Яков Кротов. Введение в свободу.

Разврат власти: от короны до кошелька

Всякая власть имеет тенденцию развращать, — это Джон Дальберг (лорд Эктон) писал о бюрократии епископу Крейтону: «Не могу согласиться с тем, что Папу или короля нужно (в отличие от других людей) судить с позитивной презумпцией, что они не сделали ничего плохого («with a favourable presumption that they did no wrong»). Если презумпция и существует, то в прямо противоположном смысле, она обращена против носителей власти ... Власть имеет тенденцию развращать, и абсолютная власть развращает абсолютно. Великие люди почти всегда плохие люди, даже если всего лишь оказывают влияние, не располагая властью ... Нет ереси хуже чем та, что место освящает того, кто его занимает».

Власть денег — тоже развращает. Часто эти два разврата совпадают, когда деньги — у власть имеющих. Однако, и безвластный богач — всё-таки в зоне риска. С какого количества денег начинается искушение? С копеечки конечно, Муха Цокотуха свидетельница! Если бы не копеечка, не вступила бы в противоестественный трансвидовой брак с комаром!

Моральное развращение деньгами обычно более заметно не на богачах настоящих, не на миллиардерах, а у нуворишей мелкотравчатых. Это и понятно, если считать в процентах. От нищеты до небольшой зажиточности дальше, чем от миллиона до миллиарда. Более того: настоящие богачи как сытые удавы, а человек, с трудом скопивший на домик, человек, которого любое колебание курса может вернуть в нищету, — такой человек нервничает и произносит разнообразные заклинания в защиту частной собственности и против налогов. (К тому же миллиардеры умнее и лучше прячут свою жадность)

Защита частной собственности легко переходит в грех убийства, причём, по общему правилу, человек, который от страха готов убить другого, обвиняет именно другого в посягательстве на свою жизнь или собственность. Жизнь отождествляется с собственностью. Вот кальвинист, профессор теологии  Джон Болт пишет в ноябре 2001 года о различии террористов и борцов за свободу (он считает, что теракты 11 сентября — это палестинские арабы борются против Израиля). Есть грех жадности, а есть грех зависти. Жадина хочет отобрать у меня землю, завистник хочет отобрать у меня жизнь. Если палестинцы вернут себе родину (Болт пишет «палестинцы»), прекратят ли они войну с Израилем? «Скорее всего, нет», — отвечает Болт.

Палестинцы, оказывается, завистники, завидуют евреям! А евреи по этой логике просто жадины — им нужна земля, а против арабов они ничего не имеют, это намного более простительный грех.

С этой точки зрения, разрушения, чинимые американской армией в Ираке или Афганистане — вообще не грех. Американцы ничему не завидуют, ничего не алчут. Они просто разрушают инкубаторы терроризма.

Тут не «власть развращает», тут «деньги развращают». Война как средство защитить свои деньги и свою собственность. Ничего личного. Причём, деньги не ворованные, всё по закону. Страх за свою собственность привёл к жестоким войнам, взорвал Ближний Восток, усилил поток беженцев в Западную Европу и в саму Америку, равно и как стремление закрыться от этих беженцев, превратив их страны в замкнутые ловушки.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели. - Bolt, John. Terrorists or freedom fighters: What's the difference? Novenber 14, 2001 // https://acton.org/pub/commentary/2001/11/14/terrorists-or-freedom-fighters-whats-difference