Яков Кротов. Богочеловеческая историяДеньги

Богачи Христа распяли?! Апостол Иаков о деньгах

Апостол Иаков — родственник Иисуса. «Брат» тогда (и не только) часто служило для обозначения не только родных братьев. А вот каким родственником был Иаков — да и друзья «братья и сёстры»? Твёрдо можно сказать: они были не бедными родственниками! То, как они пытаются вразумить Иисуса, — это поведение людей, которые богаче Иисуса, глядят на Него с той уверенностью состоявшихся, состоятельных, взирающих на балбеса. Это важно для понимания послания апостола Иакова. Оно написано богатым человеком или бедным? Судя по тому, что начинается с обличения бедных за то, что они холуйствуют перед богатыми, оно написано ни бедным, ни богатым. Оно написано бывшим богатым. Который имеет право пнуть бедняков, потому что сам бедняков, и который имеет право пнуть богачей, не боясь упрёков в завистливости и ресентименте, потому что сам был богачом, да всё раздал и стал балбесом. Бердяев сказал, что страдание не обогащает, обогащает опыт страдания, так вот и с богатством — богатство не делает лучше так, как делает лучше опыт расставания с богатством. Не обязательно даже добровольно расстаться. Пережить потерю хорошего заработка, выход на пенсию, инвалидность — тоже дорогого стоит.

В послании апостола Иакова много странного. Например, он бичует богачей. Надо ли из этого делать вывод, что христиане были богачами? Конечно, нет! Обычная риторика. Она продуктивна, потому что каждый человек богач — под определённым углом. Или стремится быть богачом, и идолопоклоннически примазывается к богачам — смотрит о них сериалы, старается выглядеть и глядеть как состоятельный человек. Не случайно же само слово «состоятельный».

Наверное, богачи среди христиан были. Ведь кто-то предоставлял помещение для встречи «в первый день недели» — то есть, после субботы. Кто-то жертвовал больше, кто-то меньше, в обществе с большим имущественным разрывом это нормально, как нормально и то, что богачам — особое уважение. Что называется, «лицеприятие». Невольное, инстинктивное. Но Иаков бичует не этих отдельных, а всех. Он приглашает всех залезть в шкуру богача и убедиться, что это не лучшее место в жизни — если речь идёт о жизни сверх смерти.

Язык у Иакова сочный — чего стоит образ ржавеющего золота. Багрец золота оказывается адским пламенем. Никакого трампистского восхваления богатства как награды праведнику. Прямо по Остапу Бендеру: «Все состояния нажиты нечестным путём». Недоплатили батраку, сукины дети! Господи, «я им сыскал работу», я нанял бедолагу покосить мою лужайку, и меня же и упрекают?! Да как:

«Плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет,

И вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа».

Круто — потому что Богу кричат деньги, которые остались в кармане богача, а сам образ прямо отсылает ко крови Авеля, вопиющей об отмщении. Отговорки типа «плата не бывает справедливой или несправедливой, есть спрос и предложение, вот всё» — не принимаются.

Это ещё что — Иаков делает очень странный рывок, заявляя богачам — верующим в Христа богачам! — «Вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам».

За моё жито да меня ж и бито! Какая связь между моими деньгами и кровью Христа?

Ну, по факту связь-то была. Иисуса распяли богачи — включая первосвященников и Пилата. Это был общий знаменатель элиты. В воскресение они не веровали — саддукеи-с. Свой покой охраняли тщательно — а их покой означал покой всей страны и смерть возмутителям спокойствия. Кончилось тем, чем кончается всякий эгоизм. Чаша народного терпения, гм-гм, переполнилась... Крышу сорвало.

И что же? Иаков, растоптав богачей, утешает и их, и всех — призывами к терпению. Оказывается, все грехи богачей, включая распятие Христа, не так уж важно в сравнении с тем, что нужно просто терпеть друг друга. «Не сетуйте, братия, друг на друга, чтобы не быть осужденными: вот, Судия стоит у дверей». И тут уже неважно, кто ты — терпеливый богач или нетерпеливый бедняк, важно, умеешь ли ты терпеть недостатки другого. Они есть, эти недостатки — ну, потерпи. Кстати, и на болезнь не ропщи — в смысле, не ропщи на Бога, а молись Богу, чтобы выздороветь.

Богач — лишь символ человека, у которого есть ресурс для нетерпения. Доходяга, нищий уже вне и терпения, и нетерпения, он просто тлеет. Нищий духом — горит, и это огонь терпения, прощения — такого прощения, которое и батраку заплатит больше, чем следует, и может и лодырю заплатить. Потерпеть лодыря, представьте себе! Потому что бессмертие и нетерпение не сочетаются. Вечная жизнь — в ней куда спешить? Она же вечная. Живешь в Царстве Христа — значит, никуда не торопишься, никого не подгоняешь.

Богатство плохо одним — оно не может быть всеобщим. Если богаты все, то богатство уже не богатство, а просто норма. Богатство по определению — то, что выдаётся над нормой. Для учёных большой вопрос, не имеющий ответа, возможен ли мир, возможна ли экономика там, где все одинаково состоятельны. Какой стимул-то для работы, конкуренции и т.п.? Когда каждому по потребностям? Способности рвутся наружу? А какие, собственно, способности? Способность косить лужайку? Что-то не видно особого фонтанирования способностями у миллиардеров. Не считать способностью само умение быть миллиардером.

Не тот здоров, кто здоров, а тот здоров, кто выздоровел. Не тот богат, кто богат, а тот богат, кто стал бедным, но бедным терпеливым. Тот богат, кто не боится, что его любят из корысти или ненавидят из страха и зависти.

Вечная жизнь будет непонятно какой, но она точно не будет жизнью в неравенстве и злости. Жизнью нетерпения. Она будет — и она есть, насколько мы веруем — жизнью терпеливой как терпеливо всякое творчество, всякая любовь, которые одновременно бесконечное, терпеливое извержение вулкана и бесконечно терпеливая тихая водная гладь. Вечная жизнь — не жизнь без недостатка, а жизнь с избытком. Вот терпение уже здесь, сейчас и есть нечто совершенно избыточное, не нужное для тех, кто живёт от роддома до смерти, но принципиальное для тех, кто живёт от творения мира до бессмертия.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).