Яков Кротов. Богочеловеческая история.

II век, Ювенал: ресентимент власти

Пушкин не случайно поминал «поговорить о Ювенале». Классицизм не случайно вошёл в моду у абсолютной монархии. Античное наследие велико — гуманисты взяли из него своё, интеллигентское, абсолютисты взяли из него своё. Ювенал — напоминание о социальной трагедии античности. Книжная культура была достоянием крохотной элитной группки. То, что император писал философские книжки, свидетельствует не о популярности философии во всех слоях общества, а прямо о противоположном: философия находила себе прибежище там, где ей вообще-то не место — в коридорах власти. Она, конечно, в кабинеты не допускалась, она в этих коридорах маялась, ходила туда и сюда вместе с императорским парикмахером, ожидая, когда её позовут... 

Точно так же трагично — логично, но несуразно и неизбежно — что русская поэзия спускалась в Россию из номенклатуры, высшей номенклатуры. Державин — губернатор, Грибоедов — посол, Пушкин — камер-юнкер в теории, а по нашему — директор совхоза, и то, что он этот совхоз развалил, нельзя считать достоинством... Хорош Парнас... Разве что Крылов — библиотекарь, да и то — сын офицера... Ну, что делать — творческая энергия вынуждена пробиваться, где попало. Камни вопиют, номенклатура сочиняет, причём неплохо... Выбора-то нет, а когда выбор появляется, всё становится на свои места — ну кто слыхал о современных великих бизнесменах или великих политиках — поэтах.

Ювенал тоже яркий образчик номенклатурной литературы. Забавно, что Ювенал — ходячий ресентимент. Он озлоблен пуще любого раба. У него, конечно, жемчуг мелок, но смердяковщина-то у него самая первосортная. Яркое свидетельство того, что злость вовсе не является результатом материальных обстоятельств или среды. Она из сердца исходит. Нищий сердится на богатых, богатый сердится на нищих. Угнетённый злится на деспота, деспот — на угнетённых. Понятно, что богатые и властные больше злятся, ведь у них объектов для злости больше. 

Пуще всего Ювенал злится, между прочим, на тех, кто посмел войти в номенклатуру: «Нынче он первый из всадников, раньше же он громогласно // Вёл мелочную торговлю родимой сомовиной нильской». Глупец — радоваться надо, что работает социальный лифт! Конкуренция!! Отбор лучших!!! Но чтобы радоваться чужому успеху и богатству надо быть — как это говорил один еврей? — «нищим духом»...

Ювенал, конечно, духовен! Набожен как «новые православные» в пост-советской России:

«Сколько домов он купил и соседних с базаром участков: 

Счастлив не будет злодей, а несчастнее всех нечестивец 

И совратитель, с которым недавно лежала весталка, 

Должная заживо быть погребенной за девства потерю».

Вот они где — истоки догмата о безбрачии, формально не включённого в Символ веры, а реально куда более важного для Римского Престола, чем любые credo. И в наши дни есть отдельные люди, которым выхолощенный, бесполый атеист ближе женатого священника, а при виде женатого епископа они, небось, вспоминают Ювенала — «должно заживо погребсти»...

Место женщины — не там, где место мужчины, вот догмат Ювенала. На кухне, у алтаря Весты, в постели, в прачечной, но — не среди мужчин. Вот он и возмущается: «Пусть она лучше поет, чем по городу шляется всюду, Наглая, в кучки мужчин вмешаться готовая смело». На Втором Ватиканском соборе Ювенал чувствовал бы себя прекрасно — впрочем, как и на первом — с женщинами там было всё чисто.

Некоторые пассажи Ювенала очень русские. Все беды, мол, от мира. Мы войны не хотим, но во время войны была жизнь, был порядок, была порядочность!!!

«Ныне же терпим мы зло от долгого мира: свирепей 

Войн налегла на нас роскошь и мстит за всех побежденных».

Говоря простым русским языком, «зажрались»:

«Римская бедность прошла, с этих пор у нас — все преступленья 

И всевозможный разврат; на наши холмы просочился

Яд Сибариса, Родоса, Милета, отрава Тарента,

Где и венки и разгул и где господствует пьянство».

Иностранцы виноваты! 

«Деньги презренные сразу внесли иностранные нравы».

Уж какое тут «во Христе нет ни эллина, ни иудея»...

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).