Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

ХРИСТИАНСКИЕ ДЕМОКРАТЫ

Религиозный фактор в политике в России и в Казахстане. 1989-1997

Ист.: http://www.panorama.ru:8101/works/rk/r/f23.html.
Автор, видимо, Александр Верховской.

Христианско-демократическое движение в России развито очень слабо. Не только в сравнении с основными политическими партиями, но и в сравнении с христиански ориентированным национал-патриотическим движением. Более того, даже и имевшиеся в начале 90-х годов христианские демократы имели тенденцию превращаться в христианских национал-патриотов.

Первая христианско-демократическая партия, Христианско-демократический союз России (ХДСР) Александра Огородникова была создана путем объединения нескольких небольших групп из Москвы и Санкт-Петербурга. И объединение это, как мы уже упоминали, оказалось крайне неустойчивым. Вероятно, причины заката ХДС России, созданного в августе 1989 г. и непрерывно распадавшегося с осени 1989 г. по осень 1990 г., были в значительной степени мелочно-субъективные, но зато последствия этого распада оказались для христианско-демократического движения очень значительными.

Сам ХДСР быстро терял влияние. Из-за связи, достаточно случайной, с маргинально-авантюристическим Российским демократическим форумом, ХДСР не был принят в Движение "Демократическая Россия", что сразу изолировало его от демократического движения. В 1992 году два депутата Моссовета, представлявшие в нем ХДСР (в 1991 году их было четверо), Евгений Твердохлебов и Юрий Шмыркин, вышли из партии, что окончательно сделало ХДСР маргинальной группировкой. Первая попытка создать либерально ориентированную христианско-демократическую партию не удалась.

Не лучше оказалась судьба большинства группировок, отколовшихся от ХДСР. Влился в Российское христианско-демократическое движение (РХДД) Московский христианско-демократический союз (МХДС) Виктора Ротта, единственная тогда партия, пусть очень маленькая, пытавшаяся опереться преимущественно не на православных, а на протестантов (позже члены МХДС покинули РХДД, но МХДС восстановлен уже не был). Аналогичным образом самоликвидировался Российский союз молодых христианских демократов Дмитрия Анцыферова.

Зато до сих пор сохранилась Российская христианско-демократическая партия (РХДП), отколовшаяся от ХДСР в результате попытки отстранить А. Огородникова от руководства в феврале-марте 1990 г. Инициатор неудавшегося "переворота" Александр Чуев и его сторонники и образовали РХДП 12 мая 1990 г. РХДП всегда была очень маленькой группой, точнее - союзом маленьких групп. Но партия была принята в "Демократическую Россию" (после выхода из нее РХДД), а главное - А. Чуев стал непременным участником всех демократических форумов. (В 1993 г. РХДП вышла из "Демократической России", уже утратившей статус широкой демократической коалиции.)

Успехи собственно партии были весьма незначительны. В 1991-1993 г.г. в РХДП состоял российский депутат Сергей Ивченков, но был изгнан, так как примкнул к "непримиримой оппозиции", в 1992-1993 г.г. побыл членом РХДП депутат горсовета Санкт-Петербурга Николай Журавский, в I Думе РХДП числила за собой депутата Евгения Федорова, но вообще-то он был также членом Российского движения демократических реформ (РДДР), и в Думу прошел при поддержке РДДР и "Выбора России". Под свой список РХДП на парламентских выборах 1993 года не смогла собрать 100 тысяч подписей и через два года предпочла вступить в блок "Межнациональный союз" (А. Чуев получил в списке ?7). Блок подписи сумел собрать, но оказался на последнем месте из 43 избирательных объединений, набрав только 0.06% голосов.

После провала на выборах РХДП вступила во вполне эфемерное объединение "Реформы - новый курс" (созданное "под" Владимира Шумейко), зато А. Чуев стал представителем этого объединения в Политическом консультативном совете при Президенте и заместителем председателя Палаты по общественным организациям и религиозным объединениям при этом совете. В правление РХДП входит такой известный деятель, как игумен Иннокентий (Павлов).

Гораздо более успешной оказалась деятельность Российского христианско-демократического движения (РХДД). РХДД было создано 7-8 апреля 1990 г. как преемник движения "Церковь и перестройка", но основную роль в нем изначально играли соредакторы журнала "Выбор" Виктор Аксючиц и Глеб Анищенко, настроенные достаточно консервативно в политическом и тем более в церковном смысле: "Выбор" старался проводить линию компромисса между умеренными либералами-государственниками и умеренными национал-патриотами (т.е. ориентируясь на идеи Александра Солженицына). РХДД даже формально был наиболее заметной христианско-демократической партией: в него входили четыре российских депутата - Виктор Аксючиц, Глеб Якунин, Вячеслав Полосин и Владимир Крючков.

Третьим сопредседателем РХДД был избран свящ. Вячеслав Полосин, придерживающийся несколько более либеральных взглядов, так что до своего выхода из РХДД в 1994 году о. Вячеслав представлял собой некую внутреннюю оппозицию линии В. Аксючица. Еще более либеральные позиции занимали члены Думы РХДД российский депутат о. Глеб Якунин, московский депутат Валерий Борщев (оба - старые правозащитники) и ушедший от Огородникова лидер санкт-петербургского ХДС Виталий Савицкий. Впрочем, роль их оказалась невелика, а чтобы ее еще снизить, в движении РХДД была создана одноименная партия с более жесткой структурой и единоличным лидерством В. Аксючица, куда оппозиционеры, в основном, не вошли.

РХДД вступило в Движение "Демократическая Россия", но уже с весны 1991 года стало играть в нем роль проимперской внутренней оппозиции, выступающей за максимальное, в территориальном и договорном отношениях, сохранение государственного союза вокруг России. К РХДД примкнула Демократическая партия России и маленькая Конституционно-демократическая партия - Партия народной свободы, образов блок "Народное согласие". В октябре 1991 года весь блок вышел из "Демократической России", а В. Аксючиц выступил инициатором создания умеренного национал-патриотического блока "Российское народное собрание". С умеренностью, правда, получилось не вполне: в блок вошла очень радикальная Национально-республиканская партия Николая Лысенко.

Такая стремительная метаморфоза (происходившая со многими демократическими политиками в начале 90-х годов) привела к оттоку части актива РХДД. Так, еще в августе 1991 года ушел о. Глеб Якунин. Группа оппозиционеров, от либералов до монархистов, ушедшая или изгнанная из РХДД в 1992 году из-за несогласия с курсом на сближение с коммуно-патриотической оппозицией, образовала Московский христианско-социальный союз во главе с Дмитрием Хановым. Но деятельность МХСС быстро сошла на нет.

Происходило и пополнение. В Думе РХДД, избранной в июне 1992 года, оказалось уже 6 российских депутатов: Виктор Аксючиц, Вячеслав Полосин, Илья Константинов (ответственный секретарь РХДД), Валентина Домнина, Валентина Линькова и Владимир Яковлев. Всего же в РХДД в 1992-1993 гг. входили 12 депутатов. Они играли значительную роль в депутатской группе "Российский союз". Членом РХДД до 1993 года был губернатор Нижегородской области Борис Немцов.

РХДД не вступило как целое во Фронт национального спасения (И. Константинов, один из вождей ФНС, покинул РХДД), но многие члены РХДД вступили в ФНС лично. РХДД активно выступало на стороне Верховного Совета в момент острого противостояния его с Президентом. И все же РХДД избежало разгрома в октябре 1993 года и даже попробовало выдвинуть свой список на парламентских выборах (первая тройка списка: Виктор Аксючиц, Юрий Власов, Татьяна Иванова).

Список не собрал подписей и РХДД фактически выбыло из большой политики. Можно сказать, пожалуй, что оно стало жертвой - хотя и косвенной - общего провала национал-патриотической оппозиции в октябре 1993 г.

На съезде 25 февраля 1995 г. в названии РХДД слово "демократическое" было заменено на слово "державное". Возможно, это было не только символической акцией, но было как-то связано с участием РХДД в создании Движения "Держава" Александра Руцкого. Из "Державы" лидеры РХДД (как и другие традиционные национал-патриоты) ушли уже в августе 1995 г., лишившись всяких шансов попасть во II Думу, а новое название осталось. РХДД вошло на парламентских выборах в "Блок Станислава Говорухина" (Аксючиц получил третье место в списке), набравший лишь 0.99% голосов, а на президентских выборах долго поддерживало Юрия Власова, не имевшего никаких перспектив и отказавшегося затем от борьбы.

Несмотря на все эти провалы РХДД не примкнуло к более организованным структурам радикальной или умеренной национал-патриотической оппозиции. Вернуться из политической тени РХДД так и не удалось, умеренно национал-патриотическая версия христиански ориентированной партии к 1997 году фактически не существовала.

Лично В. Аксючиц на время пребывания Бориса Немцова вице-премьером Правительства, то есть с марта 1997 г., получил пост руководителя группы его советников. Деятельность Аксючица на этом посту ознаменовалась активными выступлениями Б. Немцова за придание "кирилловичам" официального статуса в России, а затем - за торжественное и официальное захоронение останков царской семьи. Деятельность эта оказалась не очень успешной, но подробное ее рассмотрение выходит за хронологические рамки нашего исследования, так как относится в основном уже к 1998 году.

Расколы в ХДСР и РХДД "высвободили" некоторое количество более или менее либерально ориентированных христианских политиков, что породило ряд новых партийных проектов. Один из них, Российский христианско-демократический союз (РХДС), оказался жизнеспособным. На конференции 25-26 января 1992 г. сопредседателями нового Союза стали покинувшие РХДД Виталий Савицкий, Валерий Борщев и о. Глеб Якунин. (В РХДС вошел и Виктор Ротт.) РХДС фактически сменил ХДСР в качестве основной христианско-демократической партии либеральной ориентации, что и было закреплено передачей ему места в Интернационале христианской демократии. Кроме российского депутата Якунина, в РХДС изначально было семеро депутатов Моссовета, включая свящ. Александра Борисова. В. Борщев был председателем моссоветовской комиссии по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности.

РХДС вступил в "Демократическую Россию", а позже оказался перед сложным выбором между Гайдаром и Явлинским. В результате на парламентских выборах 1993 года РХДС присоединился к "Яблоку", но кандидатов поддерживал и от "Выбора России". Все трое сопредседателей РХДС прошли в I Думу: о. Глеб Якунин - по списку "Выбора России", В. Савицкий - от него же, но по одномандатному округу, а В. Борщев - по списку "Яблока". Уже в Думе в РХДС вступили два депутата от Партии российского единства и согласия (ПРЕС) - Валерий Подмаско и Марк Горячев, правда, последний вскорости из партии вышел. Савицкий стал председателем подкомитета по религиозным организациям Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций. Это был пик политического успеха РХДС, обусловленный, вероятно, общим демократическим подъемом конца 1993 года.

На местных выборах в Санкт-Петербурге в 1994 году РХДС не провел ни одного кандидата. А затем начались раздоры в руководстве партии. В феврале 1995 г. перешел в партию "Демократическая Россия" Глеб Якунин. После избрания Савицкого единоличным председателем на съезде 29 мая 1995 г. приостановил свое членство в партии В. Борщев, еще в январе избранный членом бюро Центрального совета "Яблока". (Борщев был избран по одному из московских округов от блока "Яблоко" во II Думу, занял там тот же пост, что занимал в I Думе В. Савицкий. В январе 1997 г. избран председателем Палаты по правам человека Политического консультативного совета при Президенте.)

Победившая в РХДС линия Савицкого отличалась, в первую очередь, поддержкой консервативных и фундаменталистских кругов РПЦ в их борьбе с "тоталитарными сектами". По некоторым данным, Савицкий был достаточно близок к митр. Иоанну. В октябре 1994 г. конференция "Тоталитарные секты и права человека" в Санкт-Петербурге, организованная Савицким, потребовала от возглавляемой Сергеем Шахраем комиссии при Правительстве прямого запрета таких религиозных объединений, как "Белое Братство", "Богородичный центр", "АУМ Синреке", "Церковь объединения", "Свидетели Иеговы". Савицкий даже выступал за восстановления государственного органа по типу Совета по делам религий для усиления борьбы с сектами.

РХДС, переименовавшийся в ХДС-ХР (Христианско-демократический союз - Христиане России), попытался пойти на выборы 1995 года отдельным списком, во главе которого стояли Виталий Савицкий, Татьяна Иванова и Александр Киселев. Но 10 декабря погиб в автокатастрофе Виталий Савицкий. Список ХДС-ХР собрал всего лишь 0.28% голосов.

На партийном съезде в январе 1996 г. сопредседателями партии были избраны Валерий Подмаско, не прошедший во II Думу, и бизнесмен Александр Эпин; генеральным секретарем остался Александр Киселев. В. Борщев присутствовал на съезде лишь в качестве наблюдателя. Новое руководство не смогло оживить деятельность партии. А. Эпин в 1997 году проиграл выборы в санкт-петербургскую городскую Думу и фактически отошел от руководства партией. Сама партия до конца 1997 года уже никак себя не проявляла.

Либеральное христианско-демократическое движение снова попытались возродить в 1996 году. 3 декабря 1996 г. был создан Всероссийский христианский союз. Председателем ВХС был избран заместитель председателя Комитета по культуре Государственной Думы Михаил Мень (сын о. Александра Меня).

В Центральный координационный совет вошли: директор Библиотеки иностранной литературы Екатерина Гениева, председатель общества "Культурное возрождение" Владимир Илюшенко, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества при Институте Европы РАН Анатолий Красиков, депутаты Думы Светлана Гвоздева и Евгений Собакин (как и Мень, члены фракции "Яблоко", С. Гвоздева вышла в январе 1998 г.), депутат I и II Мосгордумы, член совета партии "Демократический выбор России" Михаил Москвин-Тарханов, главный редактор "Литературной газеты" Аркадий Удальцов и другие.

В руководстве оказались представлены лидеры некоторых маленьких христианско-демократических организаций: президент Христианского социального движения Сергей Собко, лидер Союза христианско-демократической молодежи Руслан Дьяченко и другие. Прочие существующие христианско-демократические организации, не вошедшие в ВХС, М. Мень назвал потенциальными союзниками.

Надо признать, однако, что заметной политической роли ВХС так и не сыграл. Возможно, просто не удалось найти какой-то специфической христианско-демократической линии в современной российской политике. В острой полемике по общественно-религиозным проблемам в 1997 году ВХС не выступил как отдельная сила, растворившись в общей либеральной оппозиции происходящим переменам, в частности - новому закону о свободе совести.

24 января 1997 г. был создан Союз христианских организаций. СХО сразу объявил себя не политической организацией, целью своей СХО провозгласил социальное служение. Председателем СХО стал о. Вячеслав Полосин. В учреждении СХО участвовали не только православные, но и протестанты; католики присутствовали в качестве наблюдателей. Сразу был учрежден Комитет помощи жертвам религиозного фанатизма.

СХО, не одобряющий, хотя бы в силу своего многоконфессионального состава, тенденции к огосударствлению РПЦ, не одобрял, с другой стороны, деятельности о. Глеба Якунина. В апреле 1997 года В. Полосин вышел из возглавляемого Якуниным Комитета защиты свободы совести, так как счел его позицию явно просектантской. Впрочем, фактически их сотрудничество продолжилось.

В начале октября 1997 года о. Вячеслава Полосина на посту председателя СХО сменил глава Российского фонда "Христианское милосердие", пресвитер Церкви евангельских христиан-баптистов Петр Абрашкин.

Принятие нового Закона привело к выдвижению новых правозащитных, не вполне политических, инициатив. 3 ноября 1997 г. было объявлено о создании Общероссийского неполитического движения "За свободу совести и светское государство". Членами оргкомитета Движения были пресвитер Церкви евангельских христиан-баптистов Петр Абрашкин, директор Христианского информационного агентства Владимир Ойвин, заместитель председателя Московской Хельсинкской группы Лев Пономарев, директор Христианского юридического центра Владимир Реховский, директор Института религии и права Анатолий Пчелинцев, руководитель информационного центра создаваемого движения журналист Александр Солдатов, свящ. Георгий Эдельштейн.

На заседании оргкомитета 27 ноября было решено расширить его состав за счет представителей потенциально и реально дискриминируемых религиозных объединений. На практике при этом к оргкомитету присоединились представители Духовного общества "Брахма-Кумарис", Института знания о тождественности Шри Чайтаньи и московского отделения Церкви объединения.

Между тем, 20 ноября 1997 г. по инициативе Льва Пономарева было создано правозащитно-политическое "Новое гражданское движение". В его документах также особое место отведено свободе совести.

Таким образом, мы видим, что политическое христианско-демократическое движение к концу 1997 года исчерпало себя. От него остались только очень маленькие организации, да ряд более или менее известных политиков, участвующих в крупных политических партиях без религиозных ориентиров. Возможно, сейчас реально только участие христианских демократов в демократических партиях или христианские инициативы правозащитного и социального толка.

Есть также целый ряд христианских по своей религиозной ориентации мелких партий, проявляющихся лишь эпизодически. Скажем, с осени 1996 года существует в Москве некий Христианско-демократический союз - Христианское согласие. А в начале 1997 года некто Николай Маслов, чиновник, создавший "под себя" эфемерную Партию народного согласия, от лица этой партии потребовал от митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира покаяться в своих выступлениях в пользу внутрицерковных реформ или уйти из Церкви.

11 февраля 1997 г. создано движение "Россия Православная" во главе с Александром Буркиным. Движение это близко к Владимиру Шумейко и прямо поддерживалось Патриархией. Но судя по всему, движение Буркина было создано как "резервная партия" и потом не было востребовано.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова