Когда Церковь — враг веры

Главный враг религии — не материализм, а идеализм. Главный враг веры — гламурная вера. Большинство людей выбирают не между храмом и лекторием, а между храмом и его подделками. Библия не обличает учёных, она обличает священников. Нет заповеди  «не сотвори себе коллайдера», есть заповедь «не сотвори себе кумира». Христа распяли архиереи, а не эволюционисты. Церковь — главный враг веры, конечно. А ещё язык мой — враг мой. И я сам — главный враг себя. Но это не повод вешаться. Церковь — враг веры, но ходить в церковь надо, быть церковью надо.

У меня как у фотографа выходят в основном портреты довольно архаичного стиля, романтическо-лирические, размыто-возвышенные, какие украшали парикмахерские в годы моего детства и юности, при незабвенных Н.С.Хрущёве и Л.И.Брежневе. Поэтому я не считаю свои фотографии хорошими, я не могу в фотографии себя выразить вполне. Меня это не беспокоит, потому что я реализуюсь в другой сфере.

В текстах я себя выражаю вполне, и эти тексты, конечно, ближе к картинке с Пресвятой Девой, у которой ноги волосатые. Я убеждён, что это именно мой стиль, нужный многим, что это воля и вдохновение Божие, что я так пишу. Я понимаю, что есть совершенно определённая грань, за которой такой стиль может превратиться в бузу. Но в бузу любой стиль может превратиться. Давно стали бузой — и в основном бузой — готика, ренессанс, академия и салон, импрессионизм и модернизм.

В современной России господствует стиль и психология слащавого, немножечко уже переходящего в декадентство времени накануне ленинского путча. Путч всё разрушил, остались руины, и среди этих руин мы живём. Поэтому отец Александр Мень больше всего любил Поленова и Нестерова — они всё-таки были живее Солнцева и «Явления Христа народу». Они были — по меркам своего времени — прямо-таки неприлично натуралистическими, не гламурными, особенно Поленов. Прошло сто лет. Свободы стало немножко больше. Надо этим пользоваться и это учитывать.

В культуре России сегодня торжествует не просто безжизненный гламур, а гламур казарменный, гламур дембельского альбома. Людям это нравится, потому что они выключились из жизни. Подстраиваться под них, считаться с тем, что они живут в холодильнике? Отчасти да, но всё же надо стараться вытащить их из холодильника. Спастись можно и в холодильнике, но надо же стараться из него выбраться — не ради спасения души, а ради спасения тела хотя бы. 

При этом «Россия» — это просто географическая концентрация пошлости. Но ведь явление Трампа миру обнаружило, что пошлятина распределяется не по географии, а по личностям. Хуже всего то, что в современном мире дурной вкус в повышенной концентрации оккупирует религию. Не всю, конечно. Но тут как с антисемитизмом или с антиэволюционизмом: если в среднем их уровень по человечеству 20 процентов (достаточно условно), то среди верующих — 25 процентов. Люди приходят в религию не ради спасения, истины, Бога, а ради укрепления своих суеверий, псевдо-религиозных мифов, пошлости. Этому не всегда надо сопротивляться «в лоб», но жить надо, конечно, не по дурному вкусу, а по Божьей воле, которая никогда не за гламур, никогда не за подделки, которая всегда опережает нас.