Свободу меряем в токвилях, а не феликсами!

Оценки уровня свободы, счастья по странам мне представляются не слишком интересными. Давайте публиковать оценки свободы и счастья по уровню дохода. Вот миллиардеры — насколько они свободнее и счастливее миллионеров? Или проводить замеры в реанимациях. (Кстати, уточнил — в связи с матушкой Нонной — в США реанимационных больных догола не раздевают, лежат в халатах, за исключением ожоговых и тех, кто сам пожелает, что бывает).

Давайте замерим уровень свободы и счастья в Донецке. Или в  тюрьме для пожизненно заключённых. Или на вилле Трампа, или в квартире Натаньяху. Ленин учил группировать цифры.

Нет уж, глобализация — это прежде всего знание, что люди едины. Возможность купить банан там, где он не растёт, прочесть Доктороу или Толстоу в любой точке земного шара, передвигаться по земному шару, не спрашивая разрешений, — это глобализация более низкого уровня, второго. А возможность быть свободным и счастливым в своей бронированной норе — это гадость и подлость.

Измерения свободы и счастья плохи тем, что совершенно игнорируют и время, и пространство. Пространство режут на куски по границам, которые были созданы временем. Получается немножечко искажённая картина. Встаёт вопрос о соотношении средств и результата.

Уровень свободы 70 токвилей (почему бы не ввести такую единицу)? Прекрасно! Сколько своей, а сколько чужой крови было пролито ради этой свободы? Сколько уворовано? Сколько наврано? Сколько продолжает враться? Скольких предали равнодушием и эгоизмом.

Уровень соблюдения субботы и любви к Богу, так уж и быть, не будем замерять.

Конечно, резких изменений в градуировании не будет. Но всё-таки США или Израиль довольно резко откатятся назад. Россия пробьёт дно. Голландия и Швеция ещё выше п риподнимутся. Швейцария... Как уже было сказано, всякому делению есть свои пределы. Устроились  люди — прекрасно. На Николиной горе тоже неплохо живут. И всё по закону, по закону! Только совершенно неинтересно, как там живут. Должно быть совершенно неинтересно.

На фотографии: октябрь 1918 года. Уже месяц объявлен красный террор. Дзержинский послан отдохнуть в Швейцарию. Озеро Лугано. Странно: Лугано там, а Луганск совсем в другом месте.