Яков Кротов. Путешественник по времениАвтожизнь.

113 год: телега жизни и арка власти. Ульпия Марция: оборотная сторона обожение

В Британском музее есть замечательный золотой («ауреус»), отчеканенный году в 113-м в честь Марции, старшей сестры тогдашнего правителя империи Траяна, умершей годом ранее.

Монета замечательна качеством чекана. Вообще изображений Марции сохранилось много, а главное - очень разных: и бюст, и монета, но самое примечательное это кольцо из горного хрусталя, где волосы образуют кольцо. Марция становится похожа на улитку.

Бюст в музее Метрополитен, серебряный денарий в 3 грамма, и кольцо из горного хрусталя в Вене, две фотографии. Легко опознаётся по своеобразной пышной причёске

Марция и Траян были, между прочим, провинциалы, из римской колонии под Севильей. Их предки были из Рима, аристократы, но уехать из Рима легко, а вернуться трудно. Траян смог. Он даже смог победить Иран, он же Персия, а на тот момент Парфия.

Марция вышла замуж за сенатора и родила ему одну дочь с непривычным (или, напротив, слишком привычным для русского уха) именем Салонина. Именно через «а». Дата родов известна: 4 июля 68 года. Было ей тогда 20 лет. Через десять лет муж умер, Марция поселилась в доме Траяна, отношения у них были очень дружеские, он с ней советовался.

Внучка Марции вышла замуж за своего кузена Адриана, который стал императором после Траяна, через другую внучка она оказалась прапрабабкой Марка Аврелия. В общем, элита из элит.

Только вот на обороте золотого изображена всего-навсего кибитка. Повозочка на двух колёсах, которую везут два мула.

Этот фургон - великая честь!

Кроме золотых, были начеканены и сестерции, но тут в карпентум запряжены почему-то слоны. Впрочем, это, видимо, вообще не карпентум, а телега со статуей.

Семь веков в Риме было запрещено ездить на телегах и в кибитках. Кибитки с крышей назывались «куррус аркуатус» - телега с аркой. Но когда речь шла о кибитке вроде той, что на золотом, предпочитали высокий стиль - то есть, прибегали к греческому языку: «карпентум», а вместо «арки» говорили «камара», что ровно то же самое («камера» в значении «арка» бытовало в древней Украине).

Ездить на телегах и в кибитках было запрещено не только в Риме, но и в любых городах империи. Самое большее - носилки и палантины. Улицы-то были узкие-преузкие, какие они и сейчас во многих старых итальянских городах. С беременной трудно разминуться, что уж говорить о паре мулов.

Конечно, запрет постоянно нарушался, особенно в провинции, и поэтому императоры периодически этот запрет повторяли. В Риме, конечно, было построже. Как и всюду, где запрет, появлялись исключения. Прежде всего, разрешались повозки для строительных нужд, но это неинтересно, это большая нужда. Большим почётом были исключения: например, на «карпентум» перевозили святыни. В 241 году до р.Х. право ездить на крытой телеге предоставили Метеллию, верховному жрецу, который ослеп, спасая от пожара «палладиум» - оберег Рима. Но это был один раз на протяжении полутысячелетия. С появлением императоров стало немногим вольготнее: например, матери Нерона сенат отдельным голосованием разрешил ездить по городу в кибитке.

Вот почему на монете оказался двухколёсный фургон. Исключение! Никто не может, а она - может! Исключительный человек, значит, даже и не человек вполне - ведь вокруг карпентума надпись «посвящение»: Траян причислил сестру к божествам. Правда, храма ей не построил, а вот её дочери первой в римской истории построили отдельный храм.

Впервые карпенту отчеканили на сестерции в честь Ливии, жены Августа, в 22 году. Ливия тогда оправилась от тяжёлой болезни, и сенат учредил праздник в честь её выздоровления, вот и монету выпустили.  Карпентум не вообще привилегия, а привилегия прежде всего женская, императриц.

 Cестерций 22 года в честь Юлии с надписью "Юлия Августа"

Ливия была жива, когда чеканили монету с её фургоном, а вот в 37 году Калигула, взойдя на престол, отчеканил монету в память о своей матери Агриппине

Кстати, и в Иерусалим нельзя было на телеге или в кибитке, город ведь римский. На осле - пожалуйста, но тогда наружу - с крестом на плечах.

Наверное, карпентум было особенно почётно ещё и потому, что крыша-то - аркой, словно триумф.

Пушкин сравнил жизнь с телегой. Власть - крытая телега. Власть волокёт на себе триумфы, победы и одоления, словно улитка ракушку.

Ну как не обожествить такую замечательную штуку?

Обожествляем.

В IV веке запрет на телеги и кибитки в городской черте был снят.

Благодетельное влияние христианства?

Скорее, кризис в империи. Меньше народу, больше кислороду. Или просто «людишки распустились». Но по сути правильно: либо все, либо уж никто. Свобода передвижения не может быть привилегий немногих. А если улицы узкие… Что ж, значит, надо сделать улицы такими, чтобы свободе было свободно. Улицы, города, деревни, души… А то пережмём жизнь, словно коленом на сонную артерию, а потом удивляемся: и откуда в мире зло?

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).

 Около 80 года. Сестерций, отчеканенный по приказу императора Тита, в память об обожествлении его отца и его матери Домитиллы. В честь отца, Веспасиана, было отчеканено ещё три монеты, а эта единственная, где Веспасиан упоминается вместе с Домитиллой. Домитилла умерла до того, как Веспасиан стал императором.