The Works of Iakov Krotov

Яков Кротов. Богочеловеческая история.

Указатели именной - предметный - географический - книг.

24 июня 2019 года, понедельник, 16 часов 30 минут UTF

Сценарий вечности

[По проповеди 23 июня 2019 года]

«Вы должны всё бросить, от отца и матери до жены и детей», - говорит Спаситель. Кому? Прежде всего, мужчинам. Это важно, потому что в патриархальном обществе именно в любви (а семья - сумма любви, не «ячейка общества», конечно) проявляется различие мужского и женского сценариев.

Все люди мыслят исторически. Мы встраиваем каждое событие жизни в определённый сценарий, осмысляя таким образом происходящее. 

Женский сценарий - долгосрочная эксплуатация. Родить, воспитать, довести до пенсии. Любовь - чудесное предисловие, чудесный фон, чудесный финал. 

Мужской сценарий - краткосрочный выигрыш. Завоевать, покорить, овладеть, познать и двигаться дальше за следующим призом. Понятно, почему в этом сценарии не разводиться - абсурд.

Для мальчика в 15 лет поцелуй - приз, сорвал и бежишь за следующим. Для девочки в 15 лет поцелуй - один из эпизодов жизненной эпопеи, из которого должны последовать всякие другие эпизоды.

Может ли быть не эксплуатация, а просто любовь? Не овладеть, а просто любовь? Может! Это ведь естественно для человека. Только где человек, а где естественность человеческая! К этой естественности надо пробиваться, её надо строить, - и для начала надо всё бросить, что кажется естественным.

Всё бросить ради Одного. Встретил - полюбил - бросил. Бросил ради любви. «Оставит человек». У Толстого это навечно запечатлено: полюбил, узнал, что любим - и весь мир преображается. Всё кажется добрым, милым, соучаствующим в твоём счастье, и всё занимает своё место, и это место периферийное. В центра - Она или Он, и в свете этого центра всё, что раньше казалось центральным и уродливым, ненавистным, теперь стало красивым и милым именно потому, что стало окружением Единственного.

Понять это не так легко, особенно мужчинам. Иисус находит единственное приемлемое сравнение - уходите за Мной от мира как уходили от родителей к жене. И они спрашивают, что им за это будет! Другой бы ответил в сердцах «Шашлык из тебя будет!» (и про геенну огненную это примерно и есть шашлык), Иисус подыскивает более остроумный ответ (сделав, думается, основательную паузу, чтобы подчеркнуть - мужики, всерьёз тут ничего не скажешь, но давайте так…). 

Какой приз? Вы будете судить человечество!

Знал, чем соблазнить. Высшая мечта не стать победителем, а стать тем, кто судит победителей и определяет, победитель или нет.  

Только ведь это шутка, да и прегорькая. Как у того же Толстого: муж, вынеся приговор крепостному и приведя приговор в действие - ну, в зубы дал - входит, разгорячённый, к жене, а та с ужасом:  «Николенька, ты что!» 

Апостолы, вы что? Рядом с вами Бог, а вы готовы от Него отвернуться и начать кого-то судить? Разглядывать лица грешников, а не Лик Святого? Может, ещё и поджаривать сами будете? Либо любовь - и восторг, прощения, безоглядное и творческое, либо - фуфло ваша любовь.

Явление Бога в нашей жизни - Бога Иисуса Христа, Бога, Которого можно любить и как Бога, и как Человека - это явление новой истории. Новый сценарий. Новый смысл. Всё прежнее становится эпизодами в этой истории, истории о Христе. Великие свершения, достижения, страдания за веру, пелёнки и распашонки, премии и награды, кладбища и роддома, - всё лишь листочки в презентации. Понятно, что и вести себя при этом будешь по-разному. Сидишь за столом, читаешь книжку, и вдруг входит Альберт Эйнштейн. Ну, натурально, вскочишь? Так вот, Альберт Эйнштейн вошёл на совсем другую Кухню, а к тебе вошёл как раз Тот, о Ком Эйнштейн так мудро заметил, что Бог не хитрит. 

Бросить всё как самоцель и обрести всё как любимое Богом. Земля Обетованная, Израиль, Святая Русь, Святейший Гусь, Справедливость-сраведливость, - всё это оказывается главами в такой «Одисее», что оценивается совершенно иначе. И - да, какой уж тут суд. Залезли на престол и другим помогите залезть! Да просто больше толерантности, она же терпение - потому что как старики оценивают всё терпеливее из-за свойственного старости отчаяния, сознания конечности и суетности всех дел человеческих, так христиане оценивают всё терпеливее из-за надежды, из-за сознания бесконечности и драгоценности той мега-жизни, внутри которой суета и конечность. 

Не близость гроба, а близость Неба делает верующего снисходительнее и мудрее. Эта близость - не в будущем, она в том мгновении, когда Бог коснулся нас и мы оказались - словно машина времени перенесла - в мгновении, когда Иисус поднялся, чтобы идти на смерть, и сказал: скажите спасибо! 

Благодарите! Вспоминайте не Нагорную проповедь, не умножение хлебом, не хождение по водам, а вот это мгновение - это миг нашего обручения, ради этого мгновения всё остальное. Вспоминайте не злым словом - эх, какие же все сволочи, такого Христа убили - а вспоминайте благодарным словом: какой Христос оказался неожиданный и - лучше! И передавайте эту благодарность дальше  - друзьям и врагам, верным и неверным, любимым и ненавидимым - и всё, что оставили, идя ко Кресту, обнаружится, воскреснет после Креста. 

Общение как дестабилизация, право как страховка от дестабилизации

Что такое «норма» человека, чем она отличается от «нормы» животного? Почему вопрос о праве так важен, что делит мир на «нормальную» и «ненормальные» части?

Общение - мощный дестабилизирующий фактор. Норма для животного - энтропия, умирание. Смерть и есть стабильность, а жизнь - кратковременное нарушение стабильности.

Общение начинается там, где начинается жизнь не как животная стабильность, а как человеческая «езда в незнаемое».

В этой ситуации «право», «закон», способность договариваться о чём-то - это замечательное средство ввести элемент стабильности в общение, в человеческое сообщество. Ввести как элемент, не как суть. Как педаль тормоза, не отменяющая педали газа и главного - способности двигаться. Идея права в том, чтобы ввести коммуникацию в некие рамки, позволяющие не погибнуть молниеносно. Договор о разговоре. Постановляем: ты говоришь, а я тебя не убиваю. Хотя очень хочется и должен.

Почему Ленин - чудовище? Потому что он убил право, убил принципиально. Он изначально организовывал нечто зоологическое, стаю, где он был вожаком сотаи. Никакие договоренности в стае невозможны - есть лишь подчинение вожаку. Я говорю, ты исполняешь - либо я тебя убиваю. Никакие договоренности не действут либо они фиктивны. Действует лишь сила.

В каком-то виде договоренности существуют даже в таких звериных сообществах как Россия, Северная Корея, Китай. Тем не менее, огромная часть человечества повержена в скотское состояние. Скотина, которая внешне неотличима от человека, которая производит всё на свете, выпускает акции, рассматривает Мону Лизу. Купить их тапочки или компьютер - в принципе, безопасно. Хотя если и начинка для компьютера китайская или русская, - уже возникает большой риск стать жертвой стаи. А уж покупать акции, приезжать жить с уверенностью, что люди всюду люди, всюду более или менее соблюдают договоренности, - это большая ошибка. Это игра со смертью.

Разумеется, внутри таких сообществ полно нормальных людей, а стопроцентных расчеловеков не существует, видимо, вообще. Ленин обращался с женщинами брутально и манипулятивно, словно Трамп, но всё же что-то человеческое в нём было, хочется верить. Внутри «нормальных» человеческих сообществ, где право - не фикция, полно расчеловечивающихся людей, альфа-самцов, бета-самцов, да и быть самкой не гарантирует само по себе человечности. Тем не менее, качественная разница существует, и она вполне совпадает с государственными границами, потому что сами понятия «государства» и «границ» - из права, из человеческого. Защита границ часто есть защита человеческого от стайного, от мира, где особи делятся на «альфа» и «бета», и никакое право не поможет. Конечно, сама идея государств с границами есть идея вполне звериная, зоологическая, и защита границ есть часто вполне волчье явление, как нарушение границ может быть явлением шакальим, волчьим и т.п. Всё подлежит обсуждению, анализу, разговору - но разговору настоящему, с учётом права, а не циническому или наивному.

Теология зайца: кулинария смерти

Американская журналистка Дороти Дей пришла в Церковь из анархизма в 1920-е годы. Она и с коммунистами она дружила, но считала, что коммунисты предпочитают, чтобы другие платили за их идеи. Если говорить о коммунистах по Ленину или Мао, то это ещё мягко сказано. Ей был близок французский теолог Анри де Любак, который написал биографию аббата Ламенне как не-марсистского марксиста. Римо-католичество её времени - середины ХХ века - была очень суровым. Ей это нравилось. Суровость была для неё, однако, средством самодисциплины, не дисциплинирования других, чем и в её время грешили церковные пастыри, да и нынче не прочь.

В своих воспоминаниях Дей рассказывает о священнике Пасифике Руа из французской Канады, с которым она познакомилась в Балтиморе. Отец Руа проводил для неё и других членов движения «Католические рабочие» циклы бесед, так называемые «ритриты». Он умел 5 дней подряд проповедовать им, они же молчали, слушали, молились. Кто хотел. Дей хотела. Ей врезался в память рассказ Руа о том, как он навещал в больнице русского, умиравшего медленно и мучительно. Настоящий гигант, он кричал от боли, и однажды спросил патера, за что Бог его убивает.

Отец Руа ответил притчей. 

 Однажды цветок сказал грязи: «Хотела бы ты быть такой же красивой, нежной, колеблющейся под нежным ветерком, как я?» - «Конечно!» - ответила грязь. Тогда корни цветка впитали грязь, и она стала цветком.

К цветку однажды пришёл заяц и спросил: «Хотел бы быть как я, радостно прыгать и играть в полях?» - «Конечно!» - ответил цветок. Заяц его съел, сделав собой.

Однажды заяц встретил охотника, и тот спросил: «Хочешь быть как человек - думать, молиться?» - Конечно», - ответил заяц. Охотник убил зайца и съел его.

Тут умирающий русский схватил отца Пасифика за руку и вскричал: «О, Отец!»

Во всяком случае, отец Пасифик решил, что это было обращение к Небесному Отцу, но не исключено же - скажем как владеющие русским языком - что больной имел в виду «Батюшки!» В смысле - ну и крутой же батёк мне попался, простигосподи…

На отца Руа другие священники (да и миряне) писали много доносов, обвиняя его в излишнем радикализме, в «экстремизме». Епископ Балтимора пытался отшутиться - мол, экстремизм благотворно влияет на жизнь диоцеза. В конце концов, однако, отца Руа отправили в индейскую резервацию под Нью-Йорком, где и без проповедей умерщвления плоти было достаточно.

Притча не случайно не доведена до конца. По её логике человека должен съесть Бог. Именно этого ожидал от Бога Толстой - поглотит, и прости-прощай. Толстой не хотел стать Богом - вселюбящим, всемогущим, всеведущим. Ему и Львом было хорошо.

По логике Бога человек должен съесть Бога. «Примите, ешьте, это Моё Тело». Не чтобы стать Богом - чтобы стать человеком. Сытым, насыщенным, готовым творить, перешедшим из царство голода в Царство Божие.

Эволюция движется не через поедание, а совсем, совсем иначе. Если кролики съедят все цветы, кролики вымрут, вот и всё. «Будь как я» - психология гордыни. «Будь собой» - девиз творца. Есть зайчатину (или брокколи, или цветную капусту, запивая вином из одуванчиков) это абсолютно нормально, ненормально думать, что тем самым делаешь одолжение зайцу, подымаешь его до себя. Христос сказал: «Посмотрите на лилии полевые», но не сказал: «И съешьте их». Просто - посмотрите, подумайте, поймите, что и вы не вечные, доверьтесь Богу. Распускайтесь, цветите и пахните как цветы, будьте плодородны, как земля, не убивайте и не доверяйте тому, что говорят убийцы, будьте зайцами благоразумными и кроликами одиннадцатого часа.

Экономная экономика, воздушный воздух

Сообщение московской мэрии: спецтехника "аэрирует воздух". Это означает, что поливальные машины пущают струи не вниз, а вверх. Русские аэрируют воздух, экономят экономику и матерят матерей.

Сообщение такое: "Для того, чтобы справиться с жарой, на улицы города вышли около пяти тысяч единиц специальной техники. Они проводят регулярное охлаждение проезжей части. Помимо стандартного полива, эти машины аэрируют воздух. Они направляют струи воды вверх, за счёт чего удаётся снизить температуру на несколько градусов. Такие охлаждающие работы проводятся каждые два часа. И значительно облегчают пребывание в жарком городе".

Что угодно, лишь бы не сажать деревьев. Это не столько некрофилия, сколько биофобия. Живое неподконтрольно. Бетонная плитка подконтрольна. Лем придумал планету, где в погоне за стабильностью и порядком всех людей превратили в круглые белые диски и выложили эти диски по планете, красиво из космоса смотрелось. Но виновато не начальство - виновато желание стабильности. И борьба с коррупцией - это борьба за то, чтобы плитки из людей были покруглее и побелее, а узоры поаккуратнее.

И замечательное словцо - "специальная техника". Не просто "война с жарой", а "спецоперация "Жара". Вчера в аэропорту увидел монументальный труд Виктора Баранца, "военного журналиста" "Комсомолки" - "Спецоперация "Крым".

Радуйтесь, когда ваши дети вас не слушают, взбрыкивают, чудят. Радуйтесь, когда взрослые люди живут не так, как вам хочется, топорщатся, мешают. Радуйтесь, в конце концов, что Бог не таков, как нам удобно. Да, нестабильно. Зато - жжжизнь!

Впечатления от Праги

В Праге я далеко не первый раз, но некоторые ощущения новые. В Москве сейчас чисто, и в Праге "по-западному" чисто, но какая-то разная чистота. В Москве стерильность, ощущение грязи почему-то есть. В Праге чисто, но не стерильно. Может быть, потому что в Праге чистота равномерная. В Москве - очень выборочная, чистота среди хаоса, причём это даже у Кремля.

И очень странно видеть дорожных рабочих, разбирающих асфальт - чехов, не таджиков. Это и в Питере было странно видеть.  Ну, в Питере не чехи, конечно, а питерцы. Хотя страньшее всего было в Израиле - евреи и вдруг уборщики... А внешность-то как у Ботвинника...

Утром вдруг пронзило ощущение, что я в нормальном мире. Оно у меня редко бывает, не постоянное. Не в чудесном, а именно в нормальном. Хотя и в чудесном - своей нормальностью. Что нормально быть именно в этом мире, не в России. Пусть уборщиком в Макдональдсе, но тут, не уборщиком в Макдональдсе в Москве. Первый раз меня это охватило в Милане, где-то совсем не в центре, скучный такой переулок. И вот с утра сегодня на Бубенечке. Ну совсем ведь вроде Москва вроде Новокузнецкой, но - нормально.

И вот в чём нормальность, я вам скажу, а вы послушайте умного человека. Джахарлал Неру уехал из Москвы при Хрущеве, урезав визит с недели до пары дней, и сказал: "Я не могу так долго быть в стране, где правит не закон". Вот - суть. И это не Сталин придумал, это Ленин. Любые оправдания Ленина - мол, ну какой закон, когда надо побеждать зло - это уже причащение сатанинской крови, холодной и мерзкой как желчь. И вот это ощущение, что ты в "нормальном пространстве", в пространстве права - я не знаю, по каким деталям это опознается, но оно в тысяче деталей.

А когда какой-нибудь Жижек воспевает Китай, отвечать надо одно: в Китае, если бы Жижек там жил, ему даже воспевать Китай не дали бы. Мерзко это и подло - любить и восхвалять несвободу на расстоянии, вообще мыслить не в измерениях свободы/несвободы, а богато/небогато.

ВОРЧАЛКА №458039010: ЗА ЧТО МИТИНГУЕМ? ЗА ЧЕСТНЫЕ ПОХОРОНЫ ИЛИ ЗА СВОБОДУ ГРУЗИИ?

У Ильфа и Петрова полярный летчик превращался в сутягу, борясь с жэком. Ну, вскоре проблему решили - полярные летчики влились в номенклатуру, для них отгрохали спецдом на Садовом. Но писатели верно подметили умение номенклатуры манипулировать людьми. Вот проблема: генерал-чекист, как и подобает бандиту из наследников Дзержинского, грабит людей на краю могилы. Журналист это разоблачил, журналиста посадили-выпустили, и вот уже на митингах о чекисте речь не идёт, не требуют ликвидации Лубянки, а требуют не фальсифицировать уголовных дел. Всё - "выведи корову". Ты уже согласен на чекиста, лишь бы тебе не подбрасывали наркотики. И либертариане во главе всего этого - смешное зрелище.

А на самом-то деле, сейчас в России политически и этически выгодно митинговать совсем о другом - в защиту Грузии, требовать восстановления авиасообщения с ней, требовать выводы российских войск из Грузии ("Абхазии, "Южной Осетии"), требовать не содержать на госсредства "ассамблеи православия" - вы же не думаете, что эти господа за свой счёт ездят по заграницам?

СВЕТ ВО ТЬМЕ ИЛИ СЕРОСТЬ В ТУМАНЕ?

Наткнулся на высказывание Антона Белова, директора "Гаража" (это в Парке Культуры гламурный выставочный зал): «Я осознал, что все что сейчас происходит с Иваном [Голуновым] просто обесценивает мою работу и работу всего нашего поколения. Именно обесценивает. То есть мы каждый день боремся за общество, его гуманизацию, открытость, движение вперед. А вот такие штуки не просто уменьшают наш вклад, они перечеркивают и уводят в минус».

Хм... До сих пор у меня к "Гаражу" была одна, хотя важная, претензия: в Парке Культуры нельзя быть ни ему, ни любому другому выставочному зданию. Там должны деревья расти. За последние 30 лет в парке место деревьев заняли кафе, асфальт, вот - выставочный зал. Думаю, половину деревьев вырубили. Набережная просто закатана в асфальт - еще при Брежневе там поставили никогда не летавший "Буран", потом убрали, а асфальтовая площадь осталась. Убогость с вай-фаем. Тусовка. Выкатить бадью для быдла - например, японцы приезжают и рекламируют Японию, все довольны. И это, оказывается, "борьба за общество, его гуманизацию, открытость".

Конечно, Парк Культуры изначально был именно такой - большевистский Дисней-ленд, к тому же с сильнейшим милитаристским привкусом. Милитаризма стало меньше, осталось тупое выкачивание денег из людей, которым больше некуда пойти - просто вот не-ку-да. Гуляет-то позолоченная молодёжь, а золотая по парижам или по Новой Риге...

Выставки в "Гараже"... Ну, как бы сказать... Ну, выставки. Чего-то гуманистического или открытого не замечал. Да было бы и странно - после разгона Сороса и "Открытого общества", когда за словосочетание "Открытая Россия" заводят уголовные дела...

И вдруг - владелец "Гаража" прозрел! Ещё чуть-чуть, и он, чего доброго, в правозащитники подастся... Хотя что-то мне подсказывается, что - не подастся. Он же не активист, он директор.

Конечно, несправедливость мира вообще и поганых диктатур вроде российский в частности не обесценивает свет, добро, творчество. Свет во тьме светит. Однако, что за свет, который думает, что он светит в свете?

Может, это серость, которая не знает, что такое свет, и думает, что серость это и есть свет? На эту мысль наталкивает как раз поразительная подслеповатость - "своего" несправедливо посадили, заметили, а два дома с людьми взорвали в Москве - не заметили, это "не свои". Не заметили отсутствия свободы слова, собраний, экономики, трёх войн не заметили. И вдруг - ах, среди полицейских встречаются нечестные люди, кто бы мог подумать!

Какой-то невероятный этот мирок прикремлёвской культуры... дозволенной "открытости"... Поразительно закрытый для реальности.

Удивительно "советские" формулировки. Боремся за общество... А может, просто быть обществом? Не гуманизировать ничего, а быть гуманными? Не бороться за движение вперёд, а двигаться вперёд?

В 1970-1980-е годы много было борьбы за общество, за движение вперёд... За гуманизацию, за экономичность экономики... Кунсткамера тоже живёт...

*  *  *

Новая услуга: отстой своих.

#ЯНЕВАШПАРЕНЬ

Вот ещё пример хэштега "янезанимаюсьактивизмом". Но сперва скажу, почему меня этот хэштэг так возмутил.

Во-первых, двойным стандартом. Сами призвали к активизму тех, кто активизмом не занимается, и - в кусты.

Во-вторых, бесчеловечностью - соединённой с претензией на работу по гуманизации общества.

В-третьих, я честолюбивый человек. Очень. И я не понимаю, как можно удовлетворяться тем, что ты "свой парень". Это и слишком много, и слишком мало. Слишком мало, потому что "яневашпарень", я - человек, я хочу признания не в кружке своих, а во вселенной. Слишком много, потому что аз есмь пес смердящий, недостоин звания "своего парня".

Итак, Екатерина Кронгауз: "Если вдуматься, ведь и мы отбили нашего парня. И не занимаемся активизмом. И хотим работать. И это-то и круто".

Круто? Работать? Другие будут митинговать, а они будут усиленно "освещать", "работать"? Как тот американский журналист, который сфотографировал стервятника рядом с умирающей от голода девочкой? Не отогнал, не накормил. Он работал, не стал "заниматься активизмом". Он, кажется, всё-таки застрелился.

Посмотрел биографию Кронгауз, наткнулся на ту же "Медузу", на "Большой город". Сколько всего всплыло! Гламурного, самоуверенного, бросающего понты, живущего по принципу "сам себя не похвалишь, сидишь как оплёванный". Раздвинув ноги максимально широко. И ожидающего, что окружающие будут в восторге. Ну и, главное, ни в коем случае не занимающегося активизмом. За исключением 11 года, но там какой активизм - там Навальный, Собчак, Тор... Оперетта. Дома взрывают с людьми - им по барабану, а их голос неправильно посчитали - уууу, они сразу... эмигрировать. Кронгауз, как я понял - сперва в Израиль, потом в Латвию.

КОММУНИЗМ И АКВИНАТ

1936 год. Епископ Хью Бойл говорит Дороти Дей: "Даю благословение на посещение всех приходов моего диоцеза, но половина патеров вышвырнет вас вон". Он имел в виду, поясняет Дей в мемуаре, что "Католических рабочих" считали организацией под влиянием коммунистов.

Католики в Нью-Йорке в это время были по умолчанию бедняками: "У большинства из них не было перспектив или надежд улучшить свою жизнь, обзавестись домом или бизнесов, дать детям хорошее образование. Они принимали это со смирением и надеялись, что лучшая жизнь наступит. Другими словами, они думали, что всё это Бог так устроил".

При этом Россия оставалась для Дей некоторым маяком. Интернета не была, и она верила рассказам моряка Джима Макговерна, что в России к морякам относятся не как к животным, а как к соли земли: "Он писал нам, что в русском парту есть клубы, где моряков встречают с почтением, читают им лекции, дают им концерты, устраивают танцы и встречи со студентами".

Дей рассужала о коммунизме так: если коммунисты защищают права негров (она и пишет Negro) и рабочих, "это ещё не причина дистанцироваться от них". Она даже привела чудесную цитату из Аквината: "Истина есть истина, она исходит от Святого Духа, неважно, чьи уста её произносят".

Я не смог найти источник цитаты, правда нашёл цитату у Моммзена из Гильды: "Мудрец видит свет истины, чьи бы уста её не произносили". 

 

 

 

 

 

 

Копии первой страницы предыдущих дней: 23 июня.

 

Я буду очень благодарен и за молитвенную, и за материальную поддержку: можно перевести деньги на счёт в Paypal - на номер сотового телефона.

Мой фейсбук. - Почта.

Почти ежедневно с 1997 года. 22 274 день моей жизни