Сексуальная революция: секс сверху или секс снизу?

Сексуальная революция началась вовсе не тогда, когда в начале XXI века горе-богословы провозгласили оргазм доказательством бытия Божия, не когда объявили многолюбие-полиаморию высшей формой человеколюбия, не когда изобрели противозачаточные пилюли. Суть сексуальной революции вовсе не в сексе, как суть социальной революции вовсе не в социальности. Социальная революция — об освобождении человека, так и сексуальная революция о том же. Но свобода никогда не физиологическое понятие.

Сексуальная революция началась в XVIII веке, а первые результаты стали видны в первой половине XIX века. Социальная революция воплощена в полуголой даме с флагом на баррикадах, сексуальная революция воплощена в Аде Лавлейс, дочери Байрона и одной из создательниц кибернетики.

Век Просвещения открыл не какие-то особые знания о вселенной, он открыл знание о познании. Познание есть акт любви, познание есть акт силы, познание эротично и персоналистично, познание есть коммуникация, но менее всего познания есть секс, и называть секс «я познал» есть проявление глубочайшей дикости, варварства и мачизма.

Сексуальная революция освобождает женщину для того, чтобы быть личностью. Абсолютно так же социальная революция освобождает раба, крепостного, бесправного рабочего, чтобы быть личностью. Разумеется, рабовладелец тоже освобождается — и ровно для той же цели. Нельзя быть личностью, если ты не даёшь другому быть личностью.

Вот почему сексуальная революция ярче всего проявляется не в сексе, не в возможности спать с кем угодно и как угодно, не боясь последствий. Сексуальная революция проявляется прежде всего в резком падении рождаемости, в росте людей, которые вообще не вступают в брак и не занимаются сексом, но которые учатся, занимаются наукой, познают мир.

Женщина не рожает не для того, чтобы быть больше женщиной, а чтобы быть больше человеком — а быть человеком означает познавать мир, себя, других людей, и это познание коммуникативный, диалогической процесс. В познании так же нет мужского и женского, как в религии — только в религии это, скорее, недостижимый (и уж точно не явленный) идеал, а в познании это суровая, далеко не всегда лёгкая и приятная реальность. Главная причина падения рождаемости — не стремление женщин к карьере, а стремление женщин к свободе и знанию, к тому, чтобы стать личностью. Да, можно стать личностью, будучи многодетной матерью или отцом. Пробуйте, дерзайте. Но учёным — даже не пробуйте. А учёные нужны — хотя бы для того, чтобы дети не умирали, как умирали тысячелетиями, и никто не возмущался.

Первое и главное в сексуальной революции — право женщины на знания, на образование, на высшее образование. Как медленно идёт сексуальная революция, видно из того, какой ничтожный процент по сей день составляют женщины — лауреаты Нобелевских премий. Ну не женщины же виноваты, что их меньше в науке, чем мужчин! О чём говорить, если даже Пейн, жившая не в каком-то дремучем начале ХХ века, как Ливитт или Кэннон, не то что не получила Нобелевки, она даже не была избрана членом американской академии наук. Над мужчиной в науке звёздное небо, над женщиной — стеклянный потолок, и стёклышко-то бронированное.

Как социальная революция не завершена до тех пор, пока люди, обретя возможность свободы, не используют эту возможность вполне или используют её криво, так сексуальная революция не завершена до тех пор, пока сексуальная свобода не подымается выше пупка, пока люди не любят всем существом, пока любовь и личность остаются в разводе. Именно цельности человека и человечества хотят верхи и низы каждого человека — от мозга до кончиков пальцев, плоха любовная истома, которая стекает в эти самые кончики пальцев, не добираясь до главного эротического органа — головы. Верхи человека могут любить, низы человеческие хотят любить, дело за малым — за самим человеком как таковым.

1836 год. Ада Лавлейс. Деталь портрета работы Маргарет Карпентер.

См.: Человечество. - Секс. - Революции. - Человек. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).