Рапорт Совета по делам Православной Церкви членам ЦК КПСС. 1975 ГОД

Оп.: Из отчета Совета по делам религий // Вестник РХД. - 1979. - IV. - №130. С. 275-344. Отдельное издание: Настоящий лик Московской Патриархии: Из отчета Совета по делам религии членам Центрального комитета коммунистической партии СССР. Нью-Йорк, Монреаль: 1991. 80 с.

ОТ РЕДАКЦИИ

Рапорт Совета по делам Православной Церкви членам ЦК КПСС говорит сам за себя. Черным по белому, Совет признает, что контролирует Церковь, фактически стремится управлять ею на всех уровнях, от самого Патриарха до старосты у свечного ящика. Не гражданской лояльности по отношению к властям требует Совет от священнослужителей, а максимальной пассивности и как бы измены собственному призванию. Список епископов, распределенных согласно этому критерию, многих удивит и заставит пересмотреть некоторые поспешные суждения и осуждения.

Но даже этот внутренний, конфиденциальный документ не говорит всей правды. Обращенный к многочисленным членам ЦК КПСС (с заместителями их около 500), он преподносит им официальную версию коммунистической пропаганды: Церковь отмирает сама по себе, без прямых преследований со стороны властей. Эта ложь проскальзывает в таблице, показывающей число священнослужителей. Если бы отправным годом был взят 1959 год (а не 1961), т. е. эпоха хрущевских гонений, то снижение числа духовенства исчислялось бы в 75% (с 20 000 оно за два года было сведено до 1000) и его нельзя было бы объяснить естественными причинами. В таблице показано значительное снижение между 1961 годом и 1967, но не указано, что оно в основном приходится на последние годы гонений. Эта уловка необходима Совету, чтобы показать свою деятельность членам ЦК КПСС в выгодном свете. Мол, не нарушая закона, Совету удается снизить число священнослужителей... Так дезинформация начинается с верхов: члены ЦК получают сведения, искусственно подогнанные под штампы официальной идеологии.

По существу, этот рапорт изобличает лишь тоталитарную сущность системы и оборачивается в пользу Церкви. То, что Церковь продолжает жить и развиваться в таких нечеловеческих условиях, свидетельствует, в первую очередь, о ее силе.

ИЗ ОТЧЕТА СОВЕТА ПО ДЕЛАМ РЕЛИГИИ - ЧЛЕНАМ ЦК КПСС.

ЦЕРКОВНЫЕ КАДРЫ И МЕРЫ ПО ОГРАНИЧЕНИЮ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАМКАМИ ЗАКОНА.

(За подписью В. Фурова, заместителя председателя Совета)

1. О составе епископата русской православной церкви и усилении политической работы с ним в интересах государства.

Епископат — одно из главных руководящих звеньев русской православной церкви, «без воли которого пресвитеры и диаконы ничего не совершают». В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона говорится: «В своей епархии архиерей — самостоятельный начальник..., в своей деятельности имеющий предметом утверждение и распространение православной веры и благочестия в его пастве, уничтожение в ней заблуждений и суеверий, религиозное воспитание и образование народа, устройство церквей и монастырей и надзор за их благосостоянием, посвящение и назначение на места священников и прочих членов клира, наблюдение за их жизнью и руководство их деятельности во всех отношениях и т. д.» (с. XI а, 1894, стр. 662).

Епископство, как особая высшая степень церковной иерархии, пользуется и сейчас большой властью в русской православной церкви. Однако следует иметь в виду, что в новых социальных условиях, в советском государстве епископат лишен многих былых привилегий и его деятельность ограничена определенными рамками законодательства о религиозных культах. На практике правящий архиерей ныне осуществляет посвящение и назначение священников и диаконов на приходы после согласования с Уполномоченным Совета и по просьбе исполоргана религиозного объединения, а также руководит богослужебной деятельностью духовенства епархии.

Вместе с тем нельзя сбрасывать со счета и то, что духовенство и многие верующие рассматривают архиереев, как наместников Бога на земле, духовных владык паствы, стремятся беспрекословно выполнять их поучения и указания. Следовательно, для государства важное значение имеет изучение состава и деятельности епископата, организация с ним политической работы и прежде всего воспитание правильного отношения к советским законам о культах.

Как известно, высшая власть в русской православной церкви принадлежит Поместному собору, который собирается по необходимости в составе всего епископата, а также представителей духовенства и верующих-мирян. Во промежутках между соборами РПЦ возглавляет патриарх Московский и всея Руси (с 1 июня 1971 г. патриарх Пимен, в миру — С. М. Извеков). Патриарх управляет церковью совместно с Синодом, состоящим из шести постоянных членов: патриарха (председательствующего на Синоде) и епархиальных архиереев, среди которых: митрополиты Ленинградский Никодим, Киевский Филарет, Крутицкий Серафим, Таллинский Алексий, Тульский Ювеналий.[1] Кроме них из числа епископов по два непостоянных члена Синода вызываются для участия в полугодичных (зимняя и летняя) сессиях Синода поочередно.

Синод находится под контролем Совета. Вопрос подбора и расстановки его постоянных членов был и остается всецело в руках Совета, кандидатуры непостоянных членов также предварительно согласуются с ответственными работниками Совета. Все вопросы, которые предстоит обсуждать на Синоде, патриарх Пимен и постоянные члены Синода заранее обговаривают у руководства Совета и в его отделах, согласовывают и окончательные «Определения Священного Синода».

Осуществляя постоянный и неослабный контроль за деятельностью Синода, ответственные сотрудники Совета проводят систематическую воспитательно-разъяснительную работу с членами Синода, устанавливают с ними доверительные контакты, формируют патриотические взгляды и настроения, а через них и с их помощью оказывают необходимое влияние на весь епископат.

В пределах СССР русская православная церковь в начале 60-х годов имела 73 епархии, возглавляемые епископами, архиепископами и митрополитами. В последующем их число уменьшилось; в 1974 г. числилось 67 епархий, а правящих архиереев — 58. Можно считать, что современный епископат сложился в основном в Советский период. Средний возраст архиерея — 50 лет, а средний стаж архиерейства — 12 лет. По стажу архиерейской службы епископат можно подразделить на следующие группы: среди рукоположенных в епископы до 1945 г., т. е. имеют стаж более 30 лет — 4 чел., от 21 до 30 лет — 4 чел.; от 11 до 20 лет — 30; от 1 до 10 лет — 20.

По образованию светскому: высшее — 7, среднее — 22, н/среднее — 29. По образованию духовному: высшее — 44, среднее — 11, не имеют духовного образования — 3. Кандидатов богословия — 28, магистров — 6, докторов — 3 (патриарх Пимен, митрополит Никодим, архиепископ Рижский Леонид). Из числа правящих архиереев окончили московские духовные школы — 18, ленинградские — 19 человек.

Многолетние наблюдения, глубокое изучение настроений правящих архиереев еще раз подтверждают, что епископат лояльно относится к Советской власти. В то же время по взглядам на общество, на законы о культах, на современную церковь и ее взаимоотношения с государством, а также на свои гражданские обязанности епископат условно, весьма приближенно, можно разделить на следующие группы.

Первая — правящие архиереи, которые и на словах и на деле подтверждают не только лояльность, но и патриотичность к социалистическому обществу, строго соблюдая законы о культах и в этом же духе воспитывают приходское духовенство, верующих, реально сознают, что наше государство не заинтересовано в возвышении роли религии и церкви в обществе и, понимая это, не проявляют особенной активности в расширении влияния православия среди населения. К ним можно отнести: патриарха Пимена, митрополитов — Таллинского Алексия, Тульского Ювеналия, Орловского Палладия, Одесского Сергия, Алма-Атинского Иосифа, архиепископов — Харьковского Никодима, Волокаламского Пити- рима, Тихвинского Мелигона, Кишеневского Ионафана, Мукачев- ского Григория( Винницкого Алипия, Симферопольского Леонтия, епископов — Ставропольского Иону, Воронежского Платона, Пермского Николая, а последнее время и митрополита Крутицкго Серафима.[2]

Вторая — правящие архиереи, которые стоят на лояльных позициях к государству, правильно относятся к законам о культах и соблюдают их, но в своей повседневной административной и идеологической деятельности стремятся к активизации служителей культа и церковного актива, выступают за повышение роли церкви в личной, семейной и общественной жизни с помощью модернизированных или традиционных концепций, взглядов и действий, подбирают на священнические должности молодежь, ретивых ревнителей православного благочестия. В их числе митрополиты — Ленинградский Никодим, Киевский Филарет, Ярославский Иоанн, Псковский Иоанн, архиепископы — Казанский Михаил, Ташкентский Варфоломей, Тамбовский Михаил, Кировский Мстислав, Краснодарский Алексий, Оренбургский Леонтий, Ивано-Фран- ковский Иосиф, Рижский Леонид, Костромской Кассиан, Волынский Дамиан, Минский Антоний, епископы — Смоленский Феодосии, Свердловский Клемент, Калининский Гермоген, Полтавский Феодосий, Новосибирский Гедеон, Виленский Герман, Рязанский Симон, Пензенский Мельхиседек.[3]

Третья — это та часть епископата, у которой в разное время проявлялись и проявляются попытки обойти законы о культах, некоторые из них религиозно консервативны, другие — способны на фальсификацию положения в епархиях и сложившихся отношений к ним органов власти, у третьих — замечены попытки подкупа уполномоченных и клеветы на них и на должностных лиц местных органов власти. В этой группе: митрополит Львовский Николай, архиепископы — Иркутский Владимир, Чебоксарский Веньямин, Житомирский Палладий, Архангельский Никон, Калужский Донат, Горьковский Флавиан, Уфимский Феодосий, Владимирский Николай, епископы — Астраханский Михаил, Саратовский Пимен, Кировский Боголеп, Черновицкий Савва, Вологодский Да- маскин, Курский Хризостом, Ростовский Иоасаф, Куйбышевский Иоанн.1

В типологии епископата могут быть и другие оценки конкретных лиц, скажем, отношение их к традиционализму и модернизму, роли того или иного иерарха в проведении православия и другие идеологические оттенки. Однако Совет интересует прежде всего политический аспект: как епископат относится к Советскому государству, его внутренней и внешней политике, к законам о культах, какова религиозная активность архиереев. В общем-то к оценкам епископата следует подходить очень осторожно. Не все его части могут уложиться в какую-то одну схему. Поэтому типология, предложенная нами, все же довольно условна, границы между разными категориями подвижны и зависят от целого ряда обстоятельств, прежде всего, от постоянной и принципиальной политической работы с архиереями, проведения твердого курса на формирование патриотических убеждений, а не только лояльности к государству, воспитания в духе понимания ими не только олитических, но и идеологических интересов государства, как во внешней, так и во внутренней политике.

Совет и его уполномоченные на местах уделяют постоянное и неослабное внимание изучению состава и деятельности не только членов Синода, но и широкого круга епископата. Ни одно рукоположение во епископы, ни одно перемещение не проходит без ?тщательной проверки кандидатур ответственными сотрудниками

1 Из этой группы скончались архиеп. Чебоксарский Веньямин, Житомирский Палладий, Горьковский Флавиан, Уфимский Феодосий, епископ Кировский Боголеп. Епископ Калужский Донат уволен на покой. Прим. Ред.

Совета в тесной связи с уполномоченными, местными органами и соответствующими заинтересованными организациями.

Следует иметь в виду, что за последние годы рукоположение во епископы производится в первую очередь с учетом того, что «новопосвященный» предназначен для зарубежной работы, а затем, по возвращении, на кафедрах внутри страны. Соответственно этому нами ставятся определенные требования, предложения, пожелания перед патриархом и членами Синода. Они в свою очередь в определенной форме излагают эти задачи перед новыми епископами при их рукоположении.

Приведем некоторые примеры, характеризующие епископат, который мы условно отнесли к первому типу или группе.

Патриарх Пимен при вручении архиерейского жезла епископу Аргентинскому и Южноамериканскому Платону (Удовенко) в декабре 1973 г. говорил:

«Священным Синодом нашей Церкви ты избран и утвержден для епископского служения в пределах Аргентины и Южной Америки. Это поручение Церкви возлагает на тебя большую ответственность, чем если бы ты был епископом одной из епархий нашей Родины. В чужих землях ты призываешься с достоинством представлять Русскую Православную Церковь, расширять и углублять имеющиеся контакты, полезные и необходимые для матери-Церкви, с отеческой любовью, мудростью и терпением окормлять порученную твоему попечению паству, возгревая в ней веру в Бога, любовь к своей Матери-Церкви и нашей дорогой и миролюбивой Отчизне.

Будь всегда глашатаем мира и призывай к миру горячо и убежденно». (ЖМП, 1974, № 2, стр. 10).

В ответ на этот призыв епископ Платон во время хиротоний заверил, что он будет неустанным проповедником и поборником величайшего на земле блага — мира: мира между ближними и дальними, мира всеобщего, мира благословенного, (там же, стр. 13)

Приведенные выше и подчеркнутые нами слова патриарха Пимена и нового епископа Платона ясно, недвусмысленно показывают, какие политические цели поставлены перед епископатом на работе за рубежом.

Другой пример.

Патриарх Пимен при вручении архиерейского жезла епископу Пермскому и Соликамскому Викторину (Беляеву) в июне 1973 г. сказал:

«Воспитывай чад церковных в любви к святой православной церкви и возлюбленной Родине нашей, постоянно памятуя о словах митрополита Московского Филарета, что худой гражданин царства земного и для небесного не годен». (ЖМП, 1973, № 7, стр. 7).

В ответ епископ Викторин заверил, что он будет достойно нести «новое ответственное служение... воспитывая вверенную ему паству в духе любви к нашей дорогой Родине». (ЖМП, там же, стр. 13)

Подобные речи иерархов церкви не случайны. В них можно видеть действие субъективных факторов, большую и систематическую работу по воспитанию служителей культа, сверху донизу, со стороны Совета, уполномоченных, местных органов власти и т. д., а также и многочисленные объективные факторы нашего социалистического государства, воздействующие на повышение гражданственности епископата.

За последние годы нами разработана четкая и широкая система воспитания епископата, а через него и рядового духовенства, в политическом плане, формирования у них патриотизма, гражданского долга, уважения к законам и деятельности Советского правительства. А это дает заметные положительные результаты.

Приведем некоторые примеры.

Патриарх Пимен в 1974 г. в канун 57-й годовщины Великого Октября, в приветственной телеграмме Председателю Совета Министров СССР тов. Косыгину А. Н. писал:

«В дни всенародного праздника наши сыновние чувства обращаются к великому и возлюбленному Отечеству, которому мы искренне желаем дальнейшего процветания и осуществления больших и славных свершений на благо нашей великой Отчизны, ее граждан, для утверждения прочного мира на земле, безопасности и сотрудничества между народами.

Позвольте заверить Вас, глубокоуважаемый Алексей Николаевич, что русская православная церковь, принимающая в движения сторонников мира самое живое участие с момента возникновения этого движения, будет и впредь неизменно поддерживать все усилия нашей Родины, направленные на утверждение незыблемого мира на нашей планете, безопасности и сотрудничества между народами. К этому же будет призывать она всех своих чад и неизменно осуществлять эту деятельность в различных экуменических, межрелигиозных и миротворческих организациях и встречах».

Следуя примеру патриарха Пимена, и другие иерархи в своих выступлениях поддерживают внутреннюю и внешнюю политику Советского государства, его борьбу за мир и укрепление дружбы между народами, стремятся воспитывать патриотические чувства у всего епископата.

«В беседах митрополит Палладий оставляет хорошее впечатление, лояльно относится к органам советской власти, одобрительно высказывается по поводу проводимой советским государством внутренней и внешней политики, с пониманием относится к делу укрепления мира. Епархия в 1974 г. на 15 тысяч рублей больше внесла средств в Фонд мира, чем в 1973 г. В духовных делах митрополит ограничивается лищь периодической службой по религиозным праздникам в кафедральном соборе, за пределы города не выезжает».

Не проявляют особой активности в религиозной жизни и ряд других правящих архиереев. Они реально оценивают обстановку, понимают политику Советского государства в отношении религии и церкви.

Уполномоченный Совета по Ставропольскому краю тов. Нарижный сообщает:

«В деятельности, настроении и поведении епископа Ионы существенных изменений не произошло. Он по-прежнему не проявляет особого усердия в архиерейских службах, хотя и проводит их регулярно. Проповеди произносит регулярно, но очень коротко и не очень выразительно, без подъема («Трудно говорить»). Почти каждую проповедь заканчивает призывом к верующим жить в мире, бороться за мир во всем мире, вносить деньги в Фонд мира, хорошо работать на производстве.

За семь лет управления епархией он не был ни в одном из сельских приходов края. Часто болеет и выезжает, как он говорит, в Подмосковье «на отдых и показаться врачам». В отношениях и общении с патриархией не активен: не люблю, говорит, мозолить глаза начальству, но о своих делах информирует чаще, чем это было раньше. Бывая в приходах, занимается только духовной стороной их деятельности и поведением духовенства, не вмешиваясь в финансовые и хозяйственные дела. Во взаимоотношениях с уполномоченным Совета уравновешен и сдержан, правильно реагирует на наши рекомендации».

Можно было бы привести немало примеров тоге, как в результате постоянной политической работы с архиереями они снижают свою политическую активность. Вместе с тем, необходимо всегда помнить, что если епископат, рядовое духовенство с каждым годом все более становится на патриотические позиции и стремятся это доказать не только на словах, но и на деле, то в идеологическом — религия всегда была и будет стоять на чуждых марксизму позициях. Причем в некоторых выступлениях отдельных иерархов нередко замечается некоторая раздвоенность во взглядах на социальные процессы.

Мы выше приводили патриотические высказывания патриарха Пимена, не вызывающие сомнения в том, что они искренни. Теперь приведем его же слова в докладе в г. Йоэнсу (Финляндия) 6 мая 1975 г., где он очень правильно говорил о необходимости объединить усилия людей доброй воли, религиозных деятелей и различных церквей в борьбе за мир и укрепление дружбы между народами, за «построение справедливого человеческого общества», в этой же речи заявил:

«Мы считали и считаем, что социальные вопросы не должны затемнять или заменять собою основное понятие спасения как освобождения от греха, проклятия и смерти и достижения жизни вечной в царстве небесном и в общении с Богом». (ЖМП, 1974, № 8, стр. 19).

«В настоящее время в некоторых церквах проявляется сильная тенденция свести задачи церквей и всю деятельность экуменического движения к одним лишь социальным вопросам... никогда не падайте духом, но продолжайте идти к нашей общей цели — единству, обновлению и примирению, зная, что только через них мы достигнем успеха в нашем свидетельстве о Христе современному миру», (там же, стр. 21)

Явные противоречия в речах церковных иерархов, в их подходе к социальным, а, следовательно, и к политическим вопросам, вызывают серьезные недоумения, а самое главное, сбивают с толку верующих.

Эти же мысли возникают также и при внимательном чтении доклада митрополита Ленинградского Никодима в Хельсинкском университете 9 мая 1974 г. (три дня спустя после процитированного нами доклада патриарха Пимена), где митрополит в обращении к студентам или молодым верующим, разъясняя церковное понимание «единства, обновления и примирения», выдвинул следующие тезисы:

«Един Иисус Христос, и лучше Его нет ничего».

«Старайтесь чаще собираться для евхаристии и славословия Бога. Ибо если вы часто собираетесь вместе, то низлагаются силы сатаны и единомыслием вашей веры разрушаются гибельные его дела».

«Единство во Христе связывает в тесный союз не только церковь земную, подвизающуюся, воинствующую, но и небесную, торжествующую».

«Основная цель церкви — освящение (спасение) людей, находящихся в ее ограде. Но и пребывающие вне «сего двора» тоже должны быть предметом ее забот».

«Апостол Павел писал: «...если бы он перестал искать Бо- жия благословения и стремился только людям угождать, то не был бы Христовым служителем». (ЖМП, 1974, № 8, стр. 25-28).

Так весьма умело, тонко и в то же время открыто и недву. смысленно митрополит Никодим стремится увести молодежь от решения современных и весьма острых политических, социальных задач, убеждая слушателей, что в мире ничего нет лучше Христа и нужно чаще собираться верующим вместе, в тесном союзе поддерживать церковь земную, воинствующую; спасать не только верующих, но и неверующих и не стремиться угождать людям Мы подробно остановились на высказываниях двух видных иерархов церкви, чтобы показать, как они ловко перебрасывают мостки от политических вопросов к религиозным идеологическим проблемам, нередко перечеркивая положительное большим количеством отрицательных призывов, чтобы еще раз увидеть возросшие задачи Совета по усилению политического воспитания духовенства.

Совет особенно внимательно изучает настроения и деятельность той части епископата, которая ведет себя активно внутри страны, изыскивает и пытается осуществить меры, направленные на укрепление церкви, ее влияния на население.

Уполномоченный Совета по Саратовской области тов. Вельский пишет, что управляющий епархией епископ Пимен религиозным фанатиком не является. В то же время, как пишет уполномоченный:

«В его деятельности просматривается недовольство положением церкви в СССР и упорное стремление к созданию «благолепия» в храмах и расширению штата священнослужителей.

Например, в беседах со своими близкими он осуждающе относится к реформе в РПЦ 1961 года, считает, что эта реформа навязана властью, что она противоречит интересам церкви и ущемляет духовенство не только в материальном, но и в морально-правовом отношении, ставя его в зависимое положение от церковных старост...

В личных беседах с уполномоченными он неоднократно заявлял о своей неудовлетворенности положением дел с кадрами священнослужителей в РПЦ. По его мнению этот вопрос является главным для церкви в настоящее время».

Определенную озабоченность вызывает деятельность некоторых молодых правящих архиереев, которые в разное время привлекались к зарубежной работе, а внутри страны нередко проявляют религиозную ретивость, не считаясь с рекомендациями уполномоченных Совета и местных органов власти. К их числу относятся архиереи Николай Владимирский, Владимир Иркутский, Гермоген Калининский, Дамаскин Вологодский, Хризостом Курский, Савва Черниговский, Михаил Астраханский и некоторые другие.

Совет и местные органы власти в прошлом году вынуждены были проводить неоднократные беседы с Николаем, архиепископом Владимирским и Суздальским, который, как выяснилось, инспирировал письма верующих против органов власти, принявших решение о реставрации Успенского собора в г. Владимире, при этом он опирался на религиозных фанатиков из своего окружения. По заданию этого архиерея они писали многочисленные жалобы и заявления, направляли ходоков в местные и центральные организации и учреждения, возбуждали верующих, угрожали провокациями.

В результате неоднократных бесед ответственных работников Совета с архиепископом Николаем и мер, принятых через патриарха Пимена, нам удалось нейтрализовать этого правящего архиерея, добиться проведения реставрационных работ в соборе с прекращением в нем временно (на полтора — два года) богослужения.

Уполномоченный Совета по Владимирской области тов. Макаров пишет:

«Главную роль в деле усиления позиции церкви играет епархиальное управление, возглавляемое архиепископом Владимирским и Суздальским Николаем. Умело представляя церковь при встречах с иностранными делегациями и бывая в этих делах полезен, в то же время стремится взять под свое влияние исполорганы, создать сильные церковные хоры, омолодить кадры членов «двадцатки», обслуживающего персонала церквей и снять ограничения с колокольного звона.

Вопросу укрепления кадров священнослужителей, их омоложению архиепископ Николай уделяет особое внимание.

Он, не выходя за рамки закона, осуществил ряд мер, которые активизируют верующих:

увеличить число архиерейских служб, которые, как правило, проходят торжественно при большом стечении молящихся;

требует от духовенства «чаще проповедовать, не лениться», в результате чего количество проповедей увеличилось;

четко и в достаточном количестве организовал снабжение духовенства и религизоных объединений предметами культа;

своевременно обеспечивает приходы кадрами священнослужителей, что дало возможность исключить срывы богослужений в церквах из-за отсутствия духовенства».

Следует отметить, что еще несколько лет назад, по просьбе оганов Ростовской области, Николай, отличившийся высокой религиозной активностью, был переведен во Владимир. Теперь же и

285

должностные лица во Владимире ставят перед уполномоченным Совета вопрос о целесообразности перемещения Николая на другую кафедру.1

В сентябре 1974 года стал правящим архиереем Курской епархии епископ Хризостом, зам. председателя ОВЦС патриархии, но уже в первые месяцы его правления от уполномоченного Совета по Белгородской области тов. Шаманова П. Ф. поступила информация о ретивых действиях епископа по оживлению религиозной жизни. В связи с этим Совет решил оперативно разобраться по ряду вопросов, вытекающих из информации уполномоченного Совета. С этой целью с епископом Хризостомом была проведена индивидуальная беседа, в которой Хризостом подчеркнул:

«Уполномоченный по Курской области Коробко Г. Ф. ду. шевно понимающе относится к проблемам архиерея, а уполномоченный по Белгородской области Шаманов Петр Федорович видимо не встречался с религиозными людьми, не имеет опыта. В первой беседе со мной он говорил, что в церковь ходят только старики и старухи, молодежи нет. А когда я стал говорить, что это неправильно: я вот молодой архиерей, Петр Федорович ответил: — Это еще не известно, зачем вы туда пошли. Я, архиерей, считаю для меня оскорблением такие намеки».

В ходе беседы в Совете Хризостом твердо и настойчиво проводил мысль о том, что как епископ он обязан искать и подбирать кадры духовенства, трижды подчеркнув «с кадрами у нас дело обстоит катастрофически». Он выражал недовольство тем, что духовные школы мало принимают слушателей, отказывают в приеме бывшим комсомольцам, не обеспечивают потребности приходов в служителях культов, а поэтому ему приходится брать кандидатов для рукоположения из Тамбовской, Липецкой и других епархий, представлять большие списки уполномоченному, который не всех из них пропускает. Хризостом сказал:

«Мой предшественник епископ Николай не принимал верующих, а я принимаю и стремлюсь внушить им надежду на возобновление работы храма. Y меня сейчас в епархии около сорока церквей не действуют из-за отсутствия священников, а я как зам. председателя ОВЦС и как епископ не хочу, чтобы про меня говорили: этот епископ — атеист, епископ — чекист, как про нас говорят. Я хочу быть чистым епископом в глазах верующих и иностранцев. Что же касается обвинения в мой адрес со стороны уполномоченного в активизации религиозной жизни, то я же не езжу по церквам и не предла-

1 Что и было сделано. Архиеп. Николай был переведен на Калужскую кафедру. — Прим. Ред.

286

гаю верующим ходатайствовать об открытии церквей. Они сами приходят ко мне.

Я епископ, мне 40 лет. Из церкви я уходить не собираюсь. Хотя я слышал от атеистов немало обидного и оскорбительного, но теперь время такое, что сделаешь.

Вчера от настоятеля Белгородского собора я узнал, что в сентябре 1975 г. в собор приходила секретарь уполномоченного и запретила крестить детей в обычные дни, а только крестить по воскресеньям. Это делать нельзя и незаконно. Уполномоченного я еще не видел и с ним еще об этом не говорил.

Против Белгородского уполномоченного у меня обиды нет. Нам нужно работать в контакте».

Совет разъяснил епископу Хризостому, как начинающему правящему архиерею, каковы должны быть взаимоотношения архиереев с уполномоченными, а также основные положения законодательства о религиозных культах.

В тот же день, сразу после беседы с Хризостомом, в Совете состоялась встреча с уполномоченным по Белгородской области тов. Шамановым П. Ф. Ему рассказали о беседе с Хризостомом. В ответ тов. Шаманов сказал:

«Разговоров с епископом на атеистические темы, а тем более намеков, почему епископ пошел в церковь, я не вел. Видимо у него есть привычка передергивать в разговорах. Я это учту на дальнейшее; что же касается активной деятельности епископа, то он действительно стремится активизировать религиозную жизнь. В области не действуют несколько лет более 20 церквей, в 6 из них Хризостом уже подобрал священников и представил список еще на 16 кандидатур. Хризостом активно выезжает по приходам с архиерейскими службами. Мы усматриваем в этой ретивости стремление укрепить церковь и желание укрепить авторитет среди местного духовенства и верующих.

Епископ не прав в том, что якобы мой секретарь был в сентябре прошлого года в соборе и давал указания проводить крещение только по воскресеньям. Этого не было. Секретарь уполномоченного — это технический работник и другими вопросами не занимается».

Епископ Хризостом, как было нами установлено, действительно показал свою религиозную ретивость, поставил своей целью возобновить деятельность затухающих приходов, активизировать верующих, не брезгуя на этом пути никакими средствами, вплоть До наговоров на уполномоченного Совета с целью его компрометации.

О неправильном поведении Хризостома сообщил в Совет и уполномоченный по Курской области тов. Коробко. Так, высту-

287

пая 20 октября 1974 г. в Курском соборе с проповедью, пишет в Совет тов. Коробко, Хризостом говорил:

«Человек в своей земной жизни приобретает право на вечную жизнь с Богом или лишается этой радости. Неверующие люди говорят мол Бога нет, а верующие знают и верят в существование Бога. Неверующий человек, поднявшись над землей на несколько десятков или сотен километров, говорит, что не видел Бога, а потому мол Бога нет, а верующий знает, что Бог есть в сердце. Но и неверующий много принимает по вере, например, ученые говорят, что вселенная не имеет границ, она беспредельна, и неверующий этому верит».

«Проповедь епископа, — сообщает в этой связи уполномоченный Совета, — вызвала много различных толков, вплоть до того, что он выступал против власти». Хризостом согласился с тем, что эта проповедь была неудачной и обещал впредь тщательнее продумывать содержание своих выступлений перед верующими.

После назначения в Курск к Хризостому стали приезжать, помимо его знакомых по учебе в семинарии, академии и совместной службе, такие лица, которые серьезно скомпрометировали себя в прошлом.

Хризостом рукоположил в сан священника и взял на службу в церкви епархии несколько человек своих знакомых».

Некоторые служители культа проявляют недовольство положением церкви в СССР и высказываются за расширение участия церковников в общественно-политической жизни страны. Так, уполномоченный по Астраханской области тов. Мукорин сообщает:

«Епископ Михаил поддерживает мнение экстремистских церковных элементов в том, что наступило время изменить статьи Конституции СССР в плане расширения прав религиозных организаций, которые следовало бы в избирательных правах приравнять к другим общественным организациям страны — дать право выдвигать своих кандидатов в депутаты Советов всех звеньев. По мнению епископа, представители церквей в Советах могли бы успешно осуществлять потребности нашего государства.

Епископ болезненно воспринял постановление Поместного собора о представлении религиозным обществам права самостоятельно решать организационные и финансово-хозяйственные вопросы».

Астраханский епископ Михаил не только высказывается за расширение прав церкви, духовенства, но и действует. За последнее время Совету стали известны неблаговидные поступки епископа по отношению к бывшему уполномоченному по Астраханской области тов. Комиссарову В. А., должностным лицам местных органов власти, неугодным ему членам исполорганов религиозных объединений. Так, в конце 1974 г. епископ Михаил представил в Совет «рапорт», в котором стремился всячески принизить нового уполномоченного по Астраханской области тов. Мукорина, скомпрометировать его в глазах руководства Совета. В связи с этим тов. Мукорину В. М. было предложено дать объяснение по существу письма епископа. В своем ответе уполномоченный нам писал:

«Епископ Михаил, видимо по своему складу характера и мании величия, допускает грубые и огульные обвинения государственных органов в их якобы нарушениях законодательства о культах и Советской Конституции, тон его письменных обращений, как впрочем и тон настоящей жалобы высокомерный, что может привести, о чем меня уведомил облисполком, к постановке вопроса о нежелательности пребывания епископа в Астраханской области».

В указанном письме и информационном отчете за 1974 год уполномоченный Совета тов. Мукорин В. М. дал аргументированный отпор неправомерным притязаниям епископа и его вольного толкования законодательства о культах. Руководство Совета намерено провести с епископом Михаилом беседы по ряду вопросов, учитывая, что на него поступают жалобы от верующих.

А вот что пишут патриарху Пимену в своей жалобе на епископа Михаила члены исполоргана и ревизионной комиссии религиозного объединения Ивано-Златоустской церкви г. Астрахани:

«Настоящей жалобой обращаемся к Вам, на необоснованные действия управляющего Астраханской епархией Преосвященного епископа Михаила.

В течение 7 месяцев в нашем храме служил рядовым священником прот. о. Георгий Удовенко, в сентябре 1974 г. епископ Михаил назначил его на должность настоятеля нашего храма. С первых же дней своей настоятельской деятельности прот. Удовенко повел себя неправильно, стал грубо нарушать постановление Поместного собора РПЦ относительно финансово-хозяйственной деятельности в приходах... активно вмешивался в финансово-хозяйственную деятельность исполнительного органа, требовал повысить ему оклад до 600 рублей. Кроме того он требовал обеспечить его за счет церкви рясами, подрясниками, зимней и летней обувью и чтобы нелегально поощрять его дополнительной суммой денег, кроме получаемого оклада.

Этот настоятель (Удовенко) близко приближен к архиерейскому дому и в своих действиях пользуется поддержкой епископа Михаила. ...сам епископ потворствовал ему своей поддержкой во всех его капризных действиях..., строго приказал исполнительному органу работать в контакте с настоятелем прот. о. Удовенко.

При этом... пригрозил: «Если только одно слово из этого разговора выйдет из моего кабинета, то всех вас уволю от занимаемой должности и отлучу от церкви».

После такой беседы прот. Удовенко еще больше и смелее стал вмешиваться в финансово-хозяйственную деятельность прихода, требуя в приказном порядке от исполоргана выдавать различным лицам из числа церковных служащих и пев- i ? цов материальные пособия в крупных суммах на лечение.

(Епископ Михаил, а затем прот. Удовенко использовали церковный амвон с угрозами против несговорчивых и неугодных им лиц).

В интересах церковного дела и мирной жизнедеятельности прихода, чтобы не осложнять дальнейших отношений с настоятелем, из-за его вмешательства в хозяйственные дела, исполорган 15 ноября 1974 г. своим решением расторг с прот. Удовенко устный трудовой договор, о чем обоснованно в письменной форме довел до сведения уполномоченного по делам религии по Астраханской области.

После этого епископ Михаил начал нам открыто грозить различными карами.., не стал отпускать для нашего храма свечей в течение 3-х месяцев.., сократил количество ежедневных общественных богослужений. Членов исполоргана епископ назвал раскольниками и отступниками, говоря: зачем и как смели жаловаться на своего настоятеля атеисту — уполномоченному по делам религии по Астраханской области т. В.М. Мукорину. ...Епископ Михаил вынес для нас страшное определение... отлучил от святого причащения членов исполнительного органа сроком на 2 года и разослал это определение по всем приходам для назидания другим, как перечить епископу».

Так епископ Михаил, с одной стороны, заверяя в своей лояльности государству и проводя необходимую работу за рубежом в интересах государства, с другой — пользуется этим в своей епархии для подстрекательства служителей культа и фанатичных верующих к нарушению законов о культах, созданию обстановки недоброжелательства и недоверия исполорганов к уполномоченному Совета.

Некоторые епископы настойчиво ищут и находят пути усиления воздействия на служителей культа и исполорганы религиозных общин. Так, например, уполномоченный Совета по Николаевской области тов. Фунихин пишет:

«Архиепископ Боголеп в приходы, где религиозные объединения расторгли договор, решил подолгу не назначать новых священников. Делегации верующих, приезжающих к нему на прием, он исподволь настраивает против строптивых старост. И старосты, которых мы поддержали, оказались под прессом религиозных фанатиков, которые готовы идти на всё, чтобы ублажить архиепископа.

Правящий архиерей через аппарат епархии, а также через приходских священников применяет и другие формы завуалированного действия и воздействия на старост. Многие представители исполорганов церквей, побывав в епархии, жалуются, что их заставляют привозить наличные деньги и непосредственно в епархии вносить на содержание епархии, иначе... на получение свечей и других материалов.

В 1974 году архиепископ Боголеп стал вызывать каждого приходского священника для личного получения «миро», причем некоторых — по 2 раза в год (раньше «миро» получали только благочинные). Подобные вызовы священников — прикрытая форма «инструктажа» своих кадров для усиления давления на исполорганы общин».

Уполномоченные Совета, местные органы власти, проводя с епископатом работу по его политическому воспитанию, не проходят мимо фактов нарушения советских законов.

Уполномоченный Совета по Житомирской области тов. Геращенко пишет:

«Архиерей Палладий и настоятель собора Васьковский постоянно вмешиваются в финансовые и организационные дела. В общине утвердилось правило, по которому без благословения архиепископа никто не может быть избран в руководство общины, а лица не удостоенные милости архиерея, несмотря на регистрацию Уполномоченного Совета и одобрение горисполкома, практически не допускаются к исполнению возложенных обязанностей.

Мы и горисполком указали на грубое нарушение законодательства, горисполком вынужден дать предписание, позволяющее в рамках закона навести порядок в общине, однако и архиепископ и настоятель должных выводов не сделали и продолжают вести закулисную борьбу. Нами совместно с горисполкомом разрабатываются соответствующие меры по наведению законного порядка».

Епископат — правящие архиереи, осуществляя свое призвание «утверждения и распространения православной веры и благочестия в его пастве», используют в этих целях епархиальные советы и благочинных. Однако и здесь уполномоченные Совета находят возможности для ограничения их деятельности. В связи К: сокращением количества приходов, отходом верующих от религии эти формы управления постепенно исчезают.

Так, например, в 1967 г. из 67 епархий, числящихся в нашей стране, только в 5 были епархиальные советы (в т. ч. во Владимирской, Ворошиловградской, Краснодарской, Ленинградской, Одесской епархиях). Большинство правящих архиереев считают возможным самим лично «вершить и править» делами епархии.

В 47 епархиях правящим архиереям оказывают практическую помощь 326 благочинных.

Количество благочинных в епархиях различно и определяется правящим архиереем с учетом общего числа зарегистрированных религиозных объединений. Так, например, в Львовско-Тернопольской епархии благочинных — 37, Волынской — 20, Иваново- Франковской, Минской, Московской по 13, Киевской — 12, Черниговской, Таллинской, Ставропольской, Курской по 9, Кировоградской — 8, Черновицкой, Хмельницкой по 7 и т.д.

Какие функции выполняют и какие задачи ставят перед ними правящие архиереи, можно видеть из следующих примеров.

Архиепископ Кубанский и Краснодарский Алексий в отчете за 1974 год в Московскую патриархию пишет:

«Благочиннических съездов, как таковых, с участием духовенства и мирян не практикуется. Однако нами было созвано совещание о. о. благочинных, на котором выявлено, что они не все четко знают свои обязанности и правопорядок. В связи с чем дано разъяснение их прав и обязанностей.

О.о. благочинные наблюдают за деятельностью и поведением приходского духовенства округа.

Объявляют подведомым им причтам распоряжения епархиального архиерея.

В случае нужды делают братские указания приходским настоятелям и другим членам причта.

Заботятся об удовлетворении религиозных потребностей верующих в приходах, не имеющих временно священнослужителей.

О.о. благочинные имеют право служить в любом приходе своего округа. При необходимости заместить приход, хотя бы временно, о. благочинный связывается по этому вопросу с епархиальным управлением.

Ходатайствует перед архиереем о награждении заслуживающих поощрения членов причта округа.

О своей деятельности и о состоянии вверенных округов представляют отчет епархиальному архиерею.

Инспектируя приход о. благочинный должен иметь в виду следующие вопросы:

настоятель должен знать каждого члена зарегистрированного общества и дать правдивую, беспристрастную характеристику каждому члену общества,

настоятель обязан знать лично и остальных сотрудников, обслуживающих храм и богослужение, и поэтому ему необходимо иметь список всего состава.

О.о. благочинные не должны специально подвергать своему контролю материально-финансовую часть в приходе. Однако, когда при рассмотрении деятельности духовенства и обслуживающего персонала выявляются ненормальности И

по хозяйственно-материальной части, то таковые следует отражать в своих докладах, т. ч. всякое нарушение правопорядка является делом безнравственным, а настоятель несет ответственность перед своим епископом за нравственное состояние всего прихода.

При посещении приходов о.о. благочинным полезно нанести визит секретарю райисполкома, узнать какие с его стороны имеются к приходу претензии и постараться навести нормальные взаимоотношения руководителей прихода с местной властью».

Следует сказать, что некоторые пункты этих указаний правящего архиерея в адрес благочинных преследуют цель усилить влияние на служителей культа, исполорганы и учредителей обществ, изучать их настроения, взгляды, деятельность, в том числе и финансово-хозяйственную, через благочинных иметь посредника между местными органами власти и религиозными обществами.

Аналогичные цели ставит перед благочинными и Николай, митрополит Львовский и Тернопольский, который в патриархию пишет:

«Священников в их служении, в их пастырских трудах, псаломщиков и устройство церквей проверяют районные благочинные. О нарушениях, требующих исправления, рапортуют в епархиальное управление. Областные благочинные по Львовской области и отдельно по Тернопольской области ежегодно проводят также визитацию и благочиний и приходов, докладывая о результатх правящему архиерею. Я со своей стороны вызываю нарушителей для отцовского назидания, а если есть необходимость, то и строго канонически наказываю.

...Благочинные районные являются одновременно и настоятелями своих приходов и проверяют приходы благочиний в будние дни. Поэтому желательно, и даже необходимо, чтобы областной благочинный не имел прихода, а был штатной единицей управления епархиального — один по Львовской и один по Тернопольской области. Они имели бы возможность в любое время, а главное в воскресенья и праздники проверять, как соблюдается православный устав по церкви и поучениями исправлять священника, псаломщика и верующих. Священники на провинции имели бы возможность служить соборно с областным благочинным и более точно входить в рамки православного устава».

Как видно, митрополит Николай не прочь совершенствовать работу благочинных, добиваясь «штатных единиц» специальных благочинных по Львовской и Тернопольской областям, которые бы не были закреплены за приходами и могли чаще контролировать деятельность рядового духовенства.

Исп. обяз. уполномоченного Совета по Карельской АССР тов. Ракчеев сообщает:

«Благочинный церквей олонецкой епархии Чепиль Я. Д. небезуспешно ведет миссионерскую деятельность, о чем говорит тот факт, что выпускник Петрозаводского медицинского училища Попов Сергей Александрович, 1947 г., в 1974 г. по характеристике благочинного поступил в Ленинградскую духовную семинарию.

Чепиль Я. А. (1937 г. рожд.) требователен к себе и настойчиво требует «работать без устали на ниве божией» и других служителей культа».

Правящие архиереи утверждают благочинными наиболее подготовленных служителей культа из числа людей среднего и старшего возрастов, которые зачастую проявляют активность в религиозной жизни. Так, уполномоченный Совета по Томской области тов. Добрынин информирует:

«Православное духовенство области в 1974 г. по инициативе и под влиянием благочинного Пивоварова А. И. активизировало свою деятельность по распространению религиозного влияния на население. В начале года, а именно во время «великого поста» Пивоваров объявил с амвона, что верующие могут пригласить к себе домой священника в любой район, в любое село. Это сообщение распространилось среди верующих и они стали присылать заявки на приезд священника со всех концов области.

Право на исповедь на дому и соборование тяжелобольных было использовано благочинным и его подчиненными в собственной интерпретации для совершения коллективных обрядов над практически здоровыми людьми на квартирах верующих. Священники по заданию Пивоварова побывали в различных районах, а он сам выезжал в Томский, Шегарский, Бакчарский и Кожевниковский районы. Предварительно туда выезжали эмиссары благочинного, рекламировали приезд его, готовили помещение, а вслед за ним приезжал священник и совершал коллективные обряды. Вместе со священником обычно выезжали два человека, которые торговали на местах предметами культа и помогали при совершении обряда.

Каждый выезд священника в район, где несколько лет его не было, явился сенсационным событием в том селе, подогревал религиозные чувства верующих, вызывал нездоровый интерес у неверующих и индифферентных людей, служил целям пропаганды религии. Нами приняты меры по прекращению подобных вояжей».

Факты показывают, что многие правящие архиереи, секретари епархиальных управлений, благочинные и их приближенные стремятся чаще выезжать на приходы, преследуя корыстолюбивые цели, в погоне за деньгами.

Из Николаевской области уполномоченный Совета сообщает о негласной таксе за архиерейские службы на храмовые и другие праздники:

— епископу и секретарю епархии — по 100 руб., диакону — 50, благочинному — 25, участвующим в соборном служении священникам — по 25 руб., поддьяконам — по 15 руб., шоферу епископа — 15 руб. Кроме того, устраивались пышные обеды, на которые расходовалось до 300 руб. Таким образом, архиерейский прием обходился той или иной церкви до 700-800 руб. и эти деньги выделялись путем всяческих финансовых махинаций, или, как было в г. Жовтневом — частично путем незаконного сбора по квартирам верующих».

Многие правящие архиереи, как писали в Совет уполномоченные, проявляют стяжательство, пытаются хапать деньги, не брезгуя никакими средствами. Так, уполномоченный Совета по ростовской области тов. Политико пишет:

«Иосаф — правящий архиерей, опытный и хитрый церковный деятель, по своим убеждениям фанатично верующий монах, в прошлом был настоятелем монастыря. Прилагает много усилий и ухищрений по активизации религиозной деятельности в области, рекомендации уполномоченного воспринимает болезненно и под всякими предлогами не выполняет их. Епархиальный совет существует формально, от руководства епархией устранен,, всем занимается сам. В последнее время ссылается на плохое состояние здоровья, в то же время в Ростовском и Новочеркасском кафедральном соборах, а также в других церквах г. Ростова систематически проводит широкие, помпезные архиерейские службы с монастырским уклоном. Жаден к деньгам. По приезде в Ростов положил себе оклад жалования 100 руб. в месяц, помимо этого получает представительские 300 руб. в месяц, живет в архиерейском подворье на всем готовом, т. е. за счет епархиального управления.

Из доверительных источников известно, что после каждой архиерейской службы вне Ростовской области неофициально получает деньги — пакеты по 150-200 рублей».

Остальные архиереи, как показывают факты, способны на шантаж и подкуп, во имя опять-таки своих корыстных целей. Уполномоченный Совета по Вологодской области тов. Матасов сообщает:

«Фактов враждебной политической деятельности среди служителей культа в области нет. Многие из них, включая епископа Дамаскина, в беседах подчеркивают свой патриотизм к советскому государству. Но полагаться на эти патриотические заверения без определенной осторожности, на мой взгляд, нельзя. В основной массе — это порочные люди: беспредельно алчные, завистливые, двуличные и честолюбивые.

Епископ Бодрый Алексей Иванович (в постриге Дамаскин) ...по уровню материальной обеспеченности и образу жизни это буржуа, обкрадывающий верующих. И этот образ жизни его удовлетворяет, он полон самодовольства. Заступив на должность управляющего епархией, Дамаскин заверил меня что он будет работать в полном контакте с уполномоченным' «у нас с вами все будет хорошо», — заявил он. В этой же беседе сделал мне приглашение в тот же день пожаловать к нему в гости. Он говорил: у меня все есть, келейник хороший кулинар, посидим вечерок, побеседуем и т. д.

Через неделю Дамаскин явился по своей инициативе в конце рабочего дня. После короткого разговора по надуманному вопросу он словами «вы не хотите навестить меня, поэтому давайте выпьем у вас», достал пз портфеля бутылку коньяку. Я заставил его убрать коньяк и сказал, что у нас нет оснований для таких отношений, что деловые отношения должны строиться на здоровой основе. Он без тени смущения встал, попрощался, собираясь уйти. А потом вынул из кармана небольшую коробочку и положил ко мне на стол: «это вам сувенир». Я отодвинул коробочку в его сторону: «уберите это». Дамаскин сказал: «это пустячок», снова пододвинул ее ко мне, повернул и вышел. В коробочке были наручные часы «Ракета» стоимостью 160 руб. (по паспорту).

На второй день я пригласил Дамаскина, вернул ему часы, еще раз подчеркнул, что не взятки, а здоровая основа должна регулировать наши отношения.

В замыслах епископа Дамаскина я усмотрел желание вести религиозную деятельность без учета законодательных ограничений. А чтобы уполномоченный не мешал, он стремился его купить или скомпрометировать. Это приемы чуждого нам человека. Пока я не имею фактов о нарушении законодательства о культах епископом Дамаскиным. Нет оснований считать его не лояльным к советской власти. Но не могу поручиться и за его преданность».

Совет по делам религий имеет представление о каждом архиерее. Мы систематически получаем на них характеристики от уполномоченных. Установлен порядок, при котором управляющие епархией, ежегодно приезжая в патриархию со своими отчетами, посещают и Совет. С ними проводится обстоятельная беседа. Выясняются настроения, положение дел в епархии. Однако политическую работу с этой влиятельной категорией священнослужителей следует всячески совершенствовать. Уровень нашей работы с епископатом решает многие задачи; она служит интересам государства.

2. О кадрах служителей культа на приходах.

Духовенство, занятое на приходах (священники, диаконы, псаломщики) находятся в прямой зависимости от занимаемого в иерархической лестнице положения. Они подчиняются непосредственно правящему архиерею, но в то же время служат по найму в религиозном обществе, заключают договор о служении с его исполнительным органом.

Служители культа проповедуют вероучение, оказывают непосредственное влияние на верующих. От них в известной степени зависит характер религиозности населения, их настроенность, а также и взгляды мирян на окружающую действительность, отношение верующих к актуальным вопросам современности.

Совет по делам религий, его уполномоченные систематически занимаются изучением кадров служителей культа, проводят с ними индивидуальные беседы, воспитывают в духе уважения к советским законам; вся политическая работа с духовенством осуществляется в интересах государства.

Секуляризация и другие позитивные процессы, отход значительной массы населения от религии, ослабление позиции церкви оказывает влияние и на состав духовенства. Вот данные о количестве священников и диаконов за последние 13 лет:

Анализ таблицы позволяет сделать ряд выводов:

Во-первых, количество священников и диаконов в Русской православной церкви за минувшие годы сократилось на 2473 чел., т. е. почти на 30%.

Во-вторых, количество священников сократилось не только в 60-е годы, но и в последующее время, так, за 4-х летие (1971- 1974 гг.) их число уменьшилось на 240 человек.

В-третьих, несмотря на выпуск новых служителей из духовных школ и рукоположение архиереями местных активистов, абсолютное уменьшение священников и диаконов в среднем за год составляло 190 единиц; за последнее четырехлетие темп численности сокращения хотя и уменьшился, но все же составил ежегодно 66 единиц, что свидетельствует о том, что церкви не удается не только расширенное, но и просто воспроизводство кадров.

И, в-четвертых, священников теперь стало меньше, чем церквей. Так, на 1-е января 1975 г. на регистрации состоит 7062 церкви, а священников только 5994. Нехватка кадров — одна из причин прекращения деятельности многих религиозных объединений. Часть священников ныне обслуживают по два и даже по три церкви по совместительству.

Статистика за 1974 год раскрывает и другую сторону духовенства, его качественный состав. Так, в числе священников по возрасту насчитывается: до 40 лет — 20,3%, от 42 до 60 лет 31,2%, старше 60 лет — 48,5%. Священников с высшим образованием насчитывается 139 человек, со средним — 2556 чел. и начальным — 3299 человек; с высшим духовным образованием 1089 чел. или 18% от всего их состава, в том числе кандидатов богословия — 422, магистров — 29, докторов — 5; со средним духовным образованием — 2375 чел. или 39,6%.

Оценивая эти данные, хотелось бы обратить внимание на такие аспекты кадровой проблемы. Более половины всех священников (55%) имеют только начальное образование. С высшим образованием насчитываевтся только 139 чел. Высшее и среднее богословское образование имеет 3464 чел. или 67,7%. Более 40% вообще не имеет никакой теологической подготовки. И все же духовенство в основной своей массе — опытный идеологический противник. Оно имеет многолетнюю практику обработки верующих, умеет воздействовать на них, вести проповедь. Следует также иметь в виду, что самые крупные городские приходы обычно обслуживают священники с высшим богословским образованием. Управляющие епархиями всячески повышают их авторитет, нередко ставят настоятелями храмов, благочинными, поощряют церковными наградами.

Кризис с кадрами очень тревожит церковную верхушку, архиереев. Они ведут поиски выхода из положения, рукополагают во священники и диаконы церковных активистов, не имеющих богословского образования. РВ церквах ныне осталось менее 600 диаконов; эта категория священнослужителей используется как резерв для пополнения числа священников, без которых церковь не может действовать. Некоторые архиереи откровенно говорят, что если на приходе будет хотя бы и плохой священник, то церковь будет жить, ее не закроют. Именно таких священников и рукополагают. За последнее трехлетие (1972-1974) в духовный сан было посвящено 438 человек, из которых 297 стали священниками. Однако и эти усилия православной иерархии не дали ожидаемых результатов. Статистика дает следующую картину. В 1972 г. состояли на регистрации 6234 священника, а на 1 января текущего года — 5904. За минувшие три года естественная убыль священников (смерть, уход на покой и пр.) составила 537 чел. В результате сложилось так, что воспроизводство священников составило всего лишь 67% к убыли. Остальные 141 рукоположенных стали за последнее трехлетие диаконами и псаломщиками. В этом свете кризис с кадрами не может ни в коем случае нас успокаивать. Церковь очень живуча. Она получает поддержку верующих, актива. Да и высшие власти ее, епископат, не дремлют. Делается все для того, чтобы приостановить прекращение богослужения в церквах, найти людей, которые могли бы отправлять требы, вести богослужения.

Для того, чтобы суть проблемы с кадрами стала более ясной, сошлемся на информацию уполномоченных Совета.

«В религиозных обществах русской православной церкви Херсонской обл. ощущается острая нехватка кадров, — пишет уполномоченный Совета тов. Сухой. — Стремясь выйти из такого положения, епархиальное управление и благочинные на местах привлекли к богослужению всех бывших заштатных священников. Однако и того оказалось мало...

Еще более кризисное явление наблюдается в кадрах псаломщиков и диаконов. Только в одной из 42 действующих церквей имеется штатный псаломщик. В остальных или же их совсем нет или функции их выполняют случайные люди.

Подобное положение и с кадрами диаконов. И все же нехватка духовенства не привела к резкому снижению религиозной жизни. Адаптируясь в сложных условиях, религиозные общества не пришли к упадку. Они с каждым годом увеличивают доходы. Больше стало обрядов. С каждым годом все больше и больше заботы о благосостоянии церкви проявляют исполнительные органы, «двадцатки», роль кото- рах за последние годы активизировалась».

Уполномоченный Совета по Львовской обл., т. Иншим сообщает :

«Епархиальное управление имеет болыцой некомплект священников. На 657 церквей, состоящих на регистрации, имеется всего 402 священника. Отдельные священники по этой причине обслуживают две и более церкви.

Свой недокомплект духовенство стремится восполнить путем вовлечения молодежи на учебу в духовные семинарии. В этом направлении они проводят активную деятельность и не безуспешно. В 1974 г. им удалось подобрать 47 человек, что составило примерно 30% от числа всех изъявивших желание обучаться в семинариях на Украине».

В Ивано-Франковской обл. из-за «нехватки кадров» духовенства из 363 зарегистрированных церквей постоянно действует 182, периодически (1-2 раза в месяц) — 126, лишь в большие религиозные праздники (4-5 раз в год) богослужения проводятся в 23 церквах, и 33 зарегистрированных религиозных общества не действуют вообще.

Уполномоченный Совета по Эст. ССР т. Пийп сообщает:

«По состоянию на 1 января 1975 г. в 43 церквах отсутствуют постоянные служители культа, или говоря иначе, почти 50% церквей не имеют священников. Стараясь как-то обеспечить церкви духовенством, имеющиеся кадры используются по совместительству. Иные священники имеют по 3-4 прихода. Но и это не выход из создавшегося положения».

Многие правящие архиереи, потеряв надежду пополнить ряды духовенства за счет выпускников семинарий и академий, принимают меры к пополнению кадров клира за счет местного населения.

Уполномоченный Совета по Черниговской обл. т. Полонский сообщает:

«...продолжается прежняя тенденция в деятельности архиепископа Антония, который пытается, хотя бы временно, приписать священникам по два церковных прихода, чтобы предотвратить «затухание» тех из них, где по 2-3 года не проводятся службы, а священники идут на это с большим нежеланием, мотивируя старостью и болезнью.

Архиепископ Антоний в одной из бесед с уполномоченным заявил, что его интересует не сколько будет приходов, а какие будут приходы, чтобы они давали как можно больше денег.

В прошлом году Антоний посвятил в сан священников 10 чел. в Черниговской и Сумской областях».

В 1974 г., как уже отмечалось выше, было посвящено в духовный сан правящими архиереями на местах 297 чел. В том числе в РСФСР — 143, Украинской ССР — 134, Молдавской — 19, Белорусской — 9.

Особенно активно занимались посвящением в духовный сан правящие архиереи: Феодосий Смоленский — 20 чел., Иоанн Ярославский — 18, Никон Архангельский — 8, Симон Рязанский — 8, Иосаф Ивано-Франковский — 22, Николай Львовский и Терно- польский — 23, Григорий Мукачевский — 9, Никодим Харьковский — 8 и т. д.

Как и в прошлые годы большинство посвященных в сан это люди с низким общеобразовательным уровнем, не имеющие определенной духовной подготовки. Ряды духовенства пополнились в.прошлом году и за счет некоторых бывших членов партии, комсомола, участников Великой Отечественной войны.

В 1973 г. рукоположен в сан диакона, а в 1974 г. — священника Горьковской епархии Шелков Н. И., 1931 г. рожд., образование среднее техническое, ранее работал в Горьком на машиностроительном и авиационном заводах в качестве начальника инструментального хозяйства, мастера и старшего мастера. За прогулы с должности был снят и переведен в слесари. С 1954 по 1969 гг. состоял членом КПСС, а в июле 1969 г. исключен из рядов партии за нарушения трудовой дисциплины.

Уполномоченный Совета по Псковской обл., тов. Филиппов сообщает:

«20 октября 1974 г. архиереем был рукоположен в сан

пресвитера некий Валиков Федор Иванович 1924 г. рожд., с начальным образованием. Это участник войны, награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и др.

В 1974 году к правящему архиерею Ярославской епархии обратился с просьбой о рукоположении в сан священника житель г. Москвы Балашов В. А. 1947 г. рожд., окончивший заочно в 1972 г. истфак МГУ; представил в епархию характеристику, выданную командиром 1-й роты в/ч 07373 старшим лейтенантом Лопухиным в мае 1974 г., в которой указано:

«Балашов является руководителем группы политических занятий, занятия проводил доходчиво, грамотно и методически правильно. Часто выступал с беседами перед личным составом на различные темы, был ответственным за стенную печать и наглядную агитацию. Неоднократно поощрялся командиром части, награжден знаком «Победитель соревнования 1973 года». Политику партии и правительства понимает правильно».

Понятно, что такие «новопосвященные» служители культа и кандидаты для посвящения требуют особого внимания к себе, постановки должного контроля за их деятельностью со стороны уполномоченных Совета в местных органах власти.

Современное духовенство — своеобразная каста, престиж которой за последние годы упал не только в обществе, но и среди верующих. И тем не менее эта каста все еще способна формировать религиозное мировоззрение, поддерживая слепую веРУ в Бога, сеять мистику. На вооружение служителей культа Доставлены не только «священные» книги и «святоотеческие» труды и предания, но и современная богословская литература, содержащая наставления по всем вопросам пастырского служения, подхода к верующему человеку.

Священники ныне занимаются изучением психологии верующих. Различают разные их типы, к которым требуется особый подход, своя методология религиозного воспитания и воздействия. Так, профессор Московской духовной академии Ветелев поучает, что верующие не одинаковы, среди них есть разные типы религиозной веры, в том числе рационалисты-созерцатели, подвижники, добротворители, обрядоверы, мистики, юродствующие, ханжи и др.

Что это за типы? Ветелев объясняет так:

«1. Рационалисты-созерцатели. Это значительная раньше (до революции) и менее значительная теперь группа людей, христианство которых выражается в размышлении о нем, в мечтах и созерцаниях. Они пассивны в деле личного и общественного спасения. Склонны больше судить жизнь, чем «делать» эту жизнь, т. е. проводить в жизнь свои религиозные идеалы.

Подвижники. Это люди активного подвига в борьбе с греховностью своей собственной личной природы (монашествующие). Подлинных аскетов-подвижников всегда было мало, но к ним тянулись тысячи, ими жили миллионы. Для этих миллионов достаточно было знать, что где-то есть подлинная борьба с грехом, борьба к победе. Это знание бодрило людей, вселяло надежду на молитвенное представительство пред Богом этого подвижника и на возможность успеха и в своей личной борьбе с грехом.

Подвижники — незаметны. Их простым глазом не увидишь. Но они есть и сейчас...

Добродетели (добротворители). Это люди широкого христианского доброделания, открытой любви и милосердия, глубокого самоотречения ради общего спасения людей. Это подвижные, жизнерадостные, благоухающие люди. Ими всегда расширялись горизонты жизни, освещались темные закоулки человеческого горя, постигалась радость учения в судьбах сирых, обездоленных и страждущих.

Не перевелся этот прекрасный тип и сейчас, хотя и не так заметен на поверхности нашей религиозно-христианскои жизни.

Обрядоверы и суеверы. Это люди не высокого духовного развития, упрямого ума и фанатического сердца. В религии для них главное не Бог, не благодать Божия, вспомоществующая и укрепляющая, а внешний обряд: пунктуальность в выполнении чина богослужения, таинств, молитв. Не столько живая вера и горячая молитва, сколько форма определяет для них всю значимость и действенность таинств богослужения. Обидеть, оскорбить, унизить человека для них — грех небольшой, а выпить стакан молока в среду или в пятницу — грех большой и строго наказуемый. На исповеди такой обрядовер считает нужным активно каяться во втором грехе и пассивно и неохотно в нервом.

Много таких обрядоверов было и раньше. Много их и теперь (особенно среди женщин).

Мистики. Их категории:

а) мистицизм в крайней форме. Религия объявлялась (первая половина XIX в.) как нечто универсальное, космополитическое. Сущность ее сводилась к внутреннему откровению через умную молитву. Все внешне-храмовое, обрядовое — второстепенно, необязатально, ненужно.

б) мистицизм умеренный, здоровый, вполне умещающийся в рамках церковности;

в) мистическая созерцательность. Среди рядовых членов православной церкви существует и теперь очень небольшая прослойка мистиков. Их характерный признак: некоторая по- вышенность, приподнятость, а временами и экзальтированность в религиозных переживаниях и в устремлениях. Им всегда угрожает опасность самообольщения и прелести, столь обычных у мистиков всех времен и народов.

Вообще же эта группа мало устойчива и количественно незначительна.

Разного рода и степени юродствующие. К этой группе относятся не настоящие «Христа ради юродивые», а разных оттенков юродствующие.

К последним можно отнести особую группу фарисействующих и лицемеров, которые хотят казаться перед людьми, перед собой и перед Богом не тем, что они есть на самом деле. Некоторая степень юродства нередко свойственна и людям высокой духовной культуры. Чаще же всего оно — удел людей низкого духовного развития.

Родным братом юродствующего и фарисействующего является ханжа. Ханжи встречаются и в наших храмах. Они лучше всего выявляются на индивидуальной исповеди. Это в большинстве заискивающие, льстивые, двуличные, неприятные люди.

Таковы основные типы русского религиозного сознания, встречающиеся в храмах нашей православной церкви.

Современный верующий человек представляет из себя в значительном большинстве смесь разных типов религиозного сознания и веры: от языческого до подлинно православного, с одной стороны, и от мистика-созерцателя •— до ханжи — с другой. Очень мало людей чистого, выдержанного религиозного типа. Легче указать отдельные недостатки, грехи, уклонения, или, наоборот, достоинства, добродетели, чем определить тип религиозного сознания у того или иного представителя нашей современности. В этом заключается основная трудность в определении психологии веры современного человека и типа его религиозного сознания».

(А. В. Ветелев. Гомилетика. Для студентов П-го курса МДА, Загорск, 1949-69, стр. 147-153).

Богослов Ветелев, составляя типологию верующих, имел в виду не только рядовых мирян, но и служителей культа, одних он идеализировал, других осуждал, а в целом выразил свое отношение к каждому из типов верующих, преподал пастырям уроки назидания о формах и методах дифференцированной религиозной пропаганды.

Многолетнее изучение состава духовенства подтверждает, что подавляющее большинство служителей культа лояльно относится к советскому государству, выполняет законы о культах, не вмешивается в функции исполорганов религиозных объединений.

Уполномоченный Совета по г. Киеву тов. Руденко пишет:

«Особое место в церкви занимает священник. Сейчас он уже не вмешивается в административные и хозяйственные дела, но знает, что от его духовной деятельности зависит все: и церковный актив, и прихожане, и этим пользуется. Духовные лица стали жить спокойно: они лояльны к государству, служат по седмицам, получают зарплату и «приварок», как говорят в церквах; платят налоги, получают оздоровительные, большую часть месяца не работают, лечатся и отдыхают. Однако, в каждой их «трудовой» неделе они работают очень активно, с высокой «производительностью» и успевают сделать не меньше, чем они делали 10-15 лет назад.

Отношение к духовным лицам имеет и интересное противоречие: с одной стороны их надо сокращать в силу их религиозного влияния, а с другой — верующих не уменыиа-j ется, и потребность в них растет; с одной стороны их надо компрометировать, а с другой — они лояльны, проводят свою деятельность в рамках законодательства, многое знают и на многое могут повлиять, и поэтому мы заинтересованы в проведении с ними определенной работы... Особенно при встрече и сопровождении иностранных туристов, религиозных и государственных организаций и делегаций, число которых с каждым годом увеличивается».

В связи с ростом иностранного туризма, определенного интереса зарубежных граждан к положению религии и церкви в СССР возрастают наши требования к служителям культа, которым ДО;-, веряется контактирование с иностранцами. Следует сказать, что в большинстве своем доверие они оправдывают. Так, уполномоченный Совета по Новосибирской обл. тов. Николаев сообщил:

«В беседах с духовенством зарубежных церквей епископ Гедеон, священники Колодий, Бурдин и др. занимали патриотическую позицию, разоблачали клеветнический характер некоторых вопросов, задаваемых членами американского совета церквей, особенно профессорами Прайсом и Редигоном... На примерах деятельности церквей в Новосибирской обл. Гедеон показал, что в СССР строго соблюдается конституционное положение о свободе совести. Член американской делегации священник Берзенский в качестве «подарка» пытался передать священнику Бурдину шубу. Однако Бурдин от подарка отказался, заявив при этом, что «у него имеется хорошая советская шуба».

В рядах духовенства наблюдается растущий интерес к идеям социализма, практике строительства нового общества, к повышению материалистических знаний. Уполномоченный Совета по Узбекской ССР тов. Рузметов пишет:

«Изучение православного духовенства в процессах личных контактов и через доверительные каналы показывает, что оно лояльно, знает основные положения законодательства о культах и в подавляющем своем большинстве выполняет их.

Многие служители выписывают газеты и журналы для себя и членов семьи или пользуются в этом отношении услугами различных сетей «Союзпечать». Судя по названиям подписки, их интересуют вопросы внутренней и внешней политики нашего государства, международная жизнь, достижения в области науки и техники, кино, музыка, постановка школьного воспитания, практика атеизма и др. Значительная часть смотрит телевидение и слушают радиопрограммы. Отдельные ходят в театры и кино, следят за новинками художественной литературы».

Многие служители культа реально смотрят на окружающую действительность, не проявляют особой активности в религиозной жизни, здраво рассуждают о внутренней и внешней политике советского государства.

Так, например, уполномоченный Совета по Псковской обл., тов. Филиппов сообщает:

«Прибывший в Псковскую область в июне 1974 г. священник Матюх С. Д. был определен на службу в Казанскую церковь г. Великих Лук. По прежнему месту службы в Смоленской области характеризовался положительно. За время пребывания в Псковской обл. с указанным священником уполномоченному Совета дважды приходилось встречаться и беседовать. В беседах затрагивались бытовые вопросы и выяснялись интересующие нас данные о его взглядах и настроениях на современность.

Будучи человеком грамотным и соответственно подготовленным (кандидат богословских наук) Матюх при беседах вел себя непринужденно. Свободно и охотно рассказывал о своей жизни и высказывал мысли, исходя из которых нельзя считать его фанатиком. Современное положение оценивает здраво. Политику и курс нашего государства считает «целенаправленными, в которых содержатся близкие для всех идеалы мира и экономического содружества между государствами, взаимовыгодное и полезное для каждой из сторон».

По информации комиссии содействия Матюх как проповедник сдержан, и если обращается к посетителям церкви, nо для своих выступлений избирает исключительно евангельские темы и преподносит их слушателям в строгих рамках без каких-либо призывов и увещеваний».

Совет, уполномоченные в тесной связи с местными органами власти проводят постоянную воспитательную и разъяснительно- профилактическую работу с духовенством, стремясь не только держать его в рамках закона, но и снизить активность, ограничить влияние на верующих.

Небезинтересно как само духовенство оценивает свое место в обществе и церкви.

Священник Жураковский М. В., (Ивано-Франковская обл.) говорил:

«Государственным идеологическим органам удалось из священника сделать служителя культа. А священник и служитель культа — это не одно и то же. Священник — это духовное лицо, а служитель культа — ремесленник, который зарабатывает деньги. Большинство наших священников неверующие. Их богом стал рубль, которому они поклоняются. Ради этого «бога» они готовы продать родную мать».

Эта оценка служителей культа со стороны опытного и наблюдательного священника показывает, что в настоящее время все больше падает религиозный настрой и вера в небесные силы в рядах пастырей. Такую оценку ныне дают духовенству и правящие архиереи. Так, например, управляющий Уфимской епархией Феодосий в своем рапорте патриархи Пимену пишет:

«В епархии имеется немалое количество священнослужителей, обуреваемых разными страстями, не совместимыми с высоким пастырским служением и священным саном.

Главными и существенными пороками некоторых священнослужителей является злоупотребление алкогольными напитками, легкомысленное и соблазнительное поведение, халатное и неохотное исполнение своих обязанностей, небрежное отношение к святыне, грубость, сквернословие, стяжательство, самомнение, самоуправство и неподчинение».

Изучение показывает, что служители культа, которые, по словам Феодосия, относятся к числу «обуреваемых земными страстями», меньше уделяют внимания вопросам расширения религиозной пропаганды среди населения, стремятся в повседневной жизни больше поддерживать контактов с представителями местных органов власти, заискивают перед ними, охотно идут на доверительные контакты, раскрывая подспудные явления в приходах.

Уполномоченный Совета по Брянской обл. тов. Малеша пишет:

«По натуре священник Проселков (п. Клетня) груб, матерщинник и выпивоха, старается налаживать контакты с местными властями, приспосабливается к обстановке.

Однажды во время службы, стоя на амвоне и размахивая кадилом, он увидел, что в церковь зашел секретарь райисполкома. Не прекращая молитвы и в такт ей он пропел: «...вижу, Василий Максимович, вижу». Проселков Н. Н., 1929 г. рожд., около трех лет учился в музыкальном училище при консерватории им. Чайковского, окончил духовную семинарию».

В среде духовенства все чаще появляется разочарование в избранном пути, чувство тоски, одиночества, безисходности, недоверия к церкви.

Так, например, священник Матвеев (Липецкая область) говорит:

«Ушел бы я из церкви, порвал бы, ... да жаль маму, старенькая. ...Я раньше работал шофером, родители верующие и меня воспитывали в благочестии, я пойду причащусь в церкви, посмотрю, какой у них мир, покой, радость. Это когда не знал, а теперь, когда коснулся поближе, послушал склоки, дрязги, скандалы... и ведь это не только у нас, почти в каждом приходе, и думаю, Господи, ну зачем Ты допускаешь это...»

Или вот другой пример, взятый из отчета уполномоченного по Иван-Франковской области. Бывший псаломщик религиозного общества с. Тростянец Снятинского района Пилипюк Н. К. 1918 г. рожд. возвратил уполномоченному справку о регистрации и заявил, что является инвалидом Великой Отечественной войны, работает кузнецом в колхозе и ему «стыдно ходить в церковь».

За последние годы в среде духовенства учащаются факты разложения, отхода от церковных канонов, нарушений предписаний церкви, что подталкивает верующих к переоценке религии, к раздумьям о безнравственности религии и ее носителей — служителей культа. Так, верующий в анонимном письме о настоятеле церкви в селе Варваровка Полтавской области пишет:

«Колесник Я. Г. компрометирует веру Христову и священнослужителей, напьется как сапожник, языком не повернет и кричит на хозяйку: а ну, подавай сюда сало, невзирая на то, что большой пост. Люди смеются, что батюшка уговаривает их соблюдать пост, а сам ест сало... Но это еще не все. Он на автобусных остановках шатается пьяный, на ногах не может стоять и языка не повернет».

«Не укради» проповедует духовенство с амвона. Однако, как подтверждают факты, духовенство проповедует одно, а совершает другое, не гнушаясь для личного обогащения и воровством.

Так, например, в декабре 1974 г., как сообщил уполномоченный, арестован и привлечен к уголовной ответственности священник Вознесенской церкви г. Курска Токманов Анатолий Степанович, 1940 г. рожд. окончивший в 1966 г. Одесскую духовную семинарию. Основанием для ареста послужили данные о том, что Токмаков являлся участником воровской шайки, совершавших хищения кур с бойлерной фабрики.

18 декабря 1974 г. епископ Хризостом подписал указ об увольнении Токмакова за штат. Случай со священником широко обсуждался среди верующих. 22 января 1975 г. в областной газете «Курская правда» помещен фельетон под заголовком «Детектив о бройлерах», где показывается участие священника Токмакова в краже кур с фабрики.

В среде священнослужителей все шире развиваются такие явления, как корыстолюбие, стяжательство, жадность, невоздержание, зависть, и т. п. «греховные проказы», которые становятся достоянием гласности для верующих и неверующих, подрывают устои церкви. Бывший председатель исполоргана православной общины в с. Унжа Костромской области О. В. Старкина, касаясь злоупотреблений, допущенных ею вместе со священником Исаченко И. Н., в объяснении от 8 августа 1974 г. писала:

«Я понимала, что эти деньги должны быть из церковной кассы, что я должна взять деньги тайно и отдать батюшке. Тогда я согласилась, но сказала батюшке, что когда буду брать деньги из кассы, то каждый раз буду говорить: о Боже, деньги ворую не я, а батюшка. На это батюшка сказал: эко горе! Всего я отдала батюшке семьсот рублей».

Следует отметить, что исполорганы по-разному подходят к тем или иным «прегрешениям батюшек». Одни старосты, как мы указывали выше, идут ради духовенства на обман и воровство. Другие — честные и более проницательные председатели испол- органов расторгают договор со служителем культа. Так, например, в Донецкой области исполорган церкви в с. Снежное уволил служителя культа В. Баленко за присвоение денег, полученных во время совершения религиозных обрядов, а в г. Красноармейске священника Д. Гапонова освободили за организацию интриг против членов двадцатки.

В среде духовенства немало и таких людей, которые совместно с исполорганами, хористами и обслуживающим персоналом ведут поиски путей своего обогащения. Так, уполномоченный Совета по Николаевской области тов. Чунихин пишет:

«Многие священнослужители ищут и находят возможности больше контактироваться с верующими — как в церкви, так и вне ее. В подкрепление этой мысли надо привести цифры увеличения исповедей с 21590 в 1973 г. до 23350 в отчетном (т. е. плюс 1760). Попы буквально рвутся на квартиры верующих, чтобы совершить отпевание на дому, где в гнетущей обстановке похорон религиозная пропаганда воздействует особенно эффективно на умы и сердца присутствующих и верующих, и неверующих родственников и близких покойного. Одновременно попы и хористы, присутствующие на похоронах, стараются урвать для личного обогащения нигде не учтенные пятерки и десятки. Некоторые священники, совершившие отпевание на дому, затем навещают несколько раз родственников покойного на дому и вместе с ними отмечают «третины» (третий день после смерти), «девятины», «сороковины», полгода и год после смерти. Таким образом, не один раз, а шесть по одному и тому же поводу они общаются и воздействуют на родственников умершего».

Некоторые служители культа, пытаясь усилить свое влияние на верующих, идут на открытое нарушение законодательства о культах, а в некоторых случаях и на захват руководства приходом с помощью приближенных. Так, например, уполномоченный Совета по Черниговской обл. тов. Подольский сообщил, что:

«Священник Ивасюк, будучи зарегистрированным в приходе в селах Шировцы и Зарожаны Хотинского р-на, для активизации деятельности церквей стал использовать фанатично настроенных верующих осташей, опираются на них в работе. При крещении детей требовал от родителей предварительно совершать обряд венчания, проводил катехизацию верующих. Когда же исполорган и двадцатка запротестовали, он собрал ночью группу фанатично настроенных верующих и объявил им, что отныне они, а не двадцатка — хозяева в церкви. Пришлось убавить пыл этого деятеля. Но уже будучи наказанным и перемещенным на другой приход, он продолжает подобную практику и там сейчас материалы в стадии проверки».

Пьянство, корыстолюбие, прелюбодеяния и другие пороки подрывают престиж религии, церкви в глазах верующих, могли бы стать темами для аргументированной атеистической практики христианской морали. Такая критика могла бы быть истолкована |.й попоедской. Но таковы современные попы, носящие в себе все пороки.

Иерархи, богословы вынуждены бороться с этим злом в рядах духовенства, опасаясь, что дальнейшее их распространение окажется пагубным для церкви в идеологическом, психологическом, экономическом аспектах. Этим проблемам посвящены иные выступления патриарха, епископата, преподавателей духовных школ.

Так, например, Михаил, архиепископ Тамбовский в «Богословских трудах» (1973, № 11) пишет:

«Наиболее неприглядными представляются пороки клира и, в частности, его руководителей-епископов... Горе пастырям использующим паству в корыстных целях, и забывающим о' своем призвании.

Такое опьянение мирскими попечениями следует признать опаснейшей болезнью. Что за польза от слов, если нет подтверждающих их дел? Только тот, кто должным образом испытал и проверил себя, может обличать и наставлять других» (стр. 14).

Рассуждая об этих явлениях, богослов пишет, что «подобно многовидному разнообразию телесной проказы, приходится, к сожалению, наблюдать разные формы духовной проказы, растлевающей не только тело, но и ум и веру. Все это следует признать совершенно нетерпимым осквернением чистоты христианского общества» (стр. 14).

Другой богослов поучает, что жизнь верующего, особенно пастыря, должна быть подчинена «богомыслию, нестяжательности, милосердию и служению ближним... Самоотречение и отречение от болезненно рабских (земных) привязанностей и интересов — великий подвиг, означающий испытание духа человеческого, его мужества, силы.

...Кто действительно желает бессмертной жизни, тому следует быть выше, что есть в мире» (ЖМП, 1974, № 1, стр. 74-75).

Некоторая часть духовенства в минувшем году допускала нарушения законодательства о культах (см. раздел IV данного отчета). Для преодоления этого явления используются различные формы и методы. Одним из наиболее действенных средств является привлечение к этой работе правящих архиереев.

Так, например, после изучения ответственными сотрудниками Совета в прошлом году состояния контроля за соблюдением законодательства о культах в Московской обл., в ходе которого были установлены факты вмешательства священников в финансово-хозяйственную область дел исполорганов религиозных объединений, в Совет был приглашен Митрополит Крутицкий и Коломенский Серафим.

В беседе митрополиту Серафиму были высказаны конкретные примеры незаконных действий подчиненного ему клира Московской епархии, а также рекомендации по устранению нарушений социалистической законности. 13 ноября 1974 г. митрополит Серафим провел в епархиальном управлении беседу с благочинными, а 14 декабря направил на их имя соответствующее письмо, в котором, в частности, говорится:

«Считаю необходимым обратить внимание отцов благочинных Московской епархии на все еще имеющие место нарушения отдельными священнослужителями приходов епархии советского законодательства о культах и церковной дисциплины.

Наиболее серьезным нарушением является стремление некоторых настоятелей храмов вмешиваться в хозяйственно-финансовую деятельность исполнительных органов приходов... Еще имеют место единичные попытки некоторых настоятелей нарушать решение архиерейского собора 1961 г.. в ущерб благополучию на приходе, отстранять исполнительный орган от финансово-хозяйственной деятельности, полновластно хозяйничать на приходе и получать возможность лично распоряжаться церковными денежными средствами. (Далее приводятся факты о протоиерее П. Афонском, село Орудьево, священник А. Коробейникове — село Карпово, А. Наумове — село Татаринцево).

К таким нарушителям закона, которые будут впредь вмешиваться в хозяйственно-финансовую деятельность прихода, будут применяться строгие дисциплинарные взыскания.

Бывают случаи нарушения священниками правил свершения треб по просьбе верующих у них на дому. Следует помнить, что разрешается только причащение и соборование одиночных больных, но не групп.

...Таинство крещения... разрешается совершать только в храмах, но не в домах. Аще кто обличен будет не хранящим постановленного нами: клирик да будет извержен, а мирянин будет отлучен.

Священник не имеет права совершать крещения над несовершеннолетними без наличия обоюдного на то согласия отца и матери крещаемого.

Если священник произносит проповеди, то проповеди должны быть по своему содержанию строго православными, содержать разъяснения евангельского повествования или апостольского послания в духе толкования их св.св. отцами и учителями церкви. Проповедь не должна содержать никаких политических или общественных вопросов или примеров.

Отцы благочинные должны разъяснять священникам приходов своего благочиния, что строгое соблюдение ими гражданского закона и церковной дисциплины является их долгом, как пастырей русской православной церкви, так и граждан нашей Великой Родины».

В среде служителей культа есть люди в прошлом судимые за различные преступления, затаившие злобу против советской власти, использующие религиозные организации в целях разжигания недоверия и вражды к атеистам, к социалистическому государству.

В числе их священник Дудко Д. С., 1922 г. рожд., который в 1948 г. был осужден по ст. 58-10 УК РСФСР к 10 годам ИТЛ. В процессе следствия в те годы было установлено, что Дудко, будучи антисоветски настроенным, на протяжении ряда лет писал, хранил и распространял среди своих близких стихи и рассказы, в которых допускал злобные клеветнические помышления на политику КПСС и советскую действительность, на колхозное строительство. Призывая вести борьбу с безбожием, что отождествлялось им с советской властью. Освободившись в 1956 г. из заключения, Дудко стал священником в церквах г. Москвы. По имеющимся данным он в течение последующих лет продолжал писать пасквили, проповеди клеветнического характера, обрабатывал молодежь в идеологически вредном духе, хранил и распространял «самиздатовскую» и другую литературу, полученную из- за границы.

Местные органы власти проводили неоднократно профилактические беседы со священником Дудко, предупреждая его в том, что он занимается антиобщественной деятельностью, группирует вокруг себя молодежь, идеологически обрабатывает ее и распространяет среди них политически вредную литературу.

Однако священник Дудко не сделал для себя должных выводов и стал выступать с проповедями провокационного характера в церкви Николая Чудотворца (Москва, Преображенская ул.). Так, например, 20 апреля 1974 г. в проповеди он говорил:

«Безбожники воспользовались нашей боязнью перед страданием и подавляют наш дух, подавляют свободные мысли и чувства, ругают нас. Нужно преодолеть страх перед страданием и тогда мы станем по-настоящему свободны, жизнедеятельны, непобедимы. Тогда преодолеем насилующие нас опровержения безбожников воскресения Христова. Вера — это преодоление всякого насилия. Вера — это прорыв сквозь рогатки препятствий... Неверие — несвобода во всем.

...Мы должны похристосоваться с теми студентами, которых исключают из институтов за их религиозные убеждения, похристосоваться с теми, кого выгоняют с работы, кого притесняют десятки преследующих... Сейчас время такое, когда нужно ободрять, когда нужно кричать об опасности. Люди гибнут.

...Безбожия надо бояться, ибо это страшнее чумы... Я считаю, что преступник каждый, кто так или иначе вырывает веру у человека, веру в Бога. Надо помнить, что вера представляет бой. Христианин не может и не должен стоять в стороне, когда все гибнет».

По согласованию с органами мы провели соответствующую работу с патриархом Пименом и митрополитом Крутицким и Коломенским Серафимом, которые приняли меры по переводу священника Дудко из Москвы в Орехово-Зуевский район Подмосковья. Митрополит Серафим провел со свящ. Дудко две обстоятельных беседы, после которых он письменно заявил: «обещаю в своих проповедях не касаться таких тем, что в той или иной степени напоминают политику, буду проповедовать на евангельские темы, разъясняя людям существо христианских истин».

Следует отметить, что 20 апреля 1974 г. священник Дудко выступил с приведенной выше провокационной проповедью, а уже 10 мая газета «Новое русское слово» (США) опубликовала большую статью под заголовком «Заткнули рот священнику», где в частности писали:

«О. Дмитрий восхвалял научные достижения Советского Союза, но выражал осуждения моральному и духовному падению населения за 50 лет советского режима и призывал слушателей к возврату к вере.

В прошлую субботу, по окончании своей проповеди о. Дмитрий объявил, что вынужден прекратить свои обычные беседы после службы по распоряжению патриарха Пимена. Прихожане и другие пришедшие на беседу люди, числом около 500, вынуждены были разойтись. Среди пришедших было большое число относительно молодых людей в возрасте от 25 до 35 лет.

Среди приходивших на его проповеди в церкви в свое время бывали писатель Солженицын с женой, писатель Владимир Максимов, также находящийся в настоящее время за границей, и другие».

Так, используя лояльных иерархов церкви, удалось вывести из состава московского клира священника Дудко, который пока на другом месте не проявляет свои антисоветские взгляды.

К сожалению, это не единичные факты.

Уполномоченный по Литовской ССР тов. Туменас пишет:

«Священник-монах каунасского Благовещенского собора Буравцев сколачивал в приходе отдельную группу наиболее фанатично настроенных верующих, главным образом, женщин и отдельно с ними проводил богослужения и обряды, внушая им, что каждый верующий должен иметь своего «старца», которому он во всем должен подчиняться. В церкви стала появляться религиозная литература в форме брошюр «Старчество» (мысли святых отцов о необходимости и пользе старчества и его руководства в духовной жизни). Появились в церкви и перефотографированные листочки о «старчестве» и монашеской жизни «Оптинское елейное правило — пяти- сотница». Пытался вмешиваться в семейные дела верующих.

Буравцев по нашему настоянию правящим архиереем переведен в один из отдаленных приходов».

Священник Вотяков В. (с. Калиновка Тамбовской области1), по словам местных жителей, проявляет «дикий фанатизм», проводит службу в церкви по 5-6 часов без перерыва, проверяет у прихожан наличие нательных крестиков и, если нет таковых, заставляет немедленно приобрести их или отказывает в причастии, допускает недозволенные действия в отношении своих детей (за- прещает дочерям вступать в пионеры, участвовать в общественной жизни школы). В беседе с классной руководительницей он отстаивал свое право на воспитание детей в духе священного писания.

Среди служителей культа имеются лица, которые стремятся использовать не только религиозные, но и национальные чувства верующих.

Уполномоченный Совета по Тернопольской области тов. Старовойт пишет:

«Одной из причин активизации церковников... на наш взгляд является реакционная часть священнослужителей, в прошлом униатов, имеющие опору на националистические элементы из числа бывших главарей банд, возвратившихся из мест заключения и их пособников».

Как мы уже писали в прошлых информационных отчетах, примерно раз в год от имени т. н. «синода православо-христианской церкви на Руси» в адрес правящих архиереев РПЦ неизвестными лицами рассылаются обращения, послания, в которых авторы искажают религиозную обстановку в стране, фальсифицируют положение православной церкви в СССР, предлагают свои меры оживления церкви, активизации религиозной жизни.

Так, например, в очередном послании в декабре 1974 г. неизвестные авторы писали:

«Мы вскоре объявим о наречении патриарха всей Руси, о наречении экзарха Украины, о предоставлении Белорусской церкви автономии и назначении ее экзарха. Нами положительно и успешно обеспечиваются на правах катехизаторского учительства те приходы страны, где этого требуют срочные обстоятельства, рекомендацией принимать нужное духовное окормление от наших священников из состава РПЦ.

Ваши поиски нас напрасны, мы живем и действуем по образу древней церкви, с учетом современных обстоятельств.

Еще раз мы предлагаем Вам (патриарху Пимену и синоду РПЦ) руку сотрудничества на благо церкви, но уже при неуклонном выполнении нашей программы действий».

Из содержания письма становится ясным что, во-первых, со- | ставители послания стремятся убедить иерархов и духовенство в своей лояльности к советскому государству, во-вторых, пытаются заверить в том, что они «постепенно приводят в исполнение свои планы» по активизации церковной жизни, нелегальной подготовке кадров, в-третьих, намекают на то, что их последователи находятся якобы внутри РПЦ.

* * *

Анализ кадровой проблемы приводит нас к определенным политическим выводам. Они состоят в том, что духовенство Русской православной церкви, хотя и лояльно к Советской власти, но остается корпорацией, идеология которой несовместима с нашим мировоззрением.

Церковь, переживая ныне глубокий и все более обостряющийся кризис с кадрами, активно ищет выхода. Епископат расширил практику рукоположения во священники и диаконы из числа активистов религиозных объединений. Роль этой категории духовенства за последние годы значительно возросла. Время от времени замечаются экстремистские вылазки наиболее активных церковнослужителей, которые хотели бы возродить былое влияние православия.

Совет и его уполномоченные в республиках, краях и областях своей повседневной, практической работе постоянно учитывают многообразные особенности, состав и деятельность служителей культа, стремятся ограничить нейтрализовать их влияние на верующих, решительно пресекают действия фанатиков и экстремистов, изучают взгляды и настроения духовенства, их возраст, общеобразовательный и культурный уровень и т. п. Что в свою очередь позволяет своевременно пресекать нарушение законности, разрабатывать и проводить в жизнь конкретные меры по совершенствованию контроля за деятельностью служителей культа, не давать поблажки церкви, держать ее в руках.

3. О подготовке служителей культа в духовных школах

Подготовка кадров служителей культа в духовных учебных заведениях, как показывает анализ, ни в коей мере не покрывает естественную убыль духовенства. Об этом с возрастающей тревогой пишут правящие архиереи.

Антоний, архиепископ Черниговский и Нежинский, в отчете в Патриархию за 1974 г. сообщает:

"В течение всего истекшего года Черниговская епархия имела острую нужду в священниках. За год от Учебного комитета Московской патриархии епархия не получила ни одного священника, а из других епархий поступил лишь один священник. Стареющие священники уходят за штат на пенсию. Многие умирают. Приходы приходится приписывать для обслуживания священникам, уже имеющим приходы. Mногие приходы остаются совсем не замещенными. Из 148 общин верующих в 49 нет настоятелей.

Ему как бы вторит Боголеп, архиепископ Кировоградский и Николаевский, котрый пишет, что

«Кировоградская епархия в 40% обслуживается престарелым духовенством. Многие священнослужители в пенсионном возрасте и служат на приходах только по необходимости. Среди них около 10 человек по состоянию здоровья еле исполняют свои пастырские обязанности.

Епархия нуждаетстя в молодых кадрах, в молодых кандидатах священнослужителей из закончивших наши духовные учебные заведения, которых в Кировоградскую епархию направляют очень редко».

Кризисное положение с кадрами наблюдается повсеместно: на Украине и в Белоруссии, в Прибалтике и в подавляющем большинстве областей РСФСР.

Арихепископ Тамбовский и Мичуринский Михаил в отчете за прошлый год в Патриархию сообщает:

«...основная проблема, осложняющая жизнь епархии — недостаток священнических кадров, ощущающийся уже на протяжении ряда лет. Равным образом не хватает псаломщи- . ков и регентов, что отрицательно сказывается на благолепии церковных богослужений».

Следует отметить, что как и в прошлые годы, дети служителей культа не стремятся поступить в духовные школы, не желают посвящать свою жизнь Богу, а поступают в светские учебные заведения.

Уполномоченный Совета по Закарпатской области тов. Слесленко пишет:

«Дети служителей культа заканчивают учебные заведения и по избранной специальности устраивают свою трудовую жизнь. Так, например, в семье священника Роман (с. Репинное) имеется 6 детей, из которых: Иван — ст. лейтенант Советской армии, член КПСС, служит в г. Ростове Ярославской обл.; Михаил — терапевт в г. Надворна Иваново-Фран- ковской области; Василий — инженер завода им. Ленина с. Майдан Межгорского р-на Закарпатской обл.; Марта —1 филолог школы в г. Виноградово Закарпатской обл.; Магдалина — врач Ужгородского тубдиспансера; Анна — студентка третьего курса Ужгородского университета.

В семье свящ. Келиз М. Ю. с. Копашнево Хустского р-на имеется семь детей, из которых: Вера — повар детского садика с. Копашнево; Евгения — бухгалтер общественного питания с. Копашнево; Владимир — хирург Иваново-Франковской области; Петр — главный инженер строительной организации в г. Хусте; Ольга — проживает, в ЧССР, работает на птицефабрике вместе с мужем; Надежда — аптекарь в Московской обл.; Юстина — бухгалтер Минстроя в г. Хусте, заочно учится в госуниверситете.

Примерно в таком же направлении учатся и трудоустраиваются дети других служителей культа».

Основной базой подготовки служителей культа являются семинарии: Московская, Ленинградская и Одесская; академия — Московская и Ленинградская, но и они ныне уже не в силах ликвидировать усиливающийся кризис в кадрах священников и диаконов.

В 1974 г. духовные семинарии и академии окончило 131 человек, а направлено на приходы 78 человек. Всего же за истекшие три года (1972-1974) духовные учебные заведения окончило 367 человек, направлено на приходы 219 человек.

В 1974-1975 учебном году в духовных школах учатся:

Как и в прошлые годы, окончившие семинарии и академии стремятся получить приход в городах и районных центрах, всячески отказываясь от сельских приходов. ,

Уполномоченные Совета в тесной связи с местными органами власти как и в прошлые годы принимали меры к недопущению приема в духовные школы фанатиков, экстремистов и психически больных людей. Так, например, в числе лиц, недопущенных к экзаменам в Московскую семинарию были:

— Лапин Н. М., 1939 г. рожд., аппаратчик химзавода из г. Куйбышева, окончивший институт международных отношений, имеет психические отклонения, исключен из партии в 1972 г. "В будущем, по его выражению, он намерен «внести реформу в православную церковь»;

-— Кучеренко И. Г., 1946 г. рожд., инженер з-да «Промсвязь» в Майкопе, высказывал антисоветские настроения, в 1971 г. был задержан около американского посольства в Москве, где добивался приема. В 1973 г. с Кучеренко проводилась профилактическая беседа компетентными органами;

Попович В. Д., 1944 г. рожд., прислуживал в одной из церквей Ивано-Франковской области УССР. В 1956 г. судим за кражу колхозного зерна, его отец во время немецкой оккупации служил в дивизии СС, сестра судима за связь с украинско-буржуазными националистами;

Зеленкин Н., 1950 г. рожд., вакумщик НИИР (Москва), член ВЛКСМ.

Недопущены к приему в Одесскую семинарию: Стратейчук Е. С. из Ивано-Франковской области, имеет тесные связи с дядей, бывшим бандеровцем, бежавшим от возмездия в Англию; Кудьмин П. М. из той же области, имеющий связи с заграницей. Пытался поступить в семинарию Лысак Д. С., 1947 г. рожд., из с. Покровка, Тернопольской обл., депутат сельсовета.

Уполномоченный Совета по Одесской области тов. Гаврилов пишет:

«Некоторые граждане из западных областей, чтобы скрыть порочащие их факты, переезжают в восточные области, устраиваются там временно на работу и уже оттуда подают заявление в семинарию. Так, гр-н М. С. Госинец подал заявление из Архангельской области, а разобравшись оказалось, что он житель Львовской области, проникнут духом униатства; националистически настроенный Курилец 3. С. пытался поступить в семинарию как рабочий из Днепропетровска, на деле же — он житель Львовской области».

Совет принял меры, ограничивающие поступления в духовные заведения из западных областей Украины,пресекает попытки проникновения в число студентов лиц, имеющих нежелательные настроения. Одновременно используются имеющиеся возможности для повышения гражданственности воспитанников и преподавателей академии и семинарии. Эта работа осуществляется разными путями.

Во-первых, — с помощью самих иерархов церкви, руководителей духовных школ.

Так, например, в приветствии Московским духовным академии и семинарии 14 октября 1974 г. патриарх Пимен писал:

«Сегодня не будет излишним и постоянно повторяемое мною напоминание духовным школам о необходимости воспитывать будущих пастырей церкви в духе патриотизма, как нравственной основы государственного единства и могущества нашего земного отечества. К счастью, в этом отношении наши духовные школы всегда следовали и продолжают следовать исконной исторической традиции русской православной церкви: «всегда быть вместе с народом».

Так мы приходим к определению основной задачи наших семинарий и академий: давать своим питомцам ясное представление о том, каким должен быть православный пастырь, чтобы он мог пасти свое стадо «со знанием и благоразумием» (Иоа. 3,15), «не господствуя над наследием божиим, но подавая пример стаду» (I Петр. 5,3).

В 1974 г. Московской духовной академии исполнилось 160 лет, а 14 июня того же года — 30 лет со дня возрождения Московских духовных школ. В связи с этим 2 сентября 1974 г., начало учебного года в Московских школах (семинарии и академии) проведено особенно торжественно, с приглашением видных иерархов, богословов РПЦ, окончивших в свое время эти учебные заведения. В выступлении (слове назидания) ректор, архиепископ Владимир говорил:

«...церковь устами и жизнью своих лучших представителей призывала и призывает нас быть всегда со своим народом, быть патриотами свой Родины, ибо не может плохой гражданин земного Отечества быть хорошим гражданином Небесной Отчизны. Созидая благодатный церковный организм, тело Христовой Церкви, никогда не забывайте, что вы плоть от плоти и кость от костей народа русского — народа великого, народа — созидателя. Будьте его достойными сынами, храните и преумножайте славные традиции своего народа, служите его благу и процветанию». (ЖМП, 1975, № 1, стр. 18)

Такие высказывания патриарха Пимена и ректора Владимира — результат постоянной и настойчивой работы Совета с иерархами.

Совет, опираясь на ректораты, оказывает свое влияние на многие стороны деятельности духовных школ, добивается формирования у их слушателей патриотизма, любви к Советской Родине. Формы и методы нашего влияния: участие в подборе и расстановке руководящих и преподавательских кадров духовных школ, пересмотр учебного пособия в семинарии и академии по Конституции СССР, введение изучения истории СССР, расширение культурно-просветительных мероприятий, пересмотр в интересах государства учебных пособий по ряду церковных предметов. Разумеется, все это проводится руками самих же церковных деятелей.

Так, например, в декабре 1974 г. председатель учебного комитета Московской патриархии митрополит Алексий вошел в Совет с предложением о введении в духовных школах программы Дополнительным темам курса «Нравственного богословия», в который вошли, в частности, следующие темы:

Мир — высший смысл человеческого общежития,

Международный мир, как нравственная задача христиан и всех людей доброй воли,

— Мотивы войны: агрессивные, освободительные, оборонительные,

— Труд на благо людей и народов,

Участие в укреплении Советского фонда мира — практическая возможность для приходов, духовенства и верующих свидетельствовать о своих патриотических чувствах и принимать участие в укреплении мира на земле и развитии дружбы и взаимопонимания между народами.

. . . Большое внимание в программе уделяется разъяснению нравственных обязанностей верующих по отношению к своему народу и государству. Впервые будут изучаться такие темы:

Истинный патриотизм, любовь к своему отечеству, как естественная потребность нашего сердца,

Священный характер воинского долга и самоотверженного труда на благо своего народа и государства,

Строгое соблюдение законов страны и всяческое содействие ее благоустроению и процветанию,

Воспитание паствы в духе любви к Родине, советского патриотизма, честного, добросовестного отношения к труду на благо отчизны — задача православного пастыря,

Что такое Советская Родина, Советский гражданин.

Таким образом, комплекс мероприятий, включающий в себя преподавание в духовных школах Конституции СССР, Истории СССР, проведение различных культурно-просветительных мероприятий, вновь введенные в программу дополнительные темы по нравственному богословию, дает возможность в определенной мере воздействовать на будущих служителей культа в необходимом для нас направлении, расширить его теоретические и практические познания в материалистическом духе. А это, на наш взгляд, будет подрывать религиозно-мистические идеалы будущего пастыря; может привести наряду с другими объективными и субъективными факторами, к пониманию собственной бесполезности как служителя культа.

23 декабря 1974 г. на приеме в Совете ректор Московской духовной академии и семинарии архиепископ Владимир довольно подробно информировал нас о планах подготовки к 30-летию Победы над фашистской Германией. Для преподавателей и учащихся духовных школ на ближайшие полгода намечается провести целый ряд мероприятий: лекции, беседы, встречи с участниками Великой отечественной войны, тематические вечера, просмотр кинофильмов, выезды в театры, музеи Москвы, тематические просмотры телевизионных передач и т. п. Архиепископ Владимир сказал:

Мы бы хотели, чтобы подготовка и проведение 30-летия Дня Победы прошли в духовных школах торжественно, празднично, эмоционально и оказали бы благотворное влияние на патриотическое воспитание учащихся.

Вы знаете, что в среде наших учащихся еще немало юношей с отрицательными взглядами на земную жизнь, воспитанных фанатичными бабушками и родителями. Эти взгляды необходимо переломить. Нас беспокоит, что в среде заочников — сегодняшних священнослужителей еще довольно порядочно людей с отсталыми и даже враждебными взглядами, которые они умело прячут и раскрывают лишь в нашем кругу.

Мы ставим задачу использовать период экзаменационных сессий для усиления воспитания, формирования советского патриотизма, гражданственности и чувства долга перед народом, государством, Родиной».

Во-вторых, в целях патриотического воспитания будущих пастырей используются и другие возможности. Уполномоченные Совета с помощью местных органов власти проводят систематическую политическую работу среди преподавателей и учащихся духовных школ, используя для этого индивидуальные и доверительные беседы, оказывая содействие руководству школ в подборе лекторов, кинофильмов, проведении других массовых культурно-просветительных мероприятий.

Так, например, в Одесской семинарии проведены следующие лекции:

«Успехи КПСС и Советского правительства в борьбе за осуществление программы мира, выработанной XXIV съездом партии»,

«В. И. Ленин и культурная революция»,

«Коммунистическая мораль об отношении к труду и социалистической собственности»,

«Воспитание нового человека — важнейшая задача коммунистического строительства»,

«Ленинское учение о коммунистической морали и основных принципах нравственного воспитания»,

«Единство партии и народа — ключ всех побед коммунистического строительства»,

«Внутренняя и внешняя политика КПСС — выражение насущных интересов народа» и др.

Уполномоченный по Одесской области тов. Гаврилов сообщает:

«в семинарии еженедельно проводятся политинформации о текущих событиях внутри страны и зарубежом. Ежемесячно намечаются и проводятся одна лекция-беседа «У карты мира» и вторая — «У карты Родины», еженедельно в семинарии демонстрируются советские художественные фильмы и киножурналы, в выходные и воскресные дни организуются посещения музеев г. Одессы. Вошло в быт семинарии ежедневно всем семинаристам в 9 часов вечера собираться в читальном зале у экрана телевизора для просмотра телепрограммы «Время».

В годовом отчете администрации Московской духовной академии и семинарии указывается, что

«В учебном году учащиеся имели возможность участвовать в культурных мероприятиях, посещать ЦАК — церковно- археологический музей, смотреть кинофильмы, слушать лекции и доклады, связанные с теми или иными знаменательными датами и событиями в жизни нашего государства.

В частности, заочники прослушали цикл лекций доктора юридических наук, профессора Крылова В. С. на тему «Советское законодательство о культах».

В работе по контролю за приемом в духовные школы, проведением политической работы среди будущих пастырей имеются еще и недостатки; требуется дальнейшее ее совершенствование, более глубокое изучение процессов, происходящих в семинариях и академиях.

В разговоре с уполномоченным по Калининской области тов. Мантгаем епископ Гермоген высказал такое суждение:

«В составе нашего духовенства выделяются две категории — представители загорской и ленинградской духовных школ. Среди первых, к сожалению, много мракобесов, юродов и фанатиков. Среди вторых преобладают трезво мыслящие люди. Это во многом объясняется атмосферой, которая царит в МДА и МДС — с одной стороны и в ЛДА и ЛДС — с другой. Четырехлетнее, а для некоторых и восьмилетнее пребывание в стенах лавры не может не повлиять на психологию человека».

«Имеющиеся в нашем распоряжении данные, — пишет тов. Мантгай, — в известной мере подтверждают вывод, сделанный Гермогеном: именно из числа выпускников МДА и МДС больше всего фанатиков, людей с нездоровыми настроениями, нарушителей закона.

Усилия епископа Гермогена попрежнему направлены на всемерную активизацию церковной деятельности».

Указанные факты дали нам возможность предпринять ряд конкретных шагов в усилении контроля за подбором учащихся в

Московскую семинарию. (В духовных школах созданы постоянные комиссии по приему). Организуем доверительные беседы с преподавателями и т. д.

Вместе с тем следует отметить, что епископ Гермоген имеет, как и другие архиереи, желание индивидуализировать свою духовную школу — Ленинградскую, а в отношении Московской высказывает отрицательное мнение. Прямо противоположное мнение высказывают «воспитанники Московских духовных школ» в адрес Ленинградских.

По нашему мнению, и та и другая духовные школы в идеологическом плане, плане религиозном, не лучше одна другой. Об этом красноречиво говорят высказывания их руководителей. Так, например, 1 сентября 1974 г., митрополит Никодим, выступая перед учащимися Ленинградской семинарии и академии, поучал:

«Уже сегодня вы должны задаться вопросом, с чем вы пойдете отсюда... Помните, что каждый день, прожитый здесь напрасно, обедняет душу». Он призвал будущих пастырей: «Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды» (ЖМП, № 1, 1975, стр. 20).

2 сентября 1974 г. архиерей Владимир, выступая перед учащимися Московской семинарии и академии, сказал:

«Никогда не забывайте о своей цели. Не закрывайте ее благодатный свет тьмою грехов, суеты, житейской мелочности. Любите свою богословскую школу, дорожите ею...

Церковь свидетельствует, что кроме земной родины, существует Вечная, Небесная» (ЖМП, № 1, 1975, стр. 18).

Мы привели всего лишь два примера, которые показывают, что руководители духовных школ стремятся воспитывать пастырей в духе «мужественной, твердой веры» и даже отрешений от жизни земной, «от тьмы греха, суеты житейской мелочности», направлять помыслы «к родине вечной, небесной». Таким образом, и тот, и другой «духовный руководитель» преследует прежде всего интересы церковные. На словах они против мистики, а на деле сеют ее постоянно.

Учебный комитет Московской патриархии на своем заседании 16 января 1975 г., обсуждая работу Совета Московской духовной академии и семинарии в 1973/74 учебном году, в частности итоги рецензирования 31-го кандидатского сочинения, записал:

«Содержание большей части их (рецензий) поражает читателя чрезмерной снисходительностью рецензентов к серьезным изъянам рецензируемых работ, которые тем не менее признаются достаточными для присуждения их авторам степени кандидата богословия. Так, прошлогодний выпуск МДА, состоявший из 24-х студентов, почти поголовно получил кандидатскую степень, поскольку четверо не подали сочинений. Такая «щедрость» академического Совета, покрывая общую и богословскую неразвитость некоторых выпускников, не еду. жит ли только украшению их тщеславия и не наносит ли ущерб престижу духовной академии?»

1973-1974 учебный год был одиннадцатым годом существования аспирантуры при МДА, которая вначале функционировала с одногодичным курсом обучения, а с 1963 г. — трехгодичным. Аспирантура создана для подготовки лиц для зарубежной работы. На начало 1973-74 учебного года в аспирантуре обучалось 13 человек, в том числе: на 1 курсе — 7, на втором — 1 и на третьем — 5 человек. В течение учебного года отчислено по разным причинам — 4 человека и окончили полный курс аспирантуры 4 человека. Слушатели аспирантуры в течение учебного года изучали: «Православные поместные церкви и заграничные учреждения РПЦ», «Римско-католическая церковь», «Протестантизм», «Экуменическое движение», английский или немецкий язык (по выбору). Прослушивается курс лекций по философии, истории философии, новой философии, зарубежной литературе, международные организации, дипломатический протокол.

В 1973-74 учебном году по сектору заочного обучения в МДА и семинарии числилось 510 чел., однако на экзаменационные сессии явилось 535 человек. 4-й класс семинарии закончили 45 человек, а 4-й курс академии — 19 чел. и всего лишь двое со степенью кандидата богословия. Кроме того, эта степень присвоена четырем действительным студентам-выпускникам прошлых лет.

В журнале № 2 Учебного комитета при Синоде от 16-1-75 г. сообщается:

«В течение учебного года из состава студентов-заочников отчисленно 36 чел., так что по состоянию на 11 июня 1974 га по сектору заочного обучения числилось: в семинарии — 302 чел. (1-й — 46, 2-й — 36, 3-й — 98, 4-й 72). В академии — 159 чел. (1-й курс — 40, Н-й — 44, IH-й — 51, IV-й — 24). Всего 461 чел.».

Многие правящие архиереи, как нам стало известно, оказывают все больший нажим на Учебный комитет патриархата, добиваясь от него подкрепления служителями культа за счет выпускников духовных школ. Имели место случаи сманивания архиереями старшекурсников и их рукоположения. К числу таких рукоположений до окончания духовной школы относится и некий Л. Новиков, в возрасте 37 лет, приглашенный епископом Гермогеном на служение в Калининскую епархию. В беседе с уполномоченным Л. Новиков рассказал, что он

«окончил Горьковское художественное училище. Был комсомольцем. Служил во внутренних войсках МВД. После армии работал в Кировской обл. учителем рисования и черчения в школе. К поступление в духовную семинарию привели размышления о том, насколько несовершенны и неполны данные науки и как много непостижимого таит в себе окружающий мир. Жена окончила консерваторию, намерению мужа поступить в семинарию не препятствовала. Сейчас она служит псаломщиком в той же церкви».

В декабре прошлого года в той же епархии был рукоположен в сан священника 38-летний Михаил Герцев, который

«после средней школы поступил на исторический факультет Московского университета и окончил его в 1959 г. Состоял в рядах комсомола. По окончании университета работал в исторической библиотеке.

Влечение к религии возникло в период службы в библиотеке. Он всегда считал, что есть какое-то высшее существо — творец вселенной — которое управляет судьбами людей. Однако с 1967-68 гг. начал особенно задумываться над этими вопросами, стал регулярно посещать церковь, петь на клиросе, читать в церкви евангелие. Решив посвятить себя служению церкви, стал читать религиозную литературу, богослужебные книги, учить молитвы. А в апреле 1974 г. из Исторической библиотеки уволился и поступил библиотекарем в МДА. Там усиленно продолжал духовное самообразование».

*

* •

В соответствии с постановлением Совета от 29 июля 1974 г. «О состоянии контроля за деятельностью духовных учебных заведений русской православной церкви» мы и впредь будем:

уделять постоянное и неослабное внимание вопросам контроля и усиления своего влияния на подбор и расстановку кадров руководящего и профессорско-преподавательского состава духовных школ, изучения их настроения, проведения определенной работы по снижению их религиозной активности;

принимать все необходимые меры для пресечения попыток фанатично настроенных лиц проникнуть в духовные школы на преподавательскую работу или в число учащихся;

через учебный комитет Патриархии и ректоров духовных школ продолжать пересмотр учебных пособий и внедрение новых конспектов лекций по ряду церковных предметов, учитывающих требования повышения гражданственности учащихся и учащих;

в процессе культурно-просветительных мероприятий, проводимых в духовных школах, усиливать массовую политическую работу среди преподавателей и учащихся, а также индивидуальные формы работы по формированию глубоких патриотических убеждений.

4. Издательская деятельность РПЦ «Журнал Московской Патриархии».

Издательская деятельность Русской православной церкви осуществляется издательским отделом Московского патриархата. Минувший год был 31-м годом непрерывной деятельности этого отдела. Организационно-издательский отдел состоит из редакции «Журнала Московской Патриархии», возглавляемой главным редактором, председателем издательского отдела архиепископом Волоколамским Питиримом (Нечаевым К. В.) Кроме редакции ЖМП, издательская деятельность патриархата в целом осуществляется следующими редакциями и изданиями:

сборник «Богословские труды»;

журнал Украинского экзархата «Православный вестник», издающийся в Киеве на украинском языке;

бюллетень Среднеевропейского экзархата «Голос православия», издающийся в Берлине на немецком языке;

бюллетень Венгерского благочиния «Церковная летопись», издающийся в Будапеште на венгерском языке;

журнал Западноевропейского экзархата «Вестник Русского Западноевропейского Экзархата Московского Патриархата», издающийся в Париже на французском и русском языках;

журнал патриарших приходов в США «Единая церковь», издающийся в Нью-Йорке на английском языке;

журнал патриарших приходов в Канаде «Канадский православный вестник», издающийся в Эдмонте на английском языке.

Таллинская епархия выпускает ежегодно церковный календарь и архипастырские праздничные и другие послания на эстонском языке. Рижская, Уфимская и некоторые другие епархии тоже выпускают послания к Пасхе и Рождеству и другие эпизодические архипастырские обращения. Корсуньская епархия в Париже выпускает «Православный бюллетень» на французском языке. В Токио выходит бюллетень на японском языке. С этими редакциями и изданиями редакция ЖМП поддерживает отношения. С редакцией бюллетеня «Голос православия» редакция ЖМП имеет наиболее тесные связи, ежемесячно предоставляет свои литературные и фото-иллюстрированные материалы и выплачивает гонорары за опубликованные в бюллетене статьи отечественными авторами. Установлению тесных и деловых отношений с зарубежными редакциями могли бы содействовать личные встречи редакторов, но они созываются очень редко. Последнее совещание некоторых из перечисленных выше изданий состоялось в августе 1972 г. в Москве.

Редакция «Журнала Московской Патриархии» укомплектована сотрудниками с богословским и специальным образованием и техническими работниками, которые обеспечивают бесперебойную деятельность ее издательского, административно-хозяйственного отделов и экспедиции. В 1971 г. организована английская редакция. Переводы с русского на английский язык выполняются внештатными переводчиками высокой квалификации.

Годовой издательский план работы редакции рассматривается на редколлегии. Там же разбираются принципиальные вопросы, связанные с публикацией материалов. Редколлегия состоит под председательством главного редактора из редакторов-заведующих отделами журнала, сотрудников ОВЦС патриархата, духовных и светских лиц, богословов духовных академий. Текущие вопросы издательской деятельности регулярно обсуждаются на еженедельном редакционном совете, состоящем из заведующих отделами редакции.

Литературные редакторы проводят научное и литературное редактирование поступающих в редакцию материалов, работают с авторами и ведут самостоятельные богословские исследования в соответствии с планом редакции.

Редакционная коллегия сборника «Богословские труды» состоит из ректоров и профессоров духовных академий, богословов и сотрудников издательского отдела под председательством архиепископа Минского и Белорусского Антония (Мельникова А. С.). В полном составе редколлегия собирается 1-2 раза в год, текущие вопросы решаются в рабочем порядке. Издательский аппарат входит в штат редакции ЖМП.

При издании календарей и богослужебных книг редакция пользуется помощью архиереев и профессоров духовных академий.

Архиепископ Питирим нам сообщил:

«Авторский состав довольно широко представляет церковную и богословскую общественность. Это имеет важное значение прежде всего для зарубежного читателя, который по участию в журнале богословов, священников всех рангов и мирян составляет свое мнение о церковной жизни в СССР. Редакция с большим вниманием относится к поступающим в журнал материалам, редакторы уделяют много времени работе с авторами. Однако работа с авторами чрезвычайно трудна вследствие их недостаточной специальной подготовки и малочисленного состава редакторов. Поступающие в редакцию материалы повышают объем журнала, однако этот материал требует в большей части значительной обработки. Авторский состав пополняется и обновляется медленно. Редакция постоянно поддерживает тесные связи с духовными школами, приглашает к сотрудничеству профессоров, преподавателей и учащихся семинарий и академий.

Главный редактор, председатель Издательского отдела регулярно докладывает Патриарху о работе отдела, согласовывает с ним все принципиальные и важные практические вопросы».

Выпуск религиозной литературы осуществляется под контролем Совета по делам религий. Совет ежегодно рассматривает план издательского отдела, который служит основным документом для издательства «Художественная литература», печатающего все религиозные издания.

Осуществляемые редакцией ЖМП издания состоят из двух групп. К первой относятся регулярные ежегодные издания:

«Журнал Московской Патриархии» на русском языке, ежемесячный, тираж 15 тыс. экз.

«Журнал Московской Патриархии» на англ. языке, ежемесячный, тираж 3 тыс. экз.

Православный церковный календарь (настольный), ежегодно, тираж 50 тыс. экз.

Православный церковный календарь (стенной), ежегодно, тираж 40 тыс. экз.

Пасхальное и Рождественское послание Патриарха, ежегодно, тираж 10 тыс. экз.

«Богословские труды» — 1-2 сборника в год, тираж 3 тыс. экз.

Венчики и молитвы (для хозяйственного управления Патриархии) -— необходимые атрибуты церковного отпевания умерших — 1 млн. экз. в год.

Во вторую группу входят непериодические издания — богослужебные книги, разнообразные сборники, служебные бланки и др. в 1975 г. из этой группы литературы планируется выпустить:

Триодь цветная — 10 тыс. экз.

Настольная книга для священнослужителей — 20 тыс. экз.

Поместный Собор 1971 года (на англ. языке) — 3 тыс. экз.

«Журнал Московской Патриархии» печатается в Московской

типографии № 5 «Союзполиграфпрома» при Госкомитете СМ СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. В продолжение ряда последних лет журнал по вине типографии выходит с некоторым опозданием к соответствующему по номиналу месяцу.

Английский вариант «Журнала Московской Патриархии» является переводом с русского с некоторым сокращением и предназначен для зарубежных читателей, не владеющих русским языком.

Бюджет редакции построен на основе самоокупаемости. Прибыль от издательской деятельности покрывает значительный дефицит, вызванный изданием бездоходного английского варианта ЖМП и значительным количеством бесплатно выдаваемых различных изданий на русском языке в представительских и информационных целях.

Совет по делам религий выполняет цензорские обязанности в отношении выхода в свет журнала и других изданий Моск. Патриархии. Ответственными сотрудниками и некоторыми членами Совета тщательно просматриваются все материалы журнала, предназначенные к публикации. При рецензировании мы исходим из того, что ЖМП, несмотря на сравнительно малый тираж, имеет довольно широкий и своеобразный круг читателей — от простого верующего и приходского священника до зарубежного читателя в лице мирян, священников, руководителей церкви, а также официальных служб и ведомств зарубежных стран. Редакция журнала и авторский коллектив в целом правильно понимает стоящие перед журналом задачи, но в то же время в подготавливаемых к печати рукописях нередко встречаются и такие тексты, содержание которых не служит интересам государства и верующего, не способствует формированию у читателя высоких гражданских и патриотических качеств, находится в противоречии с нормами советского законодательства о культах. В результате по каждому предназначенному к печати очередному номеру ЖМП или по каким-либо другим изданиям Патриархии (Церковный календарь, послания Патриарха и т. п.) в Совете проходит предварительный просмотр текстов, вносятся замечания и поправки, которые редактор или ответственный секретарь редакции ЖМП воспринимают правильно.

«Журнал Московской Патриархии» — официальный печатный орган Русской Православной Церкви. Журнал является проводником всей политики РПЦ, важнейшей трибуной, пользуясь которой идеологи русского православия стараются сохранить и укрепить позиции религии и церкви, скрыть от читателя действительные скрытые кризисные явления, происходящие в РПЦ, создать религии репутацию социально-прогрессивной силы и повысить ее престиж в глазах верующих граждан нашего государства и за рубежом.

Разделы журнала стали уже традиционными. В официальной части — послания Патриарха, определения Синода, назначения и перемещения архиереев, различные официальные сообщения. В разделе «Церковная жизнь» в прошлом году было помещено 70 материалов по различным аспектам жизни и деятельности церкви. В 1974 г. в журнале опубликовано 46 проповедей, являющихся своеобразным эталоном и ориентиром тематики и направленности проповедования на церковном приходе. В разделе «В защиту мира» помещена различная информация о деятельности членов Синода и делегаций РПЦ на сессиях и рабочих встречах ВСЦ, ХМК, КЕЦ. В разделе «Из жизни православия» помещено значительное количество материалов об истории и сегодняшних днях жизни и деятельности практически всех православных церквей. Раздел об экумене представлен докладами на эту тему руководителей ряда церквей, материалами богословских собеседований между представителями евангельской церкви в Германии (ФРГ) и РПЦ в 1971 г. («Арнольдсхайн — V-й), материалами ассамблеи ДБЦ «Ниборг — VII», информацией конференции по теме «Церковь и общество» — 1974 в Бухаресте в рамках ВСЦ и т. п. материалами. Богословский отдел журнала содержит сообщения по различным аспектам изучения и пропаганды Библии, трактовки ее легенд, объяснения некоторых церковных праздников, материалы о жизни и деятельности многих «святых отцов» русского православия.

Публикуя материалы VII Ассамблеи КЕЦ (16-23 сентября 1974 г., Энгельберг, Швейцария), ЖМП дает определение сущности экуменического движения церквей, раскрывает позиции русской православной церкви в этом вопросе. По мнению автора статьи об ассамблее профессора Ленинградской духовной академии Заболотского (ЖМП № 12, 1974, стр. 61-62) экуменические контакты нужны для того, чтобы преодолеть замкнутость церквей, чтобы сотрудничать между собой, чтобы

«...сделать явным значение Евангелия в современную эпоху- Межцерковный диалог требует более углубленного образования, совмещения академического богословия, с христианской жизнью, привлечения современных научных дисциплин •— психологии, социологии, философии. Задача Церквей — про- поведывать Евангелие живого Христа, это требует творческого труда. Без сомнения, на этом пути могут встретиться различные трудности, но церкви призваны общими усилиями препобеждать их. При этом церкви не должны забывать о насущных гуманистических и социальных проблемах, решение которых зависит от этических, духовных, социальных, экономических и политических факторов. Церквам и христианам надлежит понимать эти проблемы и вносить свой вклад в их решение; им надлежит помышлять о человеческих правах и обязанностях, об обмене информацией в отношении христианского свидетельства и служения, об улучшении связей между поколениями и о том, чтобы подавать добрый пример нового стиля жизни и ответственного поведения... Поскольку в современном обществе христиане и нехристиане обитают бок-о-бок, необходимо сотрудничество между ними в решении вопросов политического благосостояния Европейского континента и всего мира».

Содержание журнала служит церкви. Его отличительная особенность не столько каноническая и догматическая специфика православия, сколько оптимистический характер подавляющего большинства его материалов, касающихся проблем религии и церкви в нашем сегодняшнем социалистическом обществе и в перспективе. Основа такого оптимизма заключается в том, что, по мнению многих богословов, верующие в СССР нашли свое место в жизни среди нехристиан (атеистов), что опыт последнего тридцатилетия РПЦ вселяет надежды и имеют исключительное значение для всего христианства и всего мира.

Как известно, модернизм русского православия привел его идеологов к необходимости всемерно содействовать защите мира и укреплению дружбы между народами. Журнал постоянно помещает материалы, подтверждающие эту позицию церкви. Патриарх Пимен на сессии Всемирного Совета мира в Софии 17 февраля 1974 г., говоря о значении Всемирного Конгресса миролюбивых сил в Москве в 1973 г., в частности, сказал:

«Наш конгресс явился в полном смысле слова небывалым доселе примером объединения на единой миротворческой платформе широчайшего социально-политического диапазона его участников. Московский конгресс стал наглядным примером возможности сотрудничества людей доброй воли вне зависимости от их мировоззрения, что объяснялось пониманием ими необходимости этого в наши дни.

Все прогрессивное человечество высоко оценило оптимистическую уверенность в мирном будущем человечества, которая была высказана Леонидом Ильичей Брежневым в его замечательном выступлении на конгрессе и которую он связал с развитием совместных действий на благо мира коммунистов, социалистов, социал-демократов, христиан. Речь Леонида Ильича Брежнева, с энтузиазмом встреченная и участниками конгресса, и широкими кругами мировой общественности, явилась убедительным свидетельством того, что забота об упрочении мира действительно является одной из главнейших задач советской страны, что политика нашего госудрства является подлинно миролюбивой и выражает постоянное стремление всего нашего народа к миру, взаимопониманию и сотрудничеству со всеми другими народами» (№ 4, стр. 32-33).

В статьях и других материалах по вопросам защиты мира и укреплению дружбы между народами авторы журнала стоят на реалистических позициях. Они убеждают верующих в необходимости бороться за мир, справедливость и счастье для всех людей.

«Мир не может быть обеспечен без повсеместного признания и применения на практике принципа мирного сосуществования государств независимо от социального их строя. Мир не может быть упрочен без прекращения гонки вооружений, которая поглощает ежегодно 200 миллиардов долларов, так необходимых для мирных дел. Достижения разоружения, в том числе ядерного — главная задача всех людей. Задача религиозных организаций и рядовых верующих заключается также и в том, чтобы добиться переворота в умах тех людей, которые привыкли считать гонку вооружений неизбежной. Эту опасную психологическую инерцию необходимо переломить...

Главное сейчас — не допустить войны. За последнее полу- торатысячелетие на земле произошло 14 тыс. войн, которые погубили столько людей, сколько проживает их в данное время на всей нашей планете, — более 3-х миллиардов» (ЖМП № 1, 1974, стр. 40-41).

Стремление идти в ногу с жизнью, совместить в сознании рядового верующего коммунистические и храстианские идеи вынуждают церковников придавать богословию наукообразную форму.

Усердие некоторых идеологов в церкви заходит в этом направлении так далеко, что, к примеру, видный богослов ФРГ доктор Э. Вольф (ныне покойный) заявил:

«Евангелие включает в себя тенденцию к социализму, к разрыву с классовым обществом, к конфронтации с феодальным и буржуазно-капиталистическим образом жизни» (№ 7, стр. 67).

Однако, по мнению Э. Вольфа, Евангелие — это не только «тенденция к социализму», но и нечто большее. Евангелие «объясняет мир и одновременно изменяет его» (там же стр. 65). Тут явно проглядывает желание идеализировать христианство, поставить его над всеми другими теориями, в том числе и над теорией и практикой марксизма.

О том, что идеология православия ставит христианское учение выше всяких «секулярных» теорий, свидетельствует Патриарх Пимен:

«Мы считали и считаем, что социальные вопросы не должны затемнять или заменять собою основное понятие спасения как освобождения от греха, проклятия и смерти и достижения жизни вечной в Царствии Небесном и в общении с Богом» (ЖМП № 8, 1974, стр. 19).

Современные богословы сознают значение науки и научно- технического прогресса для «наилучшего устроения человеческого общежития», для развития промышленности и сельского хозяйства нашей страны, использования природных богатств, укрепления обороноспособности государства. В настоящее время они вынуждены признавать, что «огромные научные достижения в различных областях все более укрепляют веру в могущество научного знания» (№ 3, стр. 43).

В то же время журнал подвергает резкой критике капиталистический мир, где достижения науки и техники, научно-технический прогресс используется не ради человека, а с целью извлечения максимальной прибыли. Пороки капиталистического общества называются «грехами властолюбия и стяжательства, влекущими за собой множество других искажений личной и общественной жизни и окружающей нас природы» (№ 4, стр. 36).

Стремясь как можно надежнее укрепиться в нашей действительности и обеспечить себе тем самым право на будущее, идеологи православия всячески мистифицируют роль церкви, ее значение в общественной жизни.

«Когда говорят, что христианство — религия глубоко интимная, то говорят правду, так как везде и всегда (и особенно в таинствах) она позволяет чувствовать Бога рядом с собой. Но когда утверждают, что христианство исключительно индивидуально, да притом противопоставляют в нем индивидуальное социальному, то это неправда. Христианин никогда не может в абсолютном одиночестве стоять пред лицом Божиим, но в его сердце должна обитать полнота любви к братьям... Иными словами, социальная активность христианина... — необходимое условие его принадлежноости Церкви. Поскольку христианство предполагает не только личную веру, но и целое организованное общество — Церковь, то в силу уже одного этого оно является важным социальным фактором... По своей природе и в силу своей миссии Церковь не может оградить себя от общества, ибо, будучи зримым собранием и духовной общиной, она разделяет с миром одну и ту же земную участь, является закваской человеческого общества, которое призвано к обновлению и преобразованию в семью Божию» (№ 5, стр. 76).

Много внимания в журнале уделяется пропаганде церковных таинств, особенно Евхаристии (причащении). В этом явно проглядывает стремление руководителей церкви ориентировать приходское духовенство на усиление внимания к этому обряду с целью увеличения количества причащения в церкви. Патриарх Пимен называет Евхаристию «таинством таинств»; заявляет, что невозможно переоценить значение евхаристии, ибо она «является основным выражением жизни церкви. Через нее чада церковные соединяются со Христом Спасителем, укрепляются для жизни духовной, приобретают залог будущего воскресения и вечно блаженной жизни» (№ 1, стр. 55). В другом месте, вновь обращаясь к этому вопросу, Пимен добавляет, что «в древней неразделенной церкви крещение, миропомазание, священство и другие таинства не совершались без причащения» (№ 8, стр. 11). Митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (ЖМП № 8, стр. 24) заявляет, что

«Святая Евхаристия является не только средоточием духовно- благодатной жизни верующих во Христе, но и заключает в себе свидетельство Церкви о тех истинах, которые она свято хранит и ревностно исповедует»,

при этом, как бы между прочим, митрополит Никодим замечает, что

«для первохристиан не мыслимо было только лишь присутствовать на евхаристическом собрании... в древнехристианских общинах никто из участников евхаристического собрания сам себя не исключал из числа причастников...» (там же, стр. 26).

Священник должен не только окормлять верующих, но стремиться к увеличению своей паствы, ибо:

«Церковь не может быть самозамкнутой. Наоборот, она должна быть обращена к миру. Основная цель Церкви — освящение (спасение) людей, находящихся в ее ограде. Но и пребывающие вне «сего двора» тоже должны быть предметом ее забот... Церковь придавала большое значение своим заботам о тех, которые еще не были ее чадами... Церковь немаловажным считает внимательно относиться ко всему совершающемуся во внешной жизни людей и их житейском быту» (там же, стр 27-28).

Во многих номерах журнала теме исповеди и причастию отведено значительное место. Его статьи говорят о необходимости для верующего исповедоваться (каяться в грехах своих), получить прощение и затем причаститься «Тела и Крови Христовой». Евхаристии посвящаются богословские собеседования с другими церквами, экуменические трактаты. Это далеко не случайно. В условиях спада религиозности населения, общего кризиса религии, переживаемого всеми церквами, борьба за жизнь, за удержание «в своей ограде» верующих — главная задача церкви. По церковным канонам, исповедоваться и причащаться верующий может сколько угодно раз в году. Следовательно, количество совершаемых ежегодно этих обрядов в определенной степени свидетельствует о религиозности населения данного села, города, района, области.

Журнал продолжает помещать материалы, имеющие целью прославить женщину и активизировать ее в церковной жизни. С этой целью в сентябрьском номере журнала помещена статья архиепископа Вологодского Михаила, раскрывающая содержание «Пира десяти дев» священномученика Мефодия (крупнейшего богослова раннего христианства III века). Девство и целомудрие женщин считается высшим идеалом христианской жизни. В то же время это не значит, что брак заслуживает порицания. Церковь требует от женщины лишь «обуздания похоти».

«...Совершенные по жизни, истинно девственные души отнюдь не должны замыкаться в себе, превращаясь в собрание самодовольных праведников. Им отводится исключительно важная и ответственная роль в Церкви: они становятся помощниками Христа, содействуя делу проповеди для спасения других» (№ 9, стр. 68).

Во многих местах статьи «Пир десяти дев» девство и целомудрие трактуются не в прямом смысле, не как призыв к монашескому образу жизни, а как воздержание от «греховных» мыслей и поступков, как духовное жертвоприношение.

...Человек должен приносить в жертву все, что может, — и чувства (плоть), и дух, и ум. В этом трояком жертвоприношении можно усматривать и образ Святой Троицы, а также указание на добродетели всех возрастов. Если жить по началам разума, то можно совершить духовные жертвоприношения в течение всех трех возрастов человеческой жизни. Добровольные жертвы Богу можно приносить уже в юности, когда цветущая плоть увлекает душу на путь порочных страстей. Жертвы можно приносить и в период возмужалости, когда ум приобретает твердую опору. И наконец — в период старости, когда исчезает влечения плоти» (№ 9, стр. 71).

Модернистские тенденции в современном православии характерны как для вероучения, так и для культовой практики. Жизнь вынуждает церковников вносить изменения в практику Церковных служб и обрядов, сокращать и упрощать их, отказываться от многих культовых действий. Богословы стараются скрыть от верующих истинные причины этих изменений, ссылаясь на то, что «Русская Православная Церковь никогда... не считала богослужебный обряд неизменным и неприкосновенным» № 2, стр. 73.

В 1974 г. исполнилось 30 лет со времени возрождения Московских богословских школ — семинарии и академии. И журнал откликается на эту дату, он призывает выпускников духовных школ служить личным примером в «приумножении славы святой церкви»:

«Самое главное в нашей жизни, — пишет журнал, — добродетельная жизнь пастыря, залог его успешной деятельности и спасительной проповеди. Ничто не свидетельствует так наглядно и не призывает других следовать примерам добродетелей, как жизнь. По жизни определяется человек, его религиозные убеждения, его настроение и его человечность. Без добродетельной жизни пастырю не быть настоящим пастырем; не быть настоящим свидетелем веры. Вера наша не нуждается в доказательствах, веру мы не доказываем, а показываем, а показать нашу веру мы можем только через наши добрые дела, через нашу добрую христианскую чистую, нравственную жизнь. Пусть никто никогда не укорит нас в наших делах, чтобы служение ваше не умалилось и чтобы слово проповеди вашей не унизилось. Всем своим существом, своим убеждением, свидетелями Христовыми, будьте верными сынами своей святой Церкви.

Будьте, наконец, верными сынами и патриотами своего великого отечества, своей земли, родившей, воспитавшей, научившей и вскормившей вас для жизни церковной и гражданской» (№ 8, стр И).

В журнале помещается значительное количество материала, рассказывающего об истории русской православной и других христианских церквей. Такого рода обращение к прошлому является по существу своему своеобразной формой пропаганды религии и церкви. Помещая проповеди Марка подвижника и епископа Феофана, преподобного Феодосия Печерского, материалы о святителе Спиридоне Тримифунском, Сергии Радонежском и др. «святых отцах», журнал тем самым показывает сегодняшним верующим и клиру образцы служения, достойные подражания. Так, в № 12 помещен материал о епископе Тамбовском Питириме (1645-98) в связи с 60-летием православия. Идеализируя его, автор статьи пишет и поучает, каким должен быть истинно верующий человек и каких высот совершенства можно достичь, следуя по пути служения Богу и церкви. Епископ Питирим был

«...очень доброжелательный, приветливый, кроткий, отзывчивый, внимательный, излучавший нелицемерную, глубокую любовь к людям и ту скрытую могучую силу духа, которая приобретается многолетней упорной борьбой с самим собой... Святитель Питирим располагал к себе и православных, и упорных приверженцев старых обрядов, и мусульман, и язычников, и вовсе преступников и бродяг».

За такие заслуги «промысел Божий» сподобил Питирима стать чудотворцем. Стоило Питириму вырыть в лесу вблизи своей кельи колодец, как вода этого колодца

«...возымела благодатные, целительные свойства. Такой же колодец он вырыл вблизи нового тамбовского собора, тоже в чаще лесной, куда удалился для безмолвия и молитвы. И в этом колодце вода обладала священной, особой, благодатной силой» (ЖМП № 11, 1974, сотр. 69-70).

Разумеется, подобные материалы имеют свой целью содействовать сохранению или возрождению среди верующих старых представлений, обычаев и традиций бывших «святых мест» в Тамбовской области.

В связи с этим заметим, что каких-либо существенных последствий после опубликования подобных материалов не замечается, поскольку журнал до рядовых верующих практически не доходит по причине малого тиража.

Однако, контроль за ним следует и впредь усиливать, более требовательно относясь к рукописям, устраняя из них пропаганду «святых мест» и другие материалы, которые могут активизировать церковь.

5. Исполорганы, касса, нарушение законодательства и вмешательство священнослужителей в хозяйственно- финансовую деятельность религиозных общин.

В Свердловской епархии некоторые служащие епархиального управления оказывали давление на исполорганы с целью побудить их увеличить взносы на содержание религиозного центра. Бесплатно получая от Московской патриархии комплекты венчиков и молитв к ним, они самостоятельно установили на них цены и продавали религиозным объединениям.

В Астраханской епархии широко применяется такая форма влияния на верующих и исполорганы, как благословение епископа и священников на исполнение любых церковных дел. Были установлены такие порядки, при которых верующий мог подать заявление о желании вступить в члены «Двадцатки» только с благословения епископа или настоятеля; вновь избранный исполорган мог приступить к своим обязанностям только после благословения епископа; уборщицы могли приступить к уборке церкви только с благословения настоятеля; собрания «двадцаток» по указанию епископа должны начинаться и заканчиваться молитвой и т. д. Такая же практика существует и в Житомирской архи- епископии. Этого же добивается и Калининский епископ Гермо- ген (Орехов).

В большие религиозные праздники, а также по случаю «именин» и других торжественных дат епископ Калининский Гермоген собирает для сослужения в архиерейском богослужении и участия в трапезе всех «желающих» священников, т. е. половину епархиального клира, за исключением дряхлых, больных или проживающих в отдаленных местностях. На этих сборищах Гермоген нацеливает духовенство на усиление церковной деятельности. Кроме того, не призывая прямо к вмешательству в финансово-хозяйственные дела, Гермоген напоминает духовенству, что члены ис- полорганов являются их прихожанами, а поэтому священник может на исповеди спросить, не грешен ли данный верующий в нерадении к Божьему храму, к нуждам церкви.

Со слов старосты церкви с. Варваровка Николаевской обл. Гриценко Ф. П. стало известно о негласной таксе за архиерейские службы епископа Боголепа на храмовые и другие праздники: «епископу и секретарю епархии по 100 руб., диакону — 50 руб., благочинному — 25 руб., участвующим в соборном служении священникам — 25 руб. каждому, иподиаконам — по 15 руб., шоферу епископа — 15 руб. Кроме того, на устраиваемые лиш- ные обеды расходовалось до 300 руб. Таким образом, архиерейский прием обходился до 700-800 руб.; эти деньги выделялись путем всяческих финансовых махинаций, вплоть до частичного незаконного сбора денег по квартирам верующих.

«Многие священнослужители, — как сообщает уполномоченный по Николаевской обл., — ищут и находят возможности больше контактироваться с верующими как в церкви, так и вне ее. Попы буквально рвутся на квартиры верующих, чтобы совершить отпевание на дому, где в гнетущей обстановке похорон религиозная пропаганда воздействует особенно эффективно на умы и сердца прихожан и верующих и неверующих родственников и близких покойного. Одновременно попы и хористы, присутствующие на похоронах, стараются урвать для личного обогащения нигде не учтенные пятерки и десятки. Характерен в этом смысле пример протоирея Вдо- вича из г. Животневого. Вдович не только совершал отпевания на квартире, но и считал своим долгом навестить родственников покойного и вместе с ними отметить «третины» (3-й день после смерти), «девятины», «сороковины», полгода, год после смерти. Вдович в свое «нерабочее» время осенью 1974 г. организовал посадку на двух такси группы своих фанатичных приверженцев в Одессу. Там он водил их по храмам, вместе с ними молился. Имея подобный «актив», надежную опору, Вдович был фактическим хозяином прихода,, а исполорган и ревкомиссия общины были марионетками в его руках».

В религиозном обществе г. Вышний Волочек Калининской обл. священник Киричук, по сути дела, запретил ревкомиссии проводить ревизию «свечного ящика» на второй день Пасхи (сказал, что это «великий грех»), хотя у ревкомиссии были веские основания подозревать наличие крупных злоупотреблений со стороны исполоргана. Возникший на этой почве конфликт между Киричу- ком и ревко.миссией привел к волнению среди прихожан, нанесению отдельными фанатиками побоев членам комиссии Федосееву и Белову и к смерти первого от инфаркта.

Проверяя причины прекращения жалоб верующих из с. Три- дубы Кривоозерского р-на Николаевской обл., в которых они непрерывно писали, что на месте им препятствуют осуществить право аренды помещения для молитвенных целей, а также то, что из сел, прилегающим к Тридуба.м, в церкви Кривое озеро крещений не зафиксировано, было установлено, что крещения нелегально совершает заштатный священник Марков. Комиссия содействия контролю, которой была поручена проверка, поймала Маркова при совершении трех групповых крещений на квартирах в трех разных селах, где он в течение месяца окрестил 15 детей. Таким образом, если Марков «работал» в таком же темпе, он за год должен был окрестить, по крайней мере 150-160 детей, т. е. больше, чем в действующей церкви в райцентре, где окрещено всего 110 человек.

Священник церкви в дер. Сухари Могилевской обл. Зайко Г. П., ранее подвергавшийся штрафу, выводов для себя не сделал и в 1974 г. подолжал крестить детей в домах и квартирах граждан г. Могилева. В беседе по этому вопросу Зайко признался уполномоченному и сказал:

«Я рассчитывал, что больше не попадусь, но снова погорел, прошу поверить мне, это больше не повторится никогда. Скажу вам правду, я пробовал отказывать просителям, но есть такие люди, которым появляться в церкви нельзя, но они настойчиво упрашивают и иной раз нелегко им отказать».

В Волынской обл., священник православной церкви с. Жу- равки Гороховского р-на Кезенко В. П. совместно с председателем исполоргана другой церкви того же района длительное время занимался самодельным изготовлением свечей, которые реализовал на своих приходах. В селе Затурцы Локачинского района священник Фрейберчук Н. А. занимался изготовлением риз, которые затем продавал по 300-320 руб. за каждую. Подобные денежные махинации (в различных вариантах) были вскрыты в селах Силец и Вараны Гороховского р-на, Головно Любомильского р-на, Сиринки Луцкого р-на и других.

С ведома председателя исполоргана религиозного общества в дер. Лозица Шиловского р-на Могилевской обл. Романкевича П. Г. священник Попов П. П. разъезжал по населенным пунктам Шиловского и Бальничского районов, где совершал обряды в домах верующих. По указанию Попова Романкевич иногда использовал учащихся в качестве курьеров для оповещения о днях службы в церкви. В таких случаях он к концу занятий в школе становился у ворот школьного двора и проходящим ученикам говорил: «Дети, передайте в деревне, что завтра будет служба в церкви», и указывал, по случаю какого праздника она состоится. Кроме Романкевича, священник Попов не соблюдал установленного порядка, требующего обоюдного согласия родителей при крещении детей.

Настоятель церкви в Кадыйском р-не Костромской обл. Ян- цевич Н. М. неоднократно ходил по деревням и выполнял религиозные требы. По договоренности с председателем исполоргана Смирновой Е. Н. занимался присвоением денег из церковной кассы. Аналогичные действия допускали священники Исаченко И. И., Легач И. П. и Акимов Г. С. Незаконно полученные ими деньги возвращены в церковные кассы, а доходы обложены налогом.

Председатель исполоргана церкви г. Антрацит Ворошиловградской обл. Дудко вошла в контакт со священником Воробьевым и, используя свое положение в течение последних 3-х лет, израсходовала на ремонт церкви и дома священника около 20 тыс. руб. Причем все это делалось самовольно, без ведома и разрешения исполкома горсовета.

Вновь назначенный в Зубово-Полянский молитвенный дом в Мордовской АССР священник Мокашов П. П. сразу же стал вмешиваться в работу исполоргана деньги присваивал. В беседе с представителями районных организаций заявил, что атеисты своим посещением храма могут только осквернить его, и что между атеистами и верующими нет ничего общего.

Настоятель Всехсвятской церкви в г. Петропавловске Северо-Казахстанской обл. Мулько Н. В., в.мешиваясь в финансово-хозяйственную деятельность общества, заявляет, что все работники церкви, в том числе исполорганы и ревкомиссии живут на средства, которые зарабатывают служители культа; не было бы их (служителей культа), не было бы и церковных денег. В связи с этим он потребовал от исполоргана, чтобы ему в месяц выплачивали 600 руб., а второму священнику 550 руб.

В церкви г. Коростышево Житомирской обл. протоиерей Андрощук устроил «бунт» против непокорного старосты. Вначале потребовал дополнительной помесячной оплаты 200 руб. без ведомости, а когда тот отказал, устроил травлю. Группа его приверженцев за «обиженного и униженного батюшку» пыталась самовольно изгнать старосту.

Бывший священник Кочубиевской церкви в Житомирской обл. Г. Коврега, стремясь избавиться от неугодного ему представителя исполоргана, подогревал возмущение отдельных членов «двадцатки», создавал группировки, писал «доносы» на должностных лиц органов власти, которые «не поддержали его правое дело».

Священник церкви с. Черкасское Каменского р-на Тульской обл. Желудков, имевший неоднократные предупреждения уполномоченного о недопустимости вмешательства в хозяйственные дела общества, все же пытался это делать, особенно в вопросах ремонта церкви. А когда исполорган делал ему замечания, то он заявлял: «Я вас пересажаю в тюрьму... Добьюсь, что закроют вашу церковь». Не лучше ведет себя и священник церкви с. Венев Сабинин. Он также пытается вмешиваться в дела ремонта церкви, а при сопротивлении исполоргана всячески оскорбляет его членов, применяет рукоприкладство и допускает хулиганские действия.

В Кировоградской обл. священник Михайленко (с. Красня Каменка Александрийского р-на) проводил отдельные религиозные обряды без выписки квитанций, часть денег присваивал себе. Священник Карпец (г. Бобринец) пытался решать вопрос о найме регента, а священник Чудинович (с. Осиновка Ульяновского р-на) проверял деятельность исполоргана религиозной общины. Священник собора в г. Кировограде Шпуденко и Велигурский при совершении обряда похорон брали дополнительные деньги с граждан, заказавших похороны.

В Винницкой обл. члены исполорганов религиозных обществ в пос. Копайгород Барского р-на, с. Степановка Винницкого р-на, селах Кублич и Михайловка Гайсинского р-на, с. Межир Жме- ринского р-на требовали от священников, чтобы они крестили без регистрации в книгах, запутывали учет, продавали кустарные свечи и присваивали денежные средства, игнорировали рекомендации местных органов власти.

С ведома исполоргана церковный хор религиозного общества с. Тростянец Киверского р-на Волынской обл. на протяжении последних 3-х лет под руководством псаломщика Бичука М. про. водил по селам прихода колядки, во время которых собирал деньги «на потребности церкви». В результате было собрано 3926 руб. которые не были оприходованы по кассовой книге. Там же при содействии кассира Киричука из кассы церкви проводилась оплата подоходного налога за священника Порицкого В. Н.

В Иоанно-Предтеченской церкви г. Сумы сбор денежных средств на ремонт храма исполорганы общины и актив церкви проводил не в церкви, а по дворам верующих. На пожертвованные суммы квитанции не выписывались, деньги присваивались.

В с. Хотынь Ровенского р-на Ровенской обл. церковники под видом колядок в окружающих селах собрали 1300 руб., которые не оприходовали и хранили в церкви. В 1974 г. пресечены 7 подобных случаев. Деньги сданы в Фонд мира.

Казначей Добрушского религиозного общества в Гомельской обл. Рожкова М. П. при проверке работниками горфо расходования денежных средств, пыталась дать взятку проверяющему, за что была осуждена народным судом к трем годам условно.

Председатель исполоргана Покровской церкви в пос. Чернь Тульской обл. Кошечкина приказом по храму провела уборщицей свою сестру, которой шел производственный стаж и зарплата. Однако, как установил райисполком, она ни одного дня не работала. Ее зарплату в сумме 1300 руб. получила Кошечкина. Деньги взысканы.

В молитвенном доме Николая и Гермогена в г. Ташкенте псаломщик Стальновецкий был оформлен дворником с целью укрытия его от уплаты налога, по ст. 19.

Исполнительным органом Екатерининской церкви в г. Феодосия не было сообщено горсобесу о приеме на работу в качестве сторожей двух пенсионеров, в результате чего им переплачено пенсии в сумме 840 руб.

В г. Евпатория исполорган Николаевского собора с целью уменьшения налога с пономаря Бублика представляла финоргану данные как на уборщика с ежемесячной оплатой 60 руб.

Исполорган Троицкого кафедрального собора в г. Симферополе не включил в представленные горфинотделу сведения на 304 руб. праздничных, выплаченных 9-ти хористам.

В с. Папортники Богородицкого р-на Тульской обл. председатель исполоргана Казанской церкви Гуров, казначей Кузнецова самостоятельно, без разрешения местных органов власти произвели частичный ремонт храма, за что уплатили «шабашникам» 2700 руб. Такие же факты имели место в гг. Антрацит, Старо- бельск и др. в Ворошиловской обл., в Нур.минской церкви Медве- девского р-на Марийской АССР и др. областях. В с. Верхняя Хор- тица Запорожской обл. исполорган выстроил кирпичный дом площадью 50 кв. м., который намеревался использовать для ночлега приезжающих верующих из других сел.

Нарушение законодательства о религиозных культах как со стороны религиозных объединений, так и служителей культа, как правило, не оставались безнаказанными. К нарушителям применялись различные меры воздействия: предупреждение, предписание уполномоченного Совета или местного органа власти, обложение дополнительным подоходным налогом, привлечение к уголовной или административной ответственности. Расторжение исполорга- нами договора, заключенного со служителем культа, отстранение его от службы и перевод в другую церковь или увольнение за штат правящим архиереем. В ряде случаев местные органы власти использовали свое право отвода из состава исполоргана и ревкомиссии отдельных ее членов или снимали их с регистрации.

Так, за систематическое нарушение законодательства о культах епископом Курским и Белгородским Николаем были освобождены от службы три священника (Максимов С. Г., Ярмолик В. Н. и Бучковский С. И.), которые оказывали давление на членов «двадцатки» исполорганов с целью получения денег сверх обусловленных договором.

Священники Ермаков и Тычковский, совершавшие с ведома исполоргана в церкви г. Обоянь Курской обл. многочисленные требы и обряды (крещение детей, молебны, панихиды и пр.) без оформления документов и присваивавшие деньги, были обложены дополнительным налогом — первый в сумме 6294 руб., а второй на сумму 7199 руб. и оба переведены в другие церкви.

В Волынской обл. за различные неблаговидные дела, связанные со спекуляцией и денежными махинациями, четыре священника епархиальным управлением отстранены от занимаемой должности и выведены за штат... За вмешательство в финансово- хоз. деятельность 12 священнослужителей предупреждены. За злоупотребление служебным положением отстранены от своих обязанностей свыше 50 членов исполорганов и ревкомиссий.

В Белорусской ССР за крещение детей в квартирах верующих и у себя на дому наказаны 12 православных священника. Штрафованы 7 членов исполорганов за то, что допускали несовершеннолетних подростков в качестве восприемников. Наказаны 15 фанатиков за организацию религиозных шествий по улице с иконой и свечкой.

За вмешательство в финансово-хоз. деятельность религиозных обществ, совершение обрядов на дому, освящение домов тайное крещение детей и присвоение денег предупреждены священников из разных районов Воронежской обл.

Обновлены исполорганы религиозных обществ в Котельниково Михайловке, Киквидзе, Средней Ахтубе и Краснослободске Волгоградской области, в которых были установлены присвоения и неправильного расходования денежных средстввы дача подарков (платки, отрезы на платья, духи и пр.) и денежных вознаграждений церковному активу. снежных

За присвоение денежных средств и мошеничество сняты г регистрации и заменены члены исполорганов и ревкомиссий пе лигиозных обществ в г. Свислочь, Скидель, Кореличи, дер. Малые Степанишки Гродненской обл.; председатель и кассир Мало Б рестовицкои церкви Руселик В. Я. и Кривеня А. В. судебными органами приговорены к 4 годам лишения свободы каждый председатель ревкомиссии Шидловский А. С. — к 3 годам.

Обязательные предписания были даны в Ставропольском крае.

[1] Из этих постоянных членов скончались митр. Никодим (+ 1979) Я митр. Серафим (+ 1979). Митрополитом Ленинградским стал митр. Антоний Минский, а митрополитом Крутицким митр. Ювеналий.

[2] Из этой группы скончались митрополиты Палладий, Серафим, Иосиф, архиепископ Алипий, епископы Иона и Платон. — Прим. Ред.

[3] Из второй группы скончались митрополиты Никодим, архиепископы Казанский Михаил, Кировский Мстислав. — Прим. Ред.