрите у меня, кадавры)!

* * *

Возлагать на государство заботу о нравственности, вере (и о многом другом, но об этом — точно), — всё равно что выпекать хлеб в сталеплавильной печи.

* * *

Простить можно лишь того, кто может умерет, поэтому государство прощению не подлежит.

* * *

Золотой середины между свободой и подчинением так же не бывает, как золотой середины между шампанским и ананасами. Зато бывает Игорь Северянин: «Ананасы в шампанском, ананасы в шампанском, удивительно вкусно, искристо, остро!»

* * *

Голый король — смешон, голый портной — забавен. Монархия комична, демократия — весела.

* * *

Царство Кесаря одним куском — деспотия, порезанное на кусочки — демократия.

* * *

Кредо деспотизма: «Несуществование закона не освобождает от ответственности за его нарушение».

* * *

Алхимики пытались получить из свинца золото. Милитаристы пытаются получить из свинца мир.

* * *

Эйзенштейна спросили: «Ваша воинская специальность?» — «Вероятно, движущаяся мишень».

Мир настанет, когда все поймут, что других воинских специальностей не существует.

* * *

Судьи и палачи обманывают себя, если думают, что смерть — их орудие. Они — её инструменты.

* * *

Есть рынок, но изредка бывают и блошиные рынки. Есть капитализм, но изредка бывает блошиный капитализм.

* * *

Охранниками не рождаются, в охранники вырождаются. Но самый ужасный охранник безобиднее самого милого охранителя.

* * *

Свобода противоположна не рабству, а ненависти.

* * *

В метро вдруг неверно прочёл надпись: «Для экстренной связи с меньшинством».

Вот и всё объяснение того, что такое демократия и чем она отличается от произвола толпы.

* * *

Что такое социализм? Солидарность и соревнование людей друг с другом. Что такое капитализм? Конкуренция богачей друг с другом и солидарность богачей против всех остальных людей, которым приходится с трудом добиваться любых уступок. Что такое национал-социализм? Солидарность богачей с антисемитами. Фанатизм — солидарность инквизиторов. Тоталитаризм — солидарность силовиков, антисемитов, богачей и инквизиторов.

* * *

Либертарианское присловье «не распоряжайтесь чужими деньгами» напоминает мне анекдот — как учёный предложил Творцу соревнование. Творец согласился. Учёный берёт пробирку, наливает в неё воду... Творец его останавливает: «Э нет, давайте каждый будет пользоваться тем, что лично создал!» Как не платить налог на всеобщую медицину — так «это мои личные деньги!» А как получить дотацию из казны на поддержание обанкротившегося банка — «моё предприятие системообразующее!» Первый и последний последовательный либертарианин помер с голоду пару миллионов лет назад, на заре превращения приматов в людей, и с тех пор человечество держится только тем, что за любым одиночкой — предпринимателем, учёным, художником — стоят века совместных усилий и бескорыстной взаимоподдержки миллиардов людей.

* * *

Свобода невозможна без вседозволенности как хлеб невозможен без муки.

* * *

Всегда есть место, где свободнее, чем то, в котором я, но не всегда нужно в это место перемещаться. Колумб в наши дни стремился бы не в Америку.

* * *

Война есть состояние перманентного предательства человечности.

* * *

Часто говорят, что Освенцим и ГУЛаг учат, что Бога нет — так это вздор. Освенцим и ГУЛаг учат, что выбор есть. Хоть у тебя дети кровью харкают, хоть помрёшь с голодухи без работы, — всё равно не сметь наниматься вести концлагерную бухгалтерию, не говоря о прочем!

* * *

Милитарист и миротворец исповедуют один принцип: «Не стреляй вторым!»

Только милитарист стреляет первым, а миротворец не стреляет никогда.

* * *

Надо раскачивать лодку, если в ней плывут людоеды.

* * *

Ну, чтоб каждая звезда на американском флаге была вифлеемской!

* * *

Капитализм лучше коммунизма, потому что у коммунизма нет пороков, а у капитализма есть. В коммунизме умерли и добро, и зло, в капитализме добро и зло расцветают пышным цветом.

* * *

Свободолюбие есть готовность пожертвовать своей свободой ради чужой. Деспотизм жертвует чужой свободой ради своей. Холопство жертвует своей свободой ради своей безопасности.

* * *

Можно выстроить диаграмму — в каких странах какой жесткости наказания за антисемитизм и пропаганду нацизма. Закономерность очевидна: чем более страна виновата в антисемитизме и нацизме, тем более там жесткие за них наказания. Германия, Россия, Франция… В Америке свобода слова близка к абсолютной — потому что в Америке не были у власти Гитлер и Петэн, Ленин и Путин.

Только связь не та, что для борьбы с пережитками несвободы нужно ограничивать свободу. Ограничение свободы и есть пережиток несвободы!

* * *

Все животные равны, но некоторые животные животнее других.

* * *

Может ли образованный и мыслящий человек поддерживать деспотизм? Нет. Если человек поддерживает деспотизм, то он недостаточно образован и мыслит неряшливо.

Может ли нравственный, порядочный, приличный человек поддерживать деспотизм? Да. Деспотизм благородно берёт на себя совершение геноцидов, ведение войн, разорение людей, освобождая большинство подданных от этического выбора. От счетоводов Освенцима и Магадана как раз и требовалось быть честными, нравственными, приличными, порядочными. А уж у заключённых вообще была полная свобода совершенствоваться, молиться и дружить.

* * *

Свобода приходит нагая, а уходит голая.

* * *

Культурный человек признает, что людоед — носитель культуры, пусть своеобразной. Людоед же считает лишь свой образ жизни — культурой, а того, кто не ест людей, полагает существом бескультурным и бесчеловечным.

* * *

Рабство — это успокоившаяся свобода.

* * *

Конформизм не в том, что тысяча слепых соберутся и прокричат, что Солнце квадратное, а в том, что один зрячий скажет: «Солнце квадратное, раз тысяча слепых так думают».

* * *

Творчество — одежда свободы.

* * *

Слишком часто каются в том, что были плохими начальниками, а каяться-то надо в том. что вообще был начальником, а не слугой или другом.

* * *

Есть рынок, но изредка бывают и блошиные рынки. Есть капитализм, но изредка бывает блошиный капитализм.

* * *

Бомж и богач... Бомж меньше вредит обществу и природе, чем богач. Не бомжи устроили глобальное потепление. Богачи борются с профсоюзами, якобы во имя свободы народа пользоваться плодами конкуренции, но сами богачи образуют мощнейший профсоюз. Иногда облекающийся во внешние формы, чаще обходящийся без этого. Сами богачи редко снисходят до оправдания богатства и связанных с ним несправедливостей и насилия. Это обычно делают как раз не богачи, а люди, мечтающие о богатстве и силе — от высоколобых интеллектуалов до несчастных полубезграмотных работяг. Богач в президентах — всего лишь коллективный выдох этих бедолаг, материализовавшаяся их мечта. Нищие деньгами оказываются в одном профсоюзе с богачами, профсоюз не нищих духом.

* * *

Кто объясняет, что вскоре всю работу будут делать роботы, а потому правильно американцы не пускают мигрантов - им же работы не будет, а кормить их придётся? Это объясняет русский армянин, эмигрировавший в Израиль (впрочем, брак он регистрировал на Маврикии, поскольку к религии испытывает нормальное для полуобразованного человека презрение). И по профессии он, естественно, адвокат. Он понимает, что с точки зрения Илона Маска адвокат - это самая легко компьютеризируемая профессия? Засунул в компьютер все законы - и вперед, ни судей, ни прокуроров, ни адвокатов. Или он думает только про пылесосы?

* * *

Когда нет свободы слова, это ведь не означает, что нет свободы слов. Можно лишить людей свободной прессы (и лишили), можно накинуть удавку на интернет и радио (накинули). Можно даже заставить людей врать на собраниях, хотя до этого пока не дошло. Но и в самые жуткие годы никто не мог заставить и не заставлял лаять друг на друга. Могут посадить ни за что, но не посадят за то, что ты говоришь вежливо, не хамишь. Если ты не разделяешь идеологии диктатуры, это лучше скрывать, чтобы не лишиться работы или пенсии (мало ли что!). Но нельзя скрывать, что ты человек добрый — а кто не добрый? Ну, в глубине-то души? Вот из глубины души — и на волю. Это ничего не гарантирует, кроме воли — того чудного состояния, когда при полном отсутствии свободы появляется человечность, не ищущая оправданий, а живущая правдой, не прибегающая к насилию, а бегущая туда, где требуется сила любви.