Авдий: откровение о неуправляемом Боге

Авдий, он же Авдей, он же Обадия (в русской культуре Авдей — имя низовое, простонародное, Обадия — имя высокое, в переводах с английского, самый знаменитый, конечно, у о. Лаврентия Стерна, а изначально это он всего лишь Федул, Божий Раб, «абд Яхве» — от «Яхве» осталось только и краткое, с «авд» случилось то же, что с «вифлиофикой» — библиотекой).

Самая мерзкая, самая гнусная книга Библии — потому что самая мстительная. Мстительность Авдия искупается разве что его лаконичностью — ровно страница.

Мстительность Авдия не только нравственно омерзительна, она к тому же смешна, она противна своей бессмысленностью. Авдий смешон как всякий обиженный мальчишка, который не только напрасно ошибается, не только зря грозит, что папа придёт и побьёт обидчика. Авдий смешон как мальчишка, папа которого не пришёл, не отомстил, оставил мальчонку разбираться самому.

Сюжет прост: евреи с юга граничили с идумеями. Курорт Эйлат, популярная у туристов античная Петра, — это Идумея, он же Эдом. В Библии отложилась народная, с юморком этнология, объяснявшая, почему южные соседи вроде бы такие же как евреи, но не евреи: рыжие они! Вполне оценить этот юмор можно, побывав в пустыне Негев: действительно, там красные, почти марсианские скалы. К тому же в Идумее медные рудники, а медь она ведь тоже рыжая. В общем, идумеи — потомки Исава, евреи — потомки Иакова.

Заметим, что эта байка предельно цинична. Ведь история с чечевичной похлёбкой (кстати, этот супчик был тоже «рыжий» — красноватого цвета!) есть история гнусного обмана. Если отвлечься от того, что Иаков — типичный для фольклора трикстер, вроде Одиссея, история обмана отца и брата есть история аморальная, как и история Кота в Сапогах. «Обманули дурака на четыре кулака». Нашли чем гордиться! Если бы это было правдой, идумеи имели бы полное право вечно злиться на евреев.

Рассказ об Исходе утверждает, что идумеи отказались пропустить евреев в Землю Обетованную через свою территорию — пришлось делать крюк. Оставляя в стороне вопрос об историчности этой легенды, заметим, что идумеи повели себя вполне рационально, благоразумно и, кстати, сохранили свою государственность на тот момент. Евреи повели бы себя точно так же, а скорее всего, намного хуже. Во всяком случае, уже в историческое время цари евреев на идумеев войной ходили и периодически побеждали и подчиняли.

И после этого Авдий (как и другие пророки) возмущается тем, что идумеи во время завоевания Иерусалима приняли сторону завоевателей! Единственное, что могло бы оправдать такое возмущение — наличие какого-то договора с идумеями, историки пытались реконструировать текст такого договора, но это всё из сферы гипотез. Да хоть бы договор и был — это был бы договор, заключённый совершенно не добровольно.

Ах, возмущается Авдий, идумеи злорадствовали, видя несчастья евреев! Ах, они даже убивали евреев, когда те оказались беззащитными! А почему «ах»? Что тут противоестественного? Евреи не склонны к злорадству? Евреи не подсуетились бы? Евреи, которые гордятся, что обманом отобрали у идумеев благодать Божию?!

Ну погодите, — грозится Авдий. Мы вернулись! (Книга написана в пятом столетии до рождества Христова, после возвращения из Плена). Мы (а) отомстим (б) скоро отомстим (в) страшно отомстим. Вы упивались нашими бедами — так мы зальём вам в глотку расплавленный свинец! Сотрём с лица земли! Распалившийся Авдий заодно обещает ту же участь филистимлянам и вообще всем язычникам.

Впрочем, это если мы такие верующие, что хотим выгородить Бога. Есть-де дурной и мстительный Авдий и прочие евреи, а Бог за него не отвечает. В тексте же все угрозы исходят от Бога.

Ни одна из угроз не осуществилась — идумеи существовали, пока существовал тот, древний, античный, единственный естественный Израиль. Более того, пророчество сбылось с точностью до наоборот, потому что династия, давшая самого великого из Иродов, была по женской линии от идумеев, и евреи это ожесточённо помнили.

Мрачная перспектива открывается из книги Авдия, чёрная с кровавыми сполохами. Всё равно как поздно вечером подойти к тёмному окну и посмотреть в него.

Только, если поздно вечером подойти к тёмному окну и посмотреть в него, то увидишь себя. Своё отражение на чёрном с кровавыми сполохами.

Чтобы увидеть Бога в разбушевавшемся, обиженном, мстительном мужике, надо сперва себя увидеть.

Ты американец, исповедующий идею сияющего Города на Горе? Это тебе Бог говорит: «Гордость сердца твоего обольстила тебя; ты живёшь в расселинах скал, на возвышенном месте, и говоришь в сердце твоём: «кто низринет меня на землю?» Но хотя бы ты, как орёл, поднялся высоко и среди звёзд устроил гнездо твоё, то и оттуда Я низрину тебя, говорит Господь».

Ты русский — либеральный — империалист, несущий на штыках русский мир всему миру? «За притеснение брата твоего, Иакова, покроет тебя стыд и ты истреблён будешь навсегда».

Ты, напротив, сосед России, радующийся, когда русский солдат наконец-то тормозит и получает по заслугам фигу с маслом и дом престарелых с нянечкой-экзекуторшей? «Не следовало бы тебе злорадно смотреть на день брата твоего».

Зло не оправдывает злорадства.

Ты — униженный и оскорблённый, жаждущий справедливости? Ты зовёшь Небесного Отца? Ты веруешь, что наступит Его правление — Его царствование, Его диктатура — именно Авдий впервые говорит о «царстве Божием», а это ведь Диктатура Творца?

А как насчёт «не буди лихо, пока оно тихо»? Ты уверен, что это самое Царство Божие тебе не аукнется? Что торжество справедливости, истинный и правый суд будет страшным только для других, но не для тебя? Мальчик, ты что, в младшей группе детсада? А на вид такой рослый, можно и за первоклассника принять!

Вера в Бога есть вера не в марионетку, а вера в Кого-то, Кто тебе не подчиняется, Кто не управляем, Кто откликается на твою просьбу, но откликается на Свой манер, не на твой.

Бог не борется с жаждой справедливости. Ради того, чтобы укрепить эту жажду, Бог согласен потерпеть даже мстительность и обидчивость, помолчать о милосердии и доброте. Они — здание, которое должно стоять на максимально прочном фундаменте, и понятие о справедливости есть этот фундамент. Иначе всё становится глупой и безобразной игрой в доброту.

Да, злорадствовать нельзя. Да, Бог воздаст за злорадство. Да, Бог воздаст не око за око, а совершенно непропорционально. Да, Его Царство — не от мира сего, безо всяких интриг и сделок. Это хорошая новость? Благая весть?

Думайте. Посмотрите в темноту, которая вокруг, посмотрите в темноту, которая внутри. Посмотри вот на этого идумеянина — трёхлетнюю девчушку, которая смотрит на тебя доверчиво и ждёт, что ты ей скажешь. Это Царство Божие на тебя смотрит. Поверь Авдию — Бог не фраер. Подробности — не у Авдия. Подробности — у Иона, это следующая книга Библии. Довольно страшные для мстительной души подробности.