Яков Кротов. Чека. Оглавление

Как Контора сама себя штрафует: история бесстрашного пономаря Михаила Ерогодского

Михаил Ерогодский (17.9.1878, Важгорт, Коми, Яренский у., Вологодской губ. — 30.8.1937, Сыктывкар). Сын псаломщика Воскресенской церкви в Важгорте на границе Вологодской и Архангельской областей Петра Александровича Ерогодского (фамилия пишется и как Урогоцкий), и дед Михаила был псаломщиком, и его брат (моложе на четыре года). Сам Михаил служил псаломщиком в 1902-1914 гг., когда отец болел.

Воевал в Первую мировую, после возвращения с фронта снова стал служить в Церкви, тогда уже отделённой от государства и гонимой. Жена была из крестьянок, Анна Артемьева, детей было шестеро. Заработка пономаря не хватало, приходилось расчищать пашню и её возделывать. Тем не менее, в деревне Михаил Петрович считался интеллигентом: у него в доме была библиотечка, только у него была игра «домино», в которую он без отказа играл с односельчанами. Писал разные прошения «во власть», учил детей церковному пению.

Когда начались гонения на церковь, в конце 1920-х годов, то у Ерогодского отобралю пашню, выделили землю бросовую, отобрали скотину. Храм закрыли. Его младший брат, тоже псаломщик, уехал, как и четверо старших детей, уже самостоятельных. Дом конфисковали, но разрешили жить в двух комнатах с женой и двумя дочками. Тем не менее, Ерогодский не только не уехал, как советовал брат, но по праздникам собирал у себя верующих. Детей в школе расспрашивали, что делает отец, но они отговаривались тем, что якобы спали.

Михаил Петрович сумел убедить односельчан не разрушать храм, но колокол сняли, отправили на переплавку вместе с чугунным надгробием с могилы отца Ерогодского. 10 августа 1937 г. его арестовали на сенокосе, больше его не видели.

Жене с дочерьми достались: они должны были выплачивать огромные налоги, которые полагались семьям духовенства. Семья голодала. Односельчане иногда приносили еду, но представитель сельсовета тут же её отбирал. Какие-то деньги присылал брат из Ленинграда, но в основном и они шли на налоги. Когда после войны вернулся в село сын Ерогодского Владимир, его не брали никуда на работу как сына «врага народа», ему пришлось уехать в город. На земле, которую конфисковали у семьи, построили больницу.

Ерогодского причислили к лику святых, правда, не сразу, после остальных новомучеников епархии, 10.2.2002 (в акте о канонизации ошибочно назван священником). О том, чтобы возместить его семье перенесённые страдания (расстрел это, может, не так страшно, как пытка голодом), вернуть собственность, речи не было. Канонизация заменила справедливость, икона заменила совесть. Что делать, если канонизирует не потому, что сердце велит, а потому что начальство, которое раньше расстреливало, теперь благословило молиться расстрелянным. Любопытная деталь: в 1991 г. был принят закон о компенсации жертвам репрессий, так по этому закону за дом, который в 1937 году стоил 3 тысячи рублей (зарплата учителя за 5 лет), в 1997 г. получали 30 рублей. Это куда меньше 30 серебреников — в 1997 г. на эти деньги нельзя было прожить и неделю. Закон-то принимали прямые наследники палачей, а не жертв.

См.: История. - Вера. - Евангелие. - Христос. - . - К указателям.