Яков Кротов. Богочеловеческая история.

1796 год: бросание понтов у понта д’Арколь или Наполеон как сочинитель

Тоталитаризм есть коммуникационное расстройство, дискоммуникация. Ленин прежде всего убил слова, точно выразились Геллер и Некрич. Всякая война замешана на лжи, надписям Тутмоса III так же нельзя верить как речам Геббельса, но всё же Наполеон и Трамп рекордсмены бесстыдства даже в этом ряду. Во всяком случае, среди своих современников и коллег они безусловно выделялись. Ни один генерал наполеоновского времени не создавал так последовательно культ своей личности. Конечно, конечно, был запрос, но ответственность лежит и на стороне удовлетворителя. Запрос этот исходил от принципиально новой, более широкой аудитории, не от аристократических салонов, а от «среднего класса», много читающего и пишущего, алчущего информации.

Бросание понтов, когда человек превозносит себя до небес, кажется простым разогреванием перед работой, но таит в себе ту опасность, что уничтожает возможность отступления. Учёный всегда готов признать ошибку, Наполеон, Ленин или Трамп отрезали себе такую возможность. Остаётся лгать, выдавая ошибки за триумф. Самая знаменитая ложь Наполеона — выдумка про то, что он героически водрузил знамя на Аркольском мосту (заметим, что речь идёт о войне в Италии, французы не обороняются, а наступают).

Генерал так писал о себе в третьем лице: «Наполеон решил лично произвести последнее усилие: он схватил знамя, бросился на мост и водрузил его там».

Но полковник Мармон, бывший рядом с Наполеоном, вспоминал иначе: «Подойдя к мосту на расстояние двухсот шагов, мы, может быть, и преодолели бы его, невзирая на убийственный огонь противника, но тут один пехотный офицер, обхватив руками главнокомандующего, закричал: «Мой генерал, вас же убьют, и тогда мы пропали. Я не пущу вас дальше, это место не ваше».

Мармон, заметил, шёл впереди Наполеона. «Беспорядок был таков, что генерал Бонапарт упал с плотины в заполненный водой канал, в узкий канал, прорытый давным-давно для добычи земли для строительства плотины. Луи Бонапарт и я бросились к главнокомандующему, попавшему в опасное положение; адъютант генерала Доммартена, которого звали Фор де Жьер, отдал ему свою лошадь, и главнокомандующий вернулся в Ронко, где смог обсушиться и сменить одежду».

Никакого флага Наполеон не водружал. Он свалился в болото (его собственное выражение), вытащили его адьютанты, мост взят не был. В мемуаре, однако, Наполеон представил дело иначе:

«Он был сброшен в болото и погрузился в него до пояса. Вокруг него сновали солдаты противника. Солдаты увидели, что их генерал в опасности. Раздался крик: «Солдаты, вперед, на выручку генерала!» Эти храбрецы тотчас же повернули беглым шагом на противника, отбросили его за мост, и Наполеон был спасен».

Все эти нелепые опереточные кувыркания и фантазии совершенно нормальны на войне. Ненормально то, что Наполеон потом заказал художнику огромную картину, изображающую себя с флагом на понту д'Арколь. Так не поступал в ту эпоху никто из военачальников и политиков. Твиты Трампа и речи Ленина — лишь продолжение этой линии: разрушение коммуникации через фейк-ньюс и фейк-айдиаз. Не просто скучная правительственная декларация, никому неинтересная, а, напротив, поток мемуаров, очерков, гравюр, картин, и всё — враньё от первого до последнего слова. Правда же объявляется фейком.

Поневоле станешь циником, верующим в промывку мозгов — ну, кроме своих мозгов, конечно, о себе-то каждого наилучшего мнения, а окружающие сплошь зомби.

Поневоле станешь циником, а по воле — останешься человеком, станешь человеком, если будешь противопоставлять лжи не цинизм с отчаянием, а верность свободе и любовь к правде.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).