Яков Кротов. Богочеловеческая история

Бедный богатый скопец: история Николая Солодовникова, 1853 год

Блогерство не с интернетом родилось. Николай Назарович Солодовников с начала 1850-х годов вёл подробнейший дневник 20 лет, тщательно переплетая тома по мере их накопления.

Чтения эти дневники удостоились во время уголовного процесса 1880 года. Солодовников умер, его слуги подделали завещание умершего в свою пользу. Прокурором на процессе был Анатолий Кони.

Солодовников был не просто богач. Его состояние оценивалось в 5 миллионов рублей.

Богатство досталось ему случайно и большой ценой. Он осиротел в 12 лет, и подростка взял к себе старший брат Михаил, который был скопцом, как и некоторые другие члены семьи. Брат стал уговаривать брата стать скопцом, но безуспешно. Тогда Николая оскопили насильно. Оправившись, он убежал из дому. Тут-то и произошло невероятное: умер сперва руководитель скопческой общины, завещавший своё состояние Михаилу, и умер в одночасье и Михаил. 5 миллионов рублей в 1847 году достались Николаю. Понадобился специальный указ Николая I, признававший его невиновным в «сектантстве». Очень вероятно, что эти миллионы — деньги скопческой общины.

Вот этот дневник и рисует жизнь человека, который получил всё, не имея главного. Сперва — попытка быть «нормальным». «Его высокая, тучная фигура с моложавым, безбородым, обрюзгшим лицом, — писал Кони, — стала обычною принадлежностью первых рядов кресел в бенефисы — и веселый хохот, песни и шутки, стали, далеко за полночь, оглашать непривычные стены старого скопческого «корабля».»

Солодовников сам попробовал торговать, потерял миллион и перестал. Перестал он и развлекаться целомудренно с актрисами, превратившись в Гобсека, скрягу. Находились женщины, желавшие видеть его своим мужем — а что, тихое семейное счастье...

В дневнике Солодовников упоминал многих «лгунишек бесстыдных», которые ищут, «нельзя ли опять взять». Он завёл конюшню — год поигрался, продал. Завёл голубятню — продал. Завёл себе, наконец, Бога.

Солодовников стал поститься, молиться, читать «О подражании Христу» — книга вполне скопческая. Стал ездить на Валаам. Его и сейчас вспоминают как великого жертвователя, в 1853 году он дал монастырю 50 тысяч рублей на постройку Никольского скита. Да, жертвовал. На этом и вышел казус. Игумен Дамаскин подал Солодовникову бумагу о том, как можно было бы улучшить монастырь, если бы Солодовников дал миллион. При этом Дамаскин, очевидно, в разговоре с Николаем Назаровичем выразился в том духе, что понимает его желание принять монашество и нимало им не гнушается...

Солодовников взорвался. Намёк на его скопчество привёл миллионера в ярость. Он уезжает с Валаама навсегда и записывает в дневнике:

«Хорошо было мое положение!... Ну, денек! Долго буду его помнить, да едва можно и забыть... Так вы мною гнушаетесь, я проклятый скопец — и допускали меня не ради грешной души моей, а вот он — миллион вам мой нужен».

«Гнушались» — сильное слово, видимо, что-то совсем неуместное сказал игумен. После этого Бога постигла участь актрис, лошадей и голубей — Солодовников о Нём больше не вспоминал.

История эта, полагают, отразилась у Достоевского в образах некоторых богачей, что вполне вероятно. Но жизнь интереснее. Тут ведь в основе настоящая драма, которую ни Достоевский, ни Бальзак, ни даже Толстой с Чеховым не посмели бы трогать. И то, что внутри этой драмы в очереди искателей миллиона игумен, делает её уже отчасти и опереттой. Главный-то скопец не тот, кто стал скопцом поневоле, а те, кто оскопил себя ради возможного миллиона.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.