Яков Кротов. Богочеловеческая комедия. Масонство.

1806 год: рождение «жидомасонства» из пены фобий

Все русские антисемиты знают и любят цитировать резолюцию императрицы Елизаветы 1742 года на прошении Сената разрешить евреям въезд в Россию: 

«От врагов Христовых не желаю интересной прибыли». 

Вот чего русские антисемиты не хотят знать, так этого того, что в прошении Сената речь шла о том, что изгнанные императрицей из Прибалтики евреи не расплатились с российскими купцами за взятые у них товары. Так что отказ впустить евреев причинял убыток не императрице, а её подданным. Очень характерно. Ни единым личным рублём ради антисемитизма Елизавета не пожертвовала. 

Спустя два поколения с еврейским вопросом столкнулся Наполеон. В начале 1806 года он был в Страсбурге и тут получил жалобы на еврейское ростовщичество. Вернувшись в Париж, Наполеон собрал госсовет, который поставил вопрос шире: а не изгнать ли евреев из Франции как нацию, враждебную французским законам и вообще?

30 мая 1806 года Бонапарт издал декрет, который на год заморозил уплату долгов евреям. 

Однако, всё-таки Наполеон — не русская императрица, а император французский. Он приказал евреям избрать своих представителей (по одному из пятисот человек) для участия в новой структуре — Собрании иудейских нотаблей. Набралось 111 депутатов (в том числе, от итальянских евреев). 

Император приказал назначить открытие Собрания на субботу 26 июля 1806 года. Парижским евреям было наплевать, провинциалы возмутились, в конце концов нашли компромисс — разрешили подавать мнения заранее в письменном виде.

Иудеи оказались в том же положении, в котором сейчас находятся мусульмане — им пришлось доказывать, что они не враги. Собрание заявило:

«Французский еврей считает, что в Англии он находится среди чужаков, даже если это евреи... Подобное чувство настолько глубоко укоренилось, что во время последней войны французские евреи самоотверженно сражались с другими евреями — подданными стран, воевавших с Францией».

В общем, затея Наполеона ни к чему не привела. Евреев из Франции не изгнали, но и дискриминацию их не прекратили. Собрание нотаблей было распущено 6 апреля, ещё месяц работал «Великий Синедрион» — 25 раввинов из депутатов Собрания, но и Синедрион упразднили — 9 марта 1807 года. Более того, декрет 17 марта 1808 года ввёл для французских евреев черту оседлости, запрет на ряд профессий и — как без этого — запретил взыскивать некоторые долги. 

Тем не менее, за границей Франции сам факт образования Синедриона — уместно ли сказать, «воскресения» — произвёл фурор и дополнил образ Наполеона как антихриста. В Лондоне французский эмигрант (аноним) писал в памфлете: 

«Не намерен ли он [Наполеон] из этих сынов Иакова формировать легионы тираноубийц?»

Но в России вышло ещё круче. 16 ноября 1806 года Россия объявила Наполеону войну, 2 декабря Синод выпустил объявление, которое читалось во всех церквах после литургии (писал его, видимо, митр. Платон Левшин):

«Неистовый враг мира и благословенной тишины, Наполеон Бонапарте, самовластно присвоивший себе царственный венец Франции ... в Египте приобщился он гонителям Церкви Христовой, проповедовал алкоран Магометов, объявил себя защитником исповедания неверных последователей сего лжепророка мусульман и торжественно показывал презрение своё к пастырям Святыя Церкви Христовой. Наконец, к вящему посрамлению оной, созвал во Франции Иудейския синагоги, повелел явно воздавать раввинам их почести и установил новый великий сангедрин еврейский, сей самый Богопротивный собор, который некогда дерзнул осудить на распятие Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, и теперь помышляет соединить иудеев, гневом Божиим рассыпанных по всему лицу земли, и устроить их на испровержение Церкви Христовой и (о, дерзость ужасная, превосходящая меру всех злодеяний!) на провозглашение лжемессии в лице Наполеона».

Православие тут ни при чём — римо-католический митрополит Станислав Богуш выпустил аналогичное воззвание, заявив, что Наполеон хочет «на бедствиях всего света основать славу свою, стать в виде Божества на гробе Вселенной».

Через неделю после начала работы еврейского съезда некий французский капитан Жан-Батист Симонини написал письмо выдающемуся католическому борцу с революционерами и масонами аббату Огюстену де Баррюэлю. Симонини настолько ничем более не прославился, что Йоханнес фон Биберштайн, исследовавший миф о жидомасонском заговоре, предположил, что его текст был составлен в Париже по инициативе Фуше — министра Наполеона и рьяного католика, возмущённого созывом «синедриона». Симонини сперва выразил восторг книгой Баррюэля против революционеров, а затем предложил обратить внимания на роль «еврейской секты» — силы «могущественнейшей» («la plus formidable»). Симонини заявил, что масонство и иллюминатство были созданы двумя евреями (абсолютная чушь) и что евреи добиваются равных с христианами гражданских прав, потому что 

«благодаря этому они рассчитывают менее чем за век стать господами мира, упразднить все остальные секты, чтобы править самим, возвести столько же синагог, сколько есть христианских церквей, а прочих обречь на настоящее рабство» (цит. по Биберштайн, 178; впервые опубликовано во французском католическом журнале в 1878 году). 

Баррюэль утверждал, что папа Пий VII сказал, что заявление Симонини достоверное. «Католики, настроенные против Наполеона, систематически, но не официально стали распространять обвинения Симонини по всей Европе» (Биберштайн, 178). В декабре 1811 года Жозеф де Местр в меморандуме, поданном Александру I, призвал обратить внимание на «проклятую секту» евреев, которая вдохновляет революционеров:

«Это чудовище, составленное из всех чудовищ, и, если мы его не убьём, оно убьёт нас. ... Всё наводит на мысль, что их [евреев] деньги, ненависть и таланты поставлены на службу могучим заговорщикам» (цит. по: Биберштайн, 179, 297).

Еврей здесь — символ любого зла. Поэтому были возможны совершенно неожиданные кульбиты. Например, прусский публицист Фридрих Буххольц, ненавидевший дворян, писал в 1807 году, что дворяне и евреи поддерживают друг друга: «Дворяне еврейство — властью, еврейство дворян — хитростью и обманом» (цит. по: Биберштайн, 179).

Важно, что на этой стадии идея еврейского истока масонства и революции не основана вообще ни на чём. Просто ляпнуто — и всё. Реальные масоны евреев, скорее, чурались. Либеральных лож, готовых принять даже «турок», были единицы, так что в итоге евреи сосредоточились во франкфуртской ложе «К Занимающейся Заре», созданной в 1807 году не без усилий Наполеона, словно в некоем гетто.

А долги-то надо платить, надо... А то интересный отказ от прибыли получается, в результате которого теряют деньги не евреи и не отказчица, а вполне себе добропорядочные христиане.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.