Сколько лет хранили рукописи во времена Аристотеля, Иисуса, Матфея и Павла?

Крейг Эванс в статье 2015 года проанализировал книжные коллекции, входящие в состав так называемых «оксиринхских папирусов». Речь идёт о найденных в ХХ веке рукописях, общим числом почти полмиллиона, рукописях II-III столетий. Это не несколько листочков, это огромная коллекция — была свалка, стали коробки в Оксфорде, и Эванс эти коробки своими руками открывал и изучал содержимое. Достаточно сказать, что среди находок было евангелие Фомы. Кроме Оксиринха, такие же свалки, хотя и намного меньше, были найдены в других местах.

Эванс спросил себя: а сколько лет рукописи были использовались, пока их не выкидывали?

Оказалось, что перед исследователем — свалка не отдельных текстов, а библиотек. Как и в наши дни, ненужные книги редко выкидывают по одной, обычно кто-то умер -выкидывают всё целиком, кто-то уезжает за границу — выкидывают и т.п. Оказалось, так было и в Египте II-III веков. Историк Джордж Хьюстон вычленил в горе папирусов около 50 таких собраний, от 20 до 1000 единиц в каждом (впрочем, две коллекции относятся к VI веку). Есть собрания документов, есть учёные библиотечки.

Кстати, большинство «научных» рукописей вычитывались — после переписки их внимательно проглядывал и сличал с подлинником особый работник, «диорфотес».

Датированные письма показывают, что иногда письмо доставлялось за сотни километров в течение 2-3 недель.

Кстати, христианские тексты легко отличимы — это обычно книги, «кодексы», а не свитки. Это было весьма прогрессивно.

Владельцы библиотек были, конечно, люди не бедные, но и они экономили — в одном собрании 40% книг написаны на обороте ненужных папирусов.

Самое же интересное — что рукописями пользовались очень долго. Сегодня редко у кого среди них есть довоенные издания. Они и официально уже считаются редкостями, не подлежащими вывозу за рубеж. Обычно домашние библиотечки не старше своих владельцев или их родителей. А в Оксиринхе собрания рукописей II-III веков обнаружили в слое, уверенно датируемым VI веком.

В целом, Хьюстон установил, что литературные тексты использовались от 75 до 500 (!) лет, в среднем около 150 лет. Коллекции передавали по наследству или продавали целиком. Таким образом, рукопись I века могли исправлять и передавать от поколения к поколению в течение трёхсот лет.

Надо заметить, что собрания рукописей легко датируются, потому что они обычно соединены с письмами и деловыми бумагами. Например, сохранился архив семьи Филосараписа, собиравшийся в течение 135 лет, архив Зенона — 2000 документов от 261 года до р.Х. до 229 года после р.Х. Есть архив торговца маслом Фанесиса, 233 год до р.Х. — 223 год по р.Х. Архив храма Соконбрайсиса в Фаюме — 80 лет. Архив Херонина — 450 документов от 253 до 306 года. Так ведь если человеку 80 лет, понятно, что у  него есть бумаги полувековой давности!

Эванс напоминает, что Плиний Старший видел автографы Гракхов, которые жили за два столетия до Плиния. Великий Гален в конце II века пишет: «Многие жаждут иметь древние рукописи, написанные более трёх веков назад, которые были у меня в Фергамуме, частью в свитках, частью на папирусах («хартос»), частью на великолепном лубе («диафорос филираис»). Когда Сулла в 86 году до р.Х. завоевал Скепсис, он увёз в Рим как трофей автографы Аристотеля, которым было два с половиной века.

В Кумране около 40 свитков (в основном, тексты Библии) имели возраст — к моменту образования «клада» — в 2-3 столетиях, большинство свитков в возрасте от 100 до 150 лет.

Ватиканский кодекс, написанный в IV веке, читали — и исправляли, «поновляли» — ещё в Х веке, а некоторые недостающие листы добавили аж в XV-м.

Это означает, что подлинник евангелия от Матфея, написанный около 75 года, — пишет Эванс, — мог читаться и переписываться в течение десятков, а то и сотен лет. Конечно, существующий текст не воспроизводит подлинник, но и отредактированный вариант может быть близок по времени к оригиналу.

Соответственно, нет тогда ничего удивительного, что Тертуллиан около 190 года утверждал, что видел подлинные письма апостола Павла («ipsae authenticae litterae eorum»). Учёные не уверены, что слово «аутентичный» означало тогда именно «аутентичный»  в современном смысле, «автограф», но вероятность такая совершенно не исключена. Если бы Павел был главой незначительной, канувшей в прошло группы, никому бы в голову не пришло сомневаться в том, что Тертуллиан видел его подлинные письма, а так включается маховик гиперкритицизма. Тертуллиан доказывал, что евангелие Маркиона искажает первоначальный текст, указывая на то, что он лично читал древнюю рукопись евангелия от Луки. Пётр Александрийский (ум. 311) упоминал, что в Эфесе в храме хранился автограф — именно автограф — евангелиста Иоанна, и после изучения рукописей Оксиринха (неизвестных, напомним, учёным XIX века), в этом нет ничего невероятного.

Так что гиперкритицизм гиперкритицизмом, а наука наукой. Это не доказывает, что евангелия — репортаж с места событий, но это напоминает, что необычайная лёгкость, с которой сегодня производят «деконструкцию» евангелий под лозунгом «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда», не вполне рациональна.

См.: Книга, книжность. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).