Яков Кротов. Апологетика

Мученик апологетики: Николай Фиолетов

Один из памятников христианской апологетики на русском языке — книга Николая Фиолетова, написанная во второй половине 1930-х годов. Время «большого террора» для номенклатуры, большой террор для нормальных людей начался намного раньше. Фиолетов оказался в противофазе. Революцию он встретил юношей демократических убеждений, настоящим интеллигентом — сын священника, он ушёл из Саратовской семинарии в знак солидарности с уволенными за дерзость семинаристами. Ученик Евгения Трубецкого, он стал в январе 1917 года приват-доцентом кафедры церковного права юрфака МГУ — выбрал, можно сказать, время и место. Самый молодой член собора 1917 года. В первый раз его арестовали в 1931 году. Обвиняли в подготовке японской интервенции. Ссылка, преподавание в Курске, увольнение за веру, нищенствовал в Твери, устроился учителем в техникум, но через 3 дня после начала войны был арестован, дали червонец за «симпатии к фашизму» и «тайной церкви», умер от голода (пеллагры) в 1943 под Омском в селе Большой Антибес (есть такое). Умер 8 марта — если кто празднует 8 марта, то Фиолетова тоже помяните в этот день, пожалуйста, с женой. Пережить мужа — страдание и мука.

Рукопись сохранила жена Фиолетова, историк, издали дважды — первый раз в 1992-м, присоединив косноязычные рассуждения «православных философов» о науке, второй раз без конвоя, в 2007 году. Написана она тяжеловесно, профессорски: «Подчинение естественных связей и отношений к близким единой высшей цели не означает устранение или унижение их, а, наоборот, придает им осмысленность, содержательность, глубину и одухотворенность». Всё верно, но нечитабельно.

Однако, апологетика Фиолетова интересна тем, что совпадает с бердяевской по главным темам. Он точно обозначил обвинения в адрес христианства: против науки, труда, любви, свободы. «Против любви» — то есть, против разводов и пр. «Против свободы» — именно в этом суть обвинений, связанных с тем, что христианство якобы слишком за государство и, что много важнее, за смысл жизни.

Примечательно, что Фиолетов не был канонизирован и не слишком популярен в среде современных русских православных. Слишком интеллигент. Не слишком «церковен» — по меркам церковности, созданным за сто лет конформизма. Написал было книгу «Два пути» — мол, и те, кто отказываются сотрудничать с богоборческим государством, правы, и те, кто соглашаются, лишь бы сохранить «церковное стадо». Написал, а потом уничтожил — ну какое там «стадо», когда все жмутся друг от друга, когда имитация, чучело «стада». Одиночка. Одиночка? Да это нынешние православные — одиночки, и тогда одиночки, когда сбиваются в крестные тусовки десятками тысяч человек, и когда «расцерковляются» от перекормленности официозом. Фиолетов с женой — святые супруги. Умереть от голода ужасно, но вот эти полуголодные годы в Ташкенте, Томске, Твери, пытка пропастью между тобой и окружающими, — не менее ужасно. Пуля в затылок — избавление от таких страданий. То, что Фиолетов эти страдания перенёс, не сойдя с ума — вот чудо и апологетика.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.