Яков Кротов. Богочеловеческая история

Уничтожение российских военных: 1929-1933 или 1937-1938 годы?

Ульянов был силён беспринципностью и лживостью. Сперва он провозглашает «декрет о мире» — потому что у него, только что устроившего путч, нет сил воевать. Объявляет «коммунистический», как в Парижской коммуне, принцип формирования армии — добровольный. Создав репрессивный аппарат — «опричников» — он резко меняет курс, благо уже силы какие-то накоплены, и силы именно репрессивные, террористические.  26 марта 1918 года Ульянов отменяет выборное начало в армии — главное завоевание Февральской революции. Опричники ворчат и протестуют: как можно принимать на службу коммунизму «буржуазных» генералов? Ленин непреклонен. Ему, конечно, тяжело среди идиотов, которые не понимают простых вещей — чтобы удержать власть, можно и генералов использовать, а потом их зарезать. 29 мая 1928 года он объявляет принудительный набор в армию — пока только рядовых. Но и добровольный принцип приёма «военспецов» себя не оправдывает, и 29 июня 1918 года объявлена принудительная мобилизация «бывших» офицеров.

Метод Ульянова был тот же, что при объявлении НЭПа: принципы ничто, власть — всё. Можно пойти на любые уступки, но эти уступки будут всегда тактическими и рано или поздно будут отозваны. Опричники Ленина этого не понимали — не все понимали.

Когда сокрушаются о расстрелах «прославленных героев Гражданской войны» в 1937-1938 годах, забывают о том, что намного раньше репрессии уничтожили настоящих профессиональных военных. Так забывают о том, что в 1937-1938 погибло меньше людей, чем в 1929-1932, и что погибавшая в 1937-1938 гг. элита сама погубила миллионы людей. Это характерная для внутриноменклатурной психологии двойная мораль: оплакивают «своих» и только своих. Признать, что погибшие палачи уничтожали невинных людей, означает признать, что советские номенклатурщики — от военных до журналистов — вовсе не были невинными жертвами репрессий.

«Военспецы» были уничтожены в ходе групповых процессов: дело о контрреволюционном заговоре в ВСНХ: когда были уничтожены сотни военных инженеров. Дело «Весна»: в 1930-1931 годах в Ленинграде было расстреляно более 1000 бывших военспецов. Об этом дело молчали в тряпочку те, кто оплакивал военных, расстрелянных в 1937-1938 годах, о нём впервые написал украинский историк Ярослав Тинченко в книге «Голгофа русского офицерства». «Голгофа», конечно, не слишком удачно — эти офицеры не проповедовали подставление щеки. Тинченко подытоживал:

«Полные масштабы погрома бывшего офицерства в СССР в начале 30-х годов до сих пор не известны. Но общее количество арестованных и осужденных военных вполне может достигать 10 тысяч человек. Причем все это — в большинстве кадровые русские военные, успевшие еще до начала Первой мировой войны окончить военные училища по программам мирного времени. Кроме того, некоторая их часть принадлежала к Генеральному штабу — военной элите любой армии. Нужно сказать, что в СССР оставалось очень немного генштабистов, и две трети из них были репрессированы именно в начале 30-х годов. Можно предположить, что для обороноспособности Советской России дело «Весна» и подобные процессы были ударами намного более страшными, чем «Трагедия РККА» 1937 года. Почему? Еще в середине 30-х годов Адольф Гитлер говорил, что красные военачальники у него в армии командовали бы в лучшем случае батареями и ротами. И он имел на то все основания. Дело в том, что после Первой мировой войны Германия полностью сохранила весь кадровый состав генералитета и офицерства. В то же время гражданская война, а затем репрессии 1930-1933 годов полностью обескровили русское офицерство, оставшееся на службе в РККА».

Книга Тинченко

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).