У меня есть дрим

В этом дриме я в Кремле и могу приказывать всё, что угодно.

Я начинаю с главного: пишу указ об уничтожении ядерного оружия России, полном, безусловном, одностороннем.

Второй указ о том, что всем пожизненно заключённым это пожизненное заключение заменяется на 15 лет заключения в тюрьме, а кто отсидел больше, тот незамедлительно освобождается. Наполовину убавляются срока и всем остальным: у кого было 15 — остаётся 10, у кого 10 — остаётся 5 и т.п. Исключение делается для осуждённых из бывших силовиков. Этим срока убавляются только на четверть.

Пью чай и пишу третий указ: все захоронения в кремлёвской стене и у кремлёвской стены, включая мавзолей, переносятся (вместе с табличками, надгробиями и зданием мавзолея) на кладбище у подмосковной деревни Рублёво. Родственникам захороненных разрешается переместить прах своих близких на любое другое кладище, однако, уже за свой счёт.

Четвёртым указом я освобождаю Кремль от всех правительственных учреждений, включая и себя. Освобождённые, мы переезжаем в Белый дом. Туда же переселяются все чиновники со Старой и Новой площади. Освобождённые здания в Кремле передаются музеям, на Старой и Новой площади сносятся, поскольку они не представляют исторической ценности, и на их месте устраивается парк. Отдельным пунктом сносится дворец съездов.

Пятым указом все органы госбезопасности переводятся из своих зданий в пределах Садового кольца в город Александров. Зарплату сотрудникам будут платить в прежнем объеме, но на работу они должны будут ездить из Москвы каждый день либо строить себе за свой счёт жилье в Александрове. Производить какие-либо действия на рабочем месте им запрещено под страхом увольнения. Приехал, отсидел за столом, уехал. Новых сотрудников в органы не нанимать, желающих уйти досрочно на пенсию провожать с оркестром. Освобождённые здания либо сносятся (если они построены после 1917 года), либо передаются потомкам дореволюционных владельцев, либо — в казну. На месте снесённых разбиваются парки.

Шестым указом объявляются реституция — все, что было отобрано у законных владельцев после 26 октября 1917 года, возвращается потомкам этих владельцев. На предъявление претензий и реституции отводится десять лет.

Седьмым указом объявляется создание в России судов, судьи в которых избираются населением так же, как избираются депутаты разных уровней. Сперва — на один год, в следующий заход на два года, потом на три, а через двадцать лет — пожизненно. Так же избираются главы полицейских ведомств от районного уровня до всероссийского, но эти — не пожизненно, самое большее на два года, без ограничения количества переизбраний.

Последним указом назначаются выборы в Учредительное собрание, которое имеет всю полноту власти, только не может отменить первые семь указов.