Яков Кротов. Путешественник по времениУкраина.

Украинофобия: Всеволод Стратонов, 1869-1938

Когда мне говорят, что русский либерал заканчивается на украинском вопросе, я огрызаюсь: мол, если заканчивается, то и не либерал. Конечно, это не совсем так. Просто значение слова «либерал» сейчас обозначает не абсолютную позицию, а позицию относительную. Если есть двое гебешников, то один будет либеральнее другого — бить только по голове, а не почкам. (Впрочем, не уверен, что по голове лучше, но всё-таки она основательнее защищена.)

А почему для ругающегося важны «российские либералы»? Почему ему неважны российские демократы, которые ведь есть там и сям? Видимо, ругающийся сам отнюдь не демократ, а либерал... или что похуже... И, знаете, именно так обычно и выходит!

Всеволод Стратонов (1869-1938) — либерал в самом классическом смысле слова. Воспоминания изданы недавно, а интересны чрезвычайно. Сын директора Ришельевского лицея, астроном, в 1938 не расстрелян, а умер в Праге.

Я помещал кусочек из его воспоминаний об учёбе в Кубанской гимназии, которая располагалась в Екатеринодаре/Краснодаре. Всего на год старше Ленина, Гимназию, где учился Стратонов, расформировали из-за того, что её выпускник участвовал в том же заговоре, что Александр Ульянов:

«На Невском проспекте в Петербурге были задержаны 1 марта три молодых студента с бомбами, готовившие покушение на Александра III. Это были: Андреюшкин, из нашей Кубанской гимназии, Генералов, из Лубенской, и Осипанов. Все трое были первокурсниками, только недавно вышедшими из стен средней школы. Вместе с ними был повешен молодой химик Ульянов (брат Ленина). Андреюшкин был одним классом старше меня: окончил курс в 1886 году. Живо его помню: плотный юноша, с широким угреватым и покрытым следами оспы лицом, угрюмый, неприветливый и, в общем, малозаметный».

Стратонов был выслан в 1922 году на «философском пароходе». Последовательный украинофоб. Я, признаться, и не знал, что «кубанские казаки» — это украинцы.

«Среди кубанского казачества и тогда существовала определенная враждебность к русским. Корни враждебности уходили к Запорожской Сечи, но, должно быть, усилились насильственным переселением казаков на Кубань. С годами враждебность затихала, но никогда не умирала. И она явно и пагубно выявилась в эпоху борьбы генерала Деникина с большевиками.

С этою враждебностью мы столкнулись тотчас же по приезде в Екатеринодар. Москали или кацапы — такое прозвище было для нас обыденным на протяжении долгого ряда лет. Более культурные казаки выражались корректнее:

— Мы — казаки; вы — русские…

По приезде нам трудно было, например, найти себе приют; не давали квартир в наем:

— Не дадим москалям!»

Вину за победу большевиков Стратонов взваливал и на украинцев, описывая их теми же красками, что и горцев, как «грязных дикарей»:

«Кубанскому казачеству жилось вольготно, земли было много. Наделы тогда доходили: на казачью семью — в десятки десятин, а на офицерскую — до сотни и больше. Жить можно было привольно, богато! Казаки и жили в общем без нужды. Но работать не очень любили. Охотнее сдавали свою землю в аренду пришлым из центральной России — «иногородным». Сами больше жили доходами с труда этих последних, хотя это и не было общим правилом.

Так возник в области весьма многочисленный контингент иногородных, — граждан второго сорта, ограниченных по сравнению с казаками в правах. Это ограничение сыграло весьма плохую роль при большевизме и для казаков, а рикошетом — и для всей России. Затаенное недовольство побудило иногородных, во время походов Корнилова, Деникина и в последующие годы, массами выступать против казаков на стороне большевиков. Кто знает, как протекала бы борьба с красными здесь, не существуй этого антагонизма? Во всяком случае, внутреннее междоусобие доходило до невероятного ожесточения.

За исключением нескольких станиц: Кавказской, Ладожской, Усть-Лабинской и еще одной-двух, напоминавших русские уездные города, все остальные состояли из типичных малороссийских белых хат, с неизбежным вишневым садиком, с желтыми подсолнухами во дворе, да еще с журавлем-колодцем. Станичные улицы утопали в пыли или в грязи. О мостовых в станицах еще не думали.

«Громадные пространства полей отделяли станицу от станицы. И вдоль прежней «линии» местами еще догнивали «вышки» старого времени, на которых когда-то дежурили сторожевые казаки, зорко охраняя край от внезапных набегов черкесов».

В 1930 году в Праге беженцы от ленинского Кремля решили отметить 110-летие той самой расформированной Кубанской гимназии. Пригласили выступить и Стратонова, который в 62 года был «старейшим» из учившихся в ней. Он согласился, но потом отказался, узнав, что в праздновании будут участвовать ««Объединение вольного козачества», которое не могло опровергнуть, что оно субсидируется польским правительством в антирусских политических видах, «Громада украiнцiв с Кубанi»и т. п.»

См. также:  Антисемитизм: 1889 год, Всеволод Стратонов и Вениамин Каган

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).