The Works of Iakov Krotov

Яков Кротов. Богочеловеческая история.

Указатели именной - предметный - географический - книг.

13 апреля 2019 года, суббота, 20 часов 29 минут UTF

Количество и качество в религиозной жизни: программа на "Радио Свобода" о "сектах" и "церквах" -

Свобода на волоске

Один марксист процитировал мне Священное Писание в доказательство того, что «ничегошеньки от человека не зависит»: мол, сказал ведь Иисус, что у нас и волосы на голове сочтены.

«У вас же и волосы на голове все сочтены;» (Мф. 10:30).

Человек абсолютно свободен в своих мыслях и действиях именно потому, что Бог защищает человека от смерти. «Все волосы сосчитаны» — для Иисуса это причина провозгласить бессмертное: «Не бойтесь!»

Не бойтесь, Бог о вас заботится!!

Не бойтесь даже быть христианами — «всякого, кто исповедует Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным».

«Исповедовать» тут — «защитить». Кто защищает принципы Христа — подставляет щёку, не блудит, не лжёт, кормит и поит голодных и жаждущих — того защитит Бог.

Забота Бога о человеке абсолютна — поэтому эта забота есть источник свободы, а не пассивности или иждивенчества, источник надежды, а не бронежилет.

*  *  *

Один в поле не воин, один в поле пахарь.

*  *  *

«Протестное голосование» считают чем-то плохим. А что тут плохого? Уже и протестовать не сметь? Конструктивное предлагать, как говорил Берия, избивая Курчатова? Когда я крестился, религию рассматривали как протестную иллюзию. С точки зрения Синедриона Иисус — протестное мессианство. Лучше протестное голосование, чем голосование трусливое, конформистское, иезуитское, слабовольное, безвольное.

*  *  *

Блаженны слабаки, ибо их есть сила Божия.

Романов, Ульянов, Джугашвили: как модернизировалось самодержавие

Андрей Анзимиров-Бессмертный писал, что царь просто тупой балбес, Ленин — «русский Робеспьер», а Сталин — главный вурдалак.

Романов — политик, абсолютно самостоятельный, похожий на своих австрийского и немецкого коллег. Жёсткий и умный милитарист и антидемократ. Если бы не война, вся эта триада по сей день рулила бы нами.

Ульянов, однако, много хуже и Романова, и Джугашвили.  Пройдусь по списку, который составил Андрей.

«1) Ленин навсегда добил остатки феодально-монархической самодержавной системы».

Ульянов законсервировал самодержавие. Разгон Учредительного собрания — многократно более зверский вариант разгона Думы Романовым. «Диктатура пролетариата», «демократический социализм» — просто псевдонимы для самодержавия, и самодержавия именно в его русской — номенклатурно-милитаристской форме. Единственное отличие Ульянова от Романова — лживость, наименование чёрного красным.

«2) Ленин добился принципа самоопределения наций и ввёл союзные и автономные республики ... 3) Ленин и большевики создали динамичную федерацию социалистических республик».

Ульянов просто был хитрее Джугашвили, поэтому, формально защищая самоопределение, содержательно он всегда стремился вернуть колонии под власть России, начиная с вторжения ульяновских террористов в Украину, Белоруссию и Финляндию в 1917-1918 годах. Ни социализма, ни динамичности в тоталитарном государстве Ульянова не было, всё динамичное и социалистическое подавлялось и уничтожалось.

«4) Ленин организовал философские пароходы и выслал на Запад десятки учёных».

Ульянов  приказал расстреливать и вешать, и были расстреляны и повешены сотни тысяч людей, включая интеллигентов. Высылка в сентябре 1922 года нескольких сотен людей была очередной ложью, порождённой Генуэзский конференцией и желанием прорвать международную блокаду, добиться, говоря сегодняшним языком, «снятия санкций». Джугашвили выслал Троцкого не по доброте же душевной. Одновременно в то же самое время Ульянов устроил первый голодомор — в Поволжье, обрёк на смерть миллионы крестьян, а заодно обрушился на церковь под предлогом помощи голодающим.

«5) Ленин публично в поздних статьях признал свои ошибки и ошибки большевиков и начал резкую либерализацию системы — НЭП».

Ульянов не признал ошибкой свою диктатуру, он признал ошибкой — и то очень условной ошибкой, порождением обстоятельств — военный коммунизм. Ничего либерального в НЭПе не было, как и в горбачёвской перестройке, а была необходимость в минимальной дозе допустить в царство мертвечины настоящей экономики, которая бы позволяла мертвечине править. Так и продолжается по сей день.

«6) Ленин вывел народы России из Первой Мировой войны, которая длилась 5 лет и привела ко громадному количеству жертв. Ленин и Троцкий закончили развязанную белыми Гражданскую войну за три года».

Ульянов начал «гражданскую войну», свергнув правительство и разогнав Учредительное собрание. Ульянов продлил Первую Мировую войну, заключив мир с Германией и этим продлив агонию немецкого самодержавия.

«7) Ленин разделил между крестьянами помещичьи земли и переселил всех рабочих в тёплые квартиры, обеспечив бесплатной медицинской помощью».

Ульянов ничего не делил, он лишь не стал наказывать крестьян, которые всё поделили до него и помимо него. Но он объявил всю землю государственной («социалистической»), выбив из под крестьянского землевладения юридическую основу и подготовив уничтожение крестьянства. Он призывал убивать (и убивали) самых успешных крестьян и фермеров. Переселение рабочих в коммуналки было демагогическим актом, которое на десятилетия, даже до сегодняшнего дня, закрепило бесправное положение большинства жителей страны, дикое имущественное расслоение элиты и народа, превосходящее всё, что было при Романовых. Себе Ленин обеспечил квартиру в Кремле и поместье в Горках. Что до бесплатной медицинской помощи, то её качество и количество было точно так же расслоено на фикцию и элитарность, как и бесплатное жильё.

Единственное, в чём я с Андреем абсолютно согласен — за убийство десятков Романовых Владимир Ульянов не отвечает. Отвечает тот, кто нажал курок и воткнул штык.

Не Первая мировая война обесценила человеческую жизнь. Прямо наоборот: Первая мировая война стала первой, породившей заботу о жизни каждого человека, породила Гашека и Хемингуэя. Ульянов же ещё до Первой Мировой письменно и устно проповедовал террор,  необходимость и желательность уничтожения миллионов людей.

Джугашвили — слабая тень Ульянова, и считать Сталина хуже Ленина могли только те, кто был возмущён сталинской неблагодарностью по отношению к псам ленинского Кремля. Джугашвили продолжил ленинский курс на превращение России из самодержавия средневекового в самодержавие пост-модернистское, и этим курсом Россия следует по сей день. Количественно, конечно, Джугашвили погубил больше людей. Так радиация от взрыва атомной бомбы губит больше, чем сам взрыв, но грех прежде всего не на радиации и даже не на бомбе, а на том, кто сбросил бомбу.

 

Ульянов, бабушка Меня  и Фанни Каплан

Хорошо известно, что св. Иоанн Кронштадский исцелил бабушку отца Александра Меня от водянки. Менее известно, что другая бабушка отца Александра была знакома с Лениным:

«Отец Александр неожиданно для меня рассказал мне об опыте своей бабушки Цецилии Василевской, которая во время своего обучения в Швейцарии в Бернском университете познакомилась с Лениным и постоянно слушала его беседы и выступления. Отец Александр сказал, что его бабушка всю оставшуюся жизнь была очень высокого о нём мнения, и что, по её мнению, в ту пору Ленин был единственный во всей русской эмиграции в Швейцарии человек, говоривший доступно, внятно и на высоком уровне исключительно правильные и верные слова», — вспоминал Андрей Анзимиров-Бессмертный.

Что ж, процитирую написанное Ульяновым в 1905 году:

«Неподготовленный мелкий террор может, будучи доведен до крайности, лишь раздробить силы».

И дальше про необходимость обливать кислотой полицейских, изготавливать бомбы, грабить банки и т.п.: «Отряды должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, палка, тряпка с керосином для поджога, веревка или веревочная лестница, лопата для стройки баррикад, пироксилиновая шашка, колючая проволока, гвозди (против кавалерии) и пр. и т. д.). Ни в каком случае не ждать со стороны, сверху, извне, помощи, а раздобывать все самим».

Джугашвили это и выполнял в меру сил. Особенно по части колючей проволоки преуспел.

Конечно, Джугашвили несопоставим с Ульяновым — мелкий интриган, канцелярский людоед, получивший благодаря Ульянову точку опоры — огромный аппарат государственного терроризма и ложь, оправдывающую этот терроризм. Так большие людоеды всегда порождают маленьких, как в гниющем трупе червяки заводятся. Так мы и докатились до Путина.

Что Ульянов говорил исключительно правильные слова — не сомневаюсь. Геллер с Некричем поэтому назвали Ульянова убийцей слов.

Хороший терроризм — хорошо подготовленный терроризм. Вот и всё, что нужно знать о Путине.

Отец Александр Мень сказал как-то, что к Ленину относится хорошо, а к Фанни Каплан не очень, потому что промахнулась. Это была шутка, конечно. Как сказано в Писании, если у тебя есть Фанни Каплан, дай отдохнуть и ей.

Государство как сектообразующая среда

Есть множество определений того, чем «секта» отличается от «Церкви». Иногда полагают, что главного или единственного признака «сектантства» не существует, что нужно как минимум несколько признаков, чтобы признать «группу» — «сектой». Тем не менее, в английской википедии определение идёт по единственному признаку: 

«A sect is a subgroup of a religious, political, or philosophical belief system, usually an offshoot of a larger group. Although the term was originally a classification for religious separated groups, it can now refer to any organization that breaks away from a larger one to follow a different set of rules and principles».

«Секта это подгруппа в системе религиозных, политических или философских взглядов, обычно выделившаяся из большей группа. Хотя термин первоначально обозначал различные религиозные группы, теперь он может относиться к любой организации, которая порвала с большей группой, чтобы следовать иному набору правил и принципов».

Редкий случай, когда определение википедии лучше определения словаря Вебстера, который даёт 2 значения: «религиозное сообщество (буквально «тело», «body») раскольнического характера» и «религиозная деноминация».

Количество — важный критерий в силу этимологии, поскольку «секта» означает «часть», от этого же корня «сектор» и «секция». Часть всегда меньше целого. 

Первым социологом, который исследовал различие между «церковью» и «сектой» был Эрнст Трёльч. При этом его монография 1912 года называлась «Die Soziallehren der christlichen Kirchen und Gruppen» называется не «Социальные учения христианских церквей», а «Социальные учения христианских церквей и групп». Не «церквей и сект»!

Из этого исполинского труда на русский язык переведён десяток страниц. Кажется, большинство российских религиоведов только этот кусочек и знает.

Для Трёльча было самоочевидным, что «церковь» — большое, а «секта» — выделившаяся из церкви часть. Часть всегда меньше целого. Книга Трёльча ведь не о разных религиях, а о христианстве. Трёльч отлично понимал, что «христианство», «Церковь» когда-то была «частью», «сектой» иудаизма. Знал он и то, что «лютеранство» было когда-то «частью», «сектой» католической Церкви. Но интересовало его соотношение лютеранской Церкви и тех «групп», которые из неё выделились. Он был лютеранин, был членом-корреспондентом Прусской академии наук — а Пруссия регион, где лютеранская Церковь была господствующей. 

Для России принцип Трёльча означал бы, что «сектами» являются все группы старообрядцев. Католики, иудеи, баптисты, лютеране в России — и не секты, и не Церковь. Они вообще вне этой классификации, как иудеи и католики для Пруссии (и Трёльча). 

Действительно, постановление 1842 года делило «секты» на три типа: «вреднейшие», «вредные» и «менее вредные». «Менее вредные» — старообрядцы, «вредные» — мормоны, штундисты, адвентисты, субботники, иудействующие, «вреднейшие» — скопцы, хлысты.

Разумеется, иудеи, католики, лютеране, мусульмане, буддисты в число «сект» не входили. Почему баптисты, адвентисты и мормоны — «секты» по отношению к «лютеранству» — были признаны «сектами»? Потому что у них не было государств за плечами. У лютеран, англикан, католиков, буддистов, мусульман были свои государства, где эти конфессии были «господствующими», «церквами» по классификации Трёльча. Имел место неписаный (впрочем, иногда и писаный) конкордат с «государственными религиями». Нет государства — не с кем и договариваться, и тогда мормоны — тоже «секта», хотя с точки зрения православных фанатиков и мормоны, и адвентисты, и баптисты, и англикане, и католики, и кальвинисты — сектанты и еретики. Да святой Иоанн Дамаскин ислам считал христианской сектой и ересью.

Таким образом, «количество» оказывается вовсе не математической величиной, а качественной. «Секта» есть не всякая группа, отделившаяся от «большой» «церкви», а только группа, отделившаяся от «государственной церкви». Более того, враждующие между собой «большие церкви» оказываются едины во враждебности к «сектантам» друг друга. 

По этой причине Римо-Католическая Церковь всегда и во всех странах предпочитает иметь дело с теми религиями, которых одобряет правительство, и готово жертвовать интересами римо-католиков в этих странах, лишь бы сохранить хорошие отношения с государством. 
Действует логика межгосударственных отношений, а не религиозных групп. Говоря проще, «ворон ворону глаз не выклюет». 

Единственный выход из этого кошмара — полная секуляризация, при которой религиозные группы любого размера, цвета и запаха оказываются частью «общественных организаций» (если только не занимаются бизнесом, что бывает). Установления, догматы, история слияний и разделений клуба нумизматов правительству не важна, если нумизмат кого-то убьёт или ограбит, пусть даже из-за монет, никто клуба разгонять не будет. Так должно быть и с «церквами», «сектами», «культами», «деноминациями». Все разговоры о большинстве и меньшинстве, целом и частях — всего лишь прикрытие того факта, что речь идёт о государственной власти, а вовсе не о «большинстве». 

Государственная власть может представлять большинство. Но в нормальном государстве государственная власть защищает и права меньшинств, это и есть «норма».  Только в таком — демократическом — можно жить по-человечески, не боясь дискриминации по принципу «нас много, тебя мало, тебя не должно быть». Таких государств не так уж много. Вот почему обитатели России (и не только её) боятся «всемирного правительства». Они проецируют на возможное всепланетное правительство пороки правительства деспотического, вещающего от имени «большинства». На самом деле, нормально не только для «всепланетного общежития», но и для самой маленькой страны, для самого крошечного села не позволять большинству кого-либо в себе удерживать, что-либо кому-либо диктовать, во всяком случае, когда речь идёт об идеях, то есть, о самом главном в человеке. 

Религия — как и наука, как и литература — относится к сфере общения, коммуникации. В этой сфере никакого большинства быть не может по определению. Большинство есть понятие не коммуникационных, не человеческих, а животных и бездушных систем.

В общении всегда есть только абсолютно равновеликие и равноправные «коммуниканты» — участники общения. Любая попытка объявить каких-либо участников общения или какой-либо тип общения, какие-либо итоги общения «хорошими», «большинством», «правильными», а остальных, наоборот, «неправильными», «сектантами», «экстремистами» и т.п. есть покушение на человечность как таковую.

Для себя каждый может называть других как угодно, находить себе единомышленников — каждый может сколько угодно, но делать из этого юридические выводы, обязательные для человечества или его отдельных подгрупп (по отношению к человечеству даже китайцы — «секта») — таких ограничений не может вводить никто. Иначе мы признаем единстенной истинной церковью обезьян, а наиопаснейшей сектой – человечество.

Единичное и общее в истории

Историк это человек, знающий, что нет истории. Нет человечества. Нет культуры. Нет общего, есть лишь единичное. Разруха не старуха с клюкой, а Карл украл кораллы. Есть лишь Вася Пупкин и Василиса Пипкина, они и есть история-шмыстория. 40 000 братьев тычут Василисе в храм Василия Блаженного и говорят: «Уууу! Красотища!!!» Вся культура ей диктует, что это красотища. Василиса равнодушно отворачивается и замирает перед Френсисом перед нашим Бэконом, и ничего с этой дурой не поделаешь. Бэкон становится культурой, хотя с утра был пьяным п...дором. Историк с культурологом может (и должен) лишь описать этот поворот, но не предсказать. Историк с культурологом и сам должен отворачиваться от одного и поворачиваться к другому. Кто убил в себе Василису Пипкину и Васю Пупкина, тот не поймёт их в окружающих.

 

 

 

Копии первой страницы предыдущих дней: 11 апреля.

 

Я буду очень благодарен и за молитвенную, и за материальную поддержку: можно перевести деньги на счёт в Paypal - на номер сотового телефона.

Мой фейсбук. - Почта.

Почти ежедневно с 1997 года