Зачем чекисты вербовали агентов из епископов и священников: история Львовского «собора» 1946 года

Ранее: В январе 1946 года украинские чекисты послали в Москву отчёт о епископах, которые были их агентами.

Документ о завербованных епископах был опубликован с комментариями на сайте «Радио Свобода». Фурора он не произвёл, руководство РПЦ МП комментариев давать не стало. Легко понять, почему. Во-первых, заговор молчания вообще неплохая тактика, во-вторых, документ не разрушает миф о том, что духовенство обязательства о сотрудничестве подписывало, но не сотрудничало. «На учёт встану, а воевать не пойду».

Глупый агент отрицает, что был агентом, умный агент заявляет, что агентом был, но ничего агентского не совершал. Так говорили А.И. Солженицын и А.В. Кураев.

Что агенты-епископы были завербованы для галочки, явствует из документа, написанного в начале февраля 1946 года (ОГА СБУ, ф.16, оп.1, е.хр. 583).

Документ «отложился», как говорят архивисты, в совсем другом деле, чем предыдущий. Он идёт за документом об одессите, который в 1946 году убил человека, чтобы его мясо использовать для начинки пирожков, продаваемых на рынке. Отнюдь не единичный случай в году, когда Сталин устроил разнос генералу Власику за то, что красное вино подали слишком охлаждённым.

План Дроздецкого возник не на пустом месте. Идея ликвидации греко-католической Церкви возникла у Берии сразу после захвата Львова и Западной Украины в 1939 года. Война помешала, в 1946 году пробил час. Было выделено полмиллиона рублей, в том числе, непосредственно на чекистов 75 тысяч. 11 апреля 1945 года Дроздецкий организовал арест митр. Иосифа Слипого и ещё 4 епископов и нескольких наиболее активных священников. После этого «в апреле 1945 года в областных газетах Львова, Тернополя, Станислава, Дрогобыча и центральной газете «Правда Украины», по нашей инициативе, против униатов была опубликована обширная статья «С крестом или ножем», которая сыграла значительную роль в деле подготовки к ликвидации этой церкви».

Февральский документ подробно расписывает ход предстоящего во Львове собора. Замечательная формулировка цели собора: «Для ликвидации путём воссоединения».

Собор, который прошёл в точности по плану чекистов, всегда был предметом горячей полемики между греко-католиками Украины и кремлёвскими православными. Однако, ранее обсуждалась преимущественно «каноничность» собора.
Сотрудник РПЦ МП (и эксперт при министерстве юстиции России), Владислав Петрушко:

«На Львовский Собор 1946 года гораздо справедливее смотреть не с позиций католического канонического права, а с точки зрения канонов Православной Церкви. Да, на Львовском Соборе не присутствовали греко-католические епископы (они были арестованы советскими властями), но была обширная группа духовенства, изъявившего намерение воссоединиться с Православной Церковью».

Впрочем, ликвидаторы и их преемники легко воспаряли и над канонами. Тот же А.В. Кураев писал в 2008 году:

«Мне трудно понять, что для украинских униатов важнее в их системе ценностей: национальная культура или же условная связь с Римом? Что важнее в их переживании унии: «фи» Москве или «ура» Ватикану? Когда-то уния рождалась как форма защиты православия, как форма компромисса, который позволил бы сохранить западной Руси свою неримскую веру, свой нелатинский язык. А сегодня уния превратилась в нечто совершенно противоположное — это форма католической глобализации. Когда-то отец Гавриил Костельник и группа священников-организаторов собора 1948 года уже пробовали напомнить униатскому миру о его изначальной стратегии … С канонической точки зрения, Украина имеет полное право на создание поместной церкви. Вопрос не в праве, а в пользе. Насколько эта поместность будет полезна для вырезающей себя церкви?».

Архиепископ Московской Патриархии во Львове Августин Маркевич, наиболее лично заинтересованный в проблеме, наиболее высокопарно и выразился в 2006 году:

«60 лет назад на Галичине состоялось вхождение униатов в полноту жизни во Христе, которое есть в Православной Церкви … Львовский собор 1946 года, — является для верующего человека полноценным церковным деянием. Отрицать действие в нем промысла Божия — а без воли Божьей ничего не бывает — было бы и безответственно и даже дерзко. Нельзя сомневаться в том, что в 1946 году события произошли под действием животворящего веяния Всесвятого Духа».

Маркевич ещё и обвинил греко-католиков «в сотрудничестве с нацистским режимом, националистическими организациями, а также в антисоветской деятельности».

Высокие слова о пользе, каноничности, воле Божией, животворящем веянии лопаются как мыльный пузырь перед сухими распоряжениями:

«Для организации выполнения настоящего плана и руководства агентурой на Соборе, командировать в г. Львов специальную оперативную группу во главе с Зам Наркома государственной безопасности УССР — генерал-лейтенантом тов. Дроздецким … В процессе подбора кандидатов в делегаты собора на местах через УНКГБ, соблюдая строгую конспирацию, агентурным путем обеспечить проведение подавляющего (не менее 50-70%) большинства нашей проверенной агентуры».

Вот и всё «животворящее веяние»: расписано выделение денег (и чтобы поступали «бесперебойно») продуктов, номеров в гостинице, 10 явочных квартир, где агентов в рясах дрессировали.

Предусмотрели даже переодевание чекистов в подрясники:

«Командировать в г. Львов в распоряжение специальной опергруппы НКГБ УССР группу опытных разведчиков во главе с зам. начальника Оперода подполковником МИШАКОВЫМ, экипировав так, чтобы часть из них для наблюдения могла присутствовать на заседаниях собора в качестве гостей».

Это не гости были, это были настоящие хозяева. А вот архиереи, священники и миряне были марионетки:

«УНКГБ по Львовской, Дрогобычской и Станиславской областям через агентуру выделить для участия на соборе в качестве гостей таких мирян, которые могли бы выступить на соборе за воссоединение греко-католической церкви с русской православной церковью … В число выделяемых на собор мирян провести достаточный процент нашей проверенной агенты и осведомления с тем, чтобы гарантировать возможность освещения через них как настроений среди всех выделенных мирян, так и духовенства, связанного с ними».

Так что, читая тексты Кураева, Петрушко, Маркевича, надо всё время помнить о том, что истинные вдохновители их животворящих текстов, с высочайшей степенью вероятности, вовсе не они, а те, кто желает «гарантировать возможность освещения».

Что до обвинений в сотрудничестве с нацистами, то это никогда чекистов не смущало. В плане предусмотрена епископская хиротония свящ. В.Дурбака. Это, несомненно, префект Львовской духовной семинарии Всеволод Дурбак, о котором доктор богословия протоиерей Олег Трофимов (МП) пишет 5 июля 2018 года в статье «Украина против бандеровщины»: «Всеволод Дурбак — тот самый «святой отец», который, будучи капелланом полицейского шуцман-шафбатальона-201, лично принимал участие в уничтожении десятков белорусских городов и сел (Минска, Витебска, деревни Хатыни Минской области, сел Брестской области), а также в кровавых экзекуциях мирного населения, в первую очередь еврейского».

Один — лично уничтожил десятки городов и был за это поощрён НКГБ.

«Воссоединение» греко-католиков было не первым. Первое было в 1839 году, когда после смерти греко-католического митрополита Иосафата Булгака другой греко-католический епископ, Иосиф Семашко, помог правительству России организовать принудительный переход белорусских греко-католиков в православие. После объявления в 1905 году  свободы совести потомки «перешедших» вернулись к Риму. Впрочем, две мировые войны и жизнь под Кремлём привели к почти полному исчезновению белорусских греко-католиков. Но всё-таки они есть, их окормляет отец Сергий Гаек.

«Воссоединение» 1839 года проводилось вполне в духе Николая I: «упорствующих» высылали в Сибирь, секли, сжигали «католические» книги. Герцен назвал митр. Иосифа «во Иуде предателем». Однако, никакая тайная политическая полиция этого воссоединения не организовывала, никого не шантажировала (как это было со многими «агентами», прежде всего с о.Гавриилом Костельником, у которого чекисты арестовали сына). Семашко и его сторонники имели свои соображения, не только карьерные, прежде всего национально-патриотические: греко-католичество рассматривалась как ползучая полонизация.

Спецоперация НКГБ 1946 года — это именно спецоперация. Это не жестокость, а подлость, не патриотизм, а гнусность. Зачистка, закатывание в асфальт, обесчеловечивание.

Самое ужасное, что человек адаптируется даже к обесчеловечиванию. Он начинает принимать за норму спецоперации — если они к его выгоде. Какое там «стыд не дым, глаза не выест» — это было до Ленина. После Ленина и до наших дней уже никакого стыда, а демонстративное и искреннее бесстыдство. Убеждение, что весь мир такой, только стесняется в этом сам себе признаться. А мир даже сейчас — нет, не такой. И не должен быть таким.

Несколько слов о «тов. Дроздецком», который и организовывал «собор». Павел Дроздецкий родился в 1903 году, работал конторщиком, кладовщиком на железной дороге, а в 27 лет пошёл в гепеушники и быстро сделал карьеру в Ленинграде. Он вёл дело «анархо-мистической» организации «тамплиеров», по которому расстреляли многих доживших до 1938 года интеллигентов, включая Юлиана Шуцкого, востоковеда. В 1939 году его бросили на новозавоёванный Львов, после потери Украины в Челябинск, после отвоевания вернулся уже замнаркома. После успешной организации «собора» был назначен в Свердловск, явное повышение и приближение к Берии и Абакумову. После падения Берии карьера застопорилась, не помогло и совершенно подлое, трусливое сочинение доноса на Берию — разумеется, после ареста бывшего начальника. Отправили в резерв, а в 54 года отправили на пенсию, где он и проблаженствовал ещё четверть века. Посаженные им греко-католики тем временем сидели в концлагерях.

Что людей вербовали и вербуют в тайные агенты — это драма. Трагедия в том, что многих не вербуют, они сами пишут, говорят и делают то, что агенты делают по принуждению или за деньги. Именно об этом и сложена православная молитва перед Причащением, умоляющая не дать превратиться в Иуду безо всяких подписей и денег, просто по дурости, слабости, подлости, а иногда и от патриотизма.

 

Не позднее 9 февраля 1946. План чекистов Украины по организации во Львове собора по ликвидации греко-католической Церкви Украины и перевода её паствы в Московскую патриархию

См.: План Дроздецкого, февраль 1946 года (фотография документа). - Донос Дроздецкого 1953 года.  - Перечень делегатов собора.

Чека. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.