Яков Кротов. Богочеловеческая история

Колоссальные благодати — колоссальные задачи 

Послание в Колоссы — это послание в Урюпинск. Глубинка. От хорошо знакомой русским отдыхающим Анталии на юге Турции полтораста километров на север, вглубь материка. Геродот называл Колоссы большим и богатым городом, но, вполне возможно, из местного патриотизма — он жил в Галикарнассе, это теперь Бодрум. Колоссы находятся в верховьях реки Меандр, а Галикарнасс в устье Меандра. Да, тот самый узор назван в честь этой именно реки, которая не отличается прямолинейностью.

Как раз в 60-е годы I века, когда Павел писал, возможно, это послание, с Колоссами случилось несчастье — землетрясение. Через город шла важная торговая дорога, а из своего славилась шерстяная ткань тёмно-красного оттенка, который так и называли по городу. Но когда дорога пошла через соседнюю Лаодикию (возможно, землетрясение изменило рельеф местности), Колоссы пришли в упадок. Ну, запустение запустением, а амфитеатр тут был на 5 тысяч человек, то есть, населения было около 30 тысяч.

В Апокалипсисе слова «ни холоден, ни горяч, Меня от тебя стошнит» относятся как раз к Церкви и Колосс, и соседних городков, а образ простой: тут целебные источники Памуккале, популярные и в наши дни, и воду из них пьют либо горячей, либо со льдом, а тёплая — ну, от неё тошнит. И сейчас тут есть спа-отель, бесхитростно названный «Колоссы».

Разумеется, послание в Колоссы историками испытывается на прочность: есть версия, что оно не апостолом Павлом вовсе написано, а кем-то позднее. Проблема в том, что это не имеет большого значения, потому что в духовной жизни не так быстро меняется ситуация, как в мода в одежде. Во всяком случае, в послании нет ничего, что чётко противоречило бы ранней датировке, зато есть многое, что делает его созвучным сегодняшнему дню.

Поражает прежде всего контраст между высокими теоретическими словами о свободе и абсолютно домостроевскими практическими запретами. Теория — против одних, а практика — совсем о других. Есть какие-то нехорошие люди, которые запрещают верующим что-то есть, к чему-то прикасаться. Это ханжи от иудаизма, не позволяйте им цыкать на вас. Обрезание? Христос — вот ваше обрезание! Хорошо знакомый для читателей апостола Павла мотив, а тут ещё добавлены «субботы» и «новомесячия». Субботы — понятно, хотя всё-таки как-то уж очень нагло и заставляет как раз подозревать, что не Павел, а кто-то позднее. То же с «новомесячиями», то есть, с началом нового месяца. Это ведь в книге Чисел: «В новомесячия ваши трубите». Но анахронизм это или нет, важнее другое.

Сказаны высокие слова о Христе, знаменитейшие слова: «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос». В теории. На практике через два абзаца: «Рабы, во всём повинуйтесь господам». «Жёны, повинуйтесь мужьям». «Дети, будьте послушны родителям». Упс! Все верующие равны, но некоторые верующие приказывают, а другие повинуются…

Самое печальное, что это не списать на анахронизм. Это сочетание высоких слов о свободе и равенстве с дичайшим унижением женщин, порабощением слабых, невидением в ребёнке человека и сегодня никуда не делось. Хоть среди верующих, хоть среди неверующих. В той же Америке… Но не будем о грустном.

Конечно, можно сказать, что свобода это такой вирус, который прикидывается нормальной для организма клеткой и тем самым пробирается внутрь, а потом всё изнутри преображает. То есть, если верующему рабовладельцу сказано обращаться с рабами нравственно и справедливо, потому что Бог — это их, рабовладельцев, рабовладелец, то постепенно человек додумается, что рабства быть не должно. Если он Богу молится, он же почувствует, что Бог не рабовладелец. Хотя бы потому, что разрешает Себе молиться.

На практике всё сложнее. Быть циником и полагать, что с рабством стали бороться только тогда, когда оно стало экономически выгодно, глупо. Человек очень часто живёт не по выгоде, а по совести, не слушая Маркса-Ленина-Путина. Но быть наивным и думать, что благодать сразу превращает порося в карася, можно, но желательно поскорее от наивности переходить к трезвости. То есть, оглядеться вокруг и поискать, как ты — не святой ли рабовладелец? Совесть чистая, да? А вот футболочку на тебе сшила, часом, не какая-нибудь китаянка за рабские гроши и в рабских условиях? Ах, это рыночная экономика такая, не мы такие? Всё по справедливости, по закону? Ну вот и рабовладельцы так рассуждали. Тебе нравится «ни еллина, ни иудея»? А как ты насчёт ликвидации границ, чтобы все всюду могли ездить без всяких паспортов и виз? А? То-то и оно...

Вот с такими людьми Бог и работает. Это ещё что, самое ужасное, что каждый раб мечтает стать рабовладельцем. В общем, колоссальной благодати — колоссальные препятствия. Но, с другой стороны, поле душ человеческих — включая души рабовладельцев — уже колосится и есть, за что зацепиться. 

Переводческое замечание.

Я не решаюсь использовать в переводе Павла слова «активный», «идеальный», хотя иногда они чрезвычайно уместны. Но всё-таки они слишком современны. Я решительно сохраняю всюду пару «плоть/тело», иначе уходят те переклички, которые есть у Павла. Я сохраняю слово «раб», «дулос», и не заменяю его деликатным «слуга» — если написано не диакон, а дулос, значит, так и переводить. Один раз я позволял себе «раскрыть» термин. Когда Павел призывает служить господам как Христу, он говорит — вас же Христос вознаградит наследством. Я перевожу «вознаградит вас всем, что имеет». У Десницкого — сделает вас своими наследниками. Но множественного числа в оригинале нет, и Павел обращается не ко всем, а к каждому. Господь не поделит пирог на всех. Господь отнесется к каждому как к единственному сыну. И поэтому и призыв к свободным быть рабами Христу — я оставляю «раб», а не заменяю на «служитель». Вы не рабы ЧК, вы рабы Христа.

Какая из черта рабства важна? Наверное, безусловное послушание. Но чтобы было послушание, надо, между прочим, слушать. А кто может сказать, что точно слышит Бога? Ну вот надо прислушиваться.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).