Яков Кротов. Богочеловеческая история

Юмор и мертвецы от Геродота до Горок Ленинских

Чувства юмора не существует. Существует юмор как разновидность коммуникации. Изобретён юмор не в XV веке, как можно прочесть, он изобретён одновременно с изобретением человека. Другой вопрос, когда он фиксируется, вопрос по истории литературы. Ясно, что замысловатые вопросы типа «что общего у ворона и пианино» это совершенно тот же юмор загадок, путаницы, что в вопросе «кто ставит горячий пирог в холодную печь» (это из Геродота, ответ в конце этого этюда).

Вот четыре фрески из кабака в Помпеях.

Три, пожалуй, смешны лишь для сильно выпившего человека:  игроки в кости спорят, у кого больше, а рассудить некому. Кабатчик выпихивает на улицу драчунов. Двое целуются и подпись: «Не хочу целовать Мирталу». Интересно было бы выслушать Мирталу, конечно.

Хорошая, полноценная шутка на четвёртой фреске. Один выпивоха кричит «Хок!» — «Сюда». Другой: «Нон, миа эст!» — «Ну нет, кружка моя!» А официантка отвечает: «Не извольте беспокоиться, сейчас океан водки придёт и вас выпьет!» — «Кви волет, сумат! Океане вени бибе!»

Перевод, конечно, не буквальный.

Умилительно, масс-культурно: «Ой, смотрите, они были такие же, как мы!» Ну, во-первых, не все «мы» пьяницы, некоторые не в кабаках, а в библиотеках наслаждаются жизнью. Во-вторых, вино было отвратным. В-третьих, именно потому, что они были такие, им было нужно ровно то же, что нужно сегодня, и это отнюдь не Докинз, не глупый милорд, но и Некрасов не поможет.

Кто не поймёт шутки про пьющий океан, вряд ли вполне поймёт и Апокалипсис, и мечты про райскую жизнь, где праведники кушают исполинскую фиш — левиафана, которой хватает на всё человечество на все времена. Да и концепцию Евхаристии — когда тот, кто ест «тело и кровь  Христовы» становится частью Тела и Крови Христа.

Что до загадки Геродота, то это об одном древнем греки другие древние греки рассказывали, что его покойная жена явилась и сказала, что муж ея сунул горячий пирог в холодную печь. В смысле, исполнил свой супружеский долг с нею, когда она уже была мёртвой, но ещё не была похоронена.

Современный вариант этого анекдота звучит так.

Жил в Горках крестьянин, славился тем, что неотлучно был рядом с Лениным, когда тот умирал, ухаживал за ним лучше любого санитара. Его даже в школы приглашали об этом рассказывать. Уже после войны у крестьянина занемогла жена. Совсем на ладан дышит, да и то, за восемьдесят перевалило. Старик позвал доктора, тот посмотрел, посуровел. Вышел со стариком в сени и сказал: «Плохо дело. Тут так — либо ты ночью постарайся, исполни супружеский долг, либо до утра не доживёт». Старик почесал затылок, но делать нечего — надо поднапрячься ради любимой жены. Поднапрягся, смог! Утром бабка по избе шныряет, готовит, убирает, весёлая, как будто ещё сто лет жить собралась. Старик посмотрел на неё, посмотрел и вдруг как треснет себя по лбу: «Ах я балда! Я же Ленину мог жизнь спасти!!!»

Фрески сейчас в археологическом музея Неаполя. Иллюстрации — pompeiiinpictures.eu

Ленин — Юрий Погорелов и неизвестное лицо, точнее, оборотная сторона неизвестного лица.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - Указатели.