Яков Кротов. Военная Россия.

Ранее: «Бессмертный полк»

Милитаризм как кощунство: не выставляйте фотографий предков напоказ!

Главное в акции «Бессмертный полк»: публичность. Не просто показать сыну фотографию предка в военной форме, а выйти с фотографией на площадь. Если сказать, что так делать не стоит, люди удивляются: разве поместить фотографию своего деда в военной форме в фейсбуке это милитаризм?

Да, конечно!

Где полки, там нет бессмертия. Где бессмертие — там нет полков.

Представьте себе, что сейчас Трамп поместит в интернете фотографию своего деда 1916 года в военной форме вермахта. Вы понимаете, как это будут комментировать?

Парадные портреты царей и аристократов в военных мундирах — это не милитаризм, а просто так?

Вы хотите вспомнить своего деда, но вы неверующий, не молитесь, «вспомнить» для вас означает достать фотографию и посмотреть? Прекрасно. Но зачем вы достаёте именно фотографию в военной форме? Даже у советских людей, при всех их нищете, это никогда не была единственная фотография. Хорошо, возможно, такой несчастный случай, что это единственная фотография — но почему её надо снабжать подписью с указанием именно времени, когда человек воевал?

Более того, какая связь между «вспомнить» и «поместить для общего обозрения»? Почему посторонние должны участвовать в процессе вашего припоминания? Неважно, в фейсбуке или на Красной площади — различие сугубо количественное, не качественное. У вас болезнь Альцгеймера? Видимо, да — ведь вы всю жизнь — 30, 40 лет — не вспоминали своего деда. Вдруг вам сказал диктатор или кто-то из его пропагандистов, что надо вспомнить и для этого надо выйти на площадь либо хотя бы поместить фотографию — но обязательно в военной форме и с датами войны — в социальной сети. Только это не болезнь Альцгеймера. Это болезнь Конформистера-Милитаристера.

Это пассивный милитаризм — вы демонстрируете согласие с тем, что главное для вашей страны это постоянная внешняя угроза и готовность воевать. Вы, конечно, ещё не активный милитарист. В чём разница? Вы не изнасиловали девушку. Вы не работаете в стриптиз-клубе, не крутитесь голым вокруг шеста. Вы всего лишь онанируете на фотографию своей обнажённой матери, которую когда-то изнасиловали и сфотографировали насильники. Это такая мелочь — онанизм! Но вообще-то стриптиз-бары для таких, как вы, только чуть посмелее, а не такие, как вы, от стриптиз-баров. Не первый телеканал вас совратил, это вы своим поведением подключились к сообществу, которое поддерживает ложь и агрессию.

Почему британцы не демонстрируют с портретами своих военных героев? Не боятся, что на них нападут немцы. Россия — боится? Да! Почему? Потому что мы сейчас боимся мести. Мы отлично знаем, что вторжение в Украину, войны в Грузии — за три года до акции «Бессмертный полк» — и в Чечне — это наши военные преступления, это милитаризм. Мы боимся наказания и презрения. Да мы и сами себя презираем, что соучаствуем в такой дряни. «Бессмертный полк» — попытка публично самооправдаться, оправдать свой нынешний милитаризм давно прошедшей трагедией. И эта истерика — часть милитаристской кампании, которая началась после вторжения в Грузию и особенно достигла накала после вторжения в Украину. Как же — мы же оправдываем вторжение в Украину именно тем, что там фашистская власть, это официальная правительственная позиция. Таков кровавый навоз, из которого растёт «Бессмертный полк».

Откуда такая болезненная реакция на разоблачение акции «Бессмертный полк»? Да потому что тут кристально чётко видно, что не диктатура и её пропаганда первоисточник зла. Человек уже уехал из России, а на эту акцию выходит — его не заставили, нет. Да и в Москве можно жить и не выходить — и большинство, между прочим, не выходит! Но человек уехал вместе со всем запасом милитаристских мифов в душе и выходит публично продемонстрировать свой пассивный милитаризм. Так пожалуйста! Только несли бы уж плакатики с изображением атомной бомбы, а родителей надо уважать и не манипулировать памятью о них.

Защитники идеи, что кощунство подлежит уголовному наказанию, часто спрашивают: «А если фотографию вашей матери осквернят?» Так вот — выходя с фотографией своих предков именно 9 мая, подчёркивая, что это в память об их участии в войне — вы оскверняете память своих предков, участвуете в милитаристской акции. К Украине, между прочим, это тоже относится, её президент именно 9 мая вышел «почтить память».

Я бывал в Европе, я знаю, что там полно военных памятников, что там есть в церквах мемориальные доски памяти погибших в самых разных войнах. Помню, в Граце в 1997-м году в столовой у секретаря католического епископа фотографию всей семьи 1944 года с украинскими работниками. Никакого смущения — ну да, были работники из Украины. В Европе много ещё всякой подобной вековой дряни, больше, чем в Америке. Это дрянь затаившаяся, это дрянь подыхающая, эта дрянь — домашнего изготовления. Наша дрянь — включая «Бессмертный полк» — дрянь новодельная, искусственная, не от семейной традиции, от начальства и от своей гнилоты.

См.: Поминовение усопших. - Кощунство. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.

9 мая 2018 года. Красная площадь. Премьер-министр Израиля Натаньяху и диктатор Владимир Путин. Натаньяху несёт портрет не своего родственника.

2018 год. Президент Украины Порошенко подписал указ о праздновании дня победы 8 мая (как в Европе), но вышел и 9 мая праздновать со сторонниками кремлёвской интерпретации истории.