Яков Кротов. Богочеловеческая историяЛенин.

Ленин как психологический тип

Ленин — особый тип личности не только по отношению к Сталину (который тупой бандит, использовавший созданный Лениным режим), но и по отношению к Троцкому и Гитлеру. Сравнивать с Мао не решаюсь из-за незнания китайского, а сравнение тут прежде всего по речи.

Впрочем, и по психотипу Ленин отличался. Он не мог оставаться в одиночестве. Троцкий и Гитлер знали длинные периоды одиночества, не боялись оставаться одни. Ленин начал с подчинения себе матери, сестры, жены, которые стали первыми гражданами его тоталитарного царства, а затем неустанно пополнял это царство теми, кто по какой-либо причине хотел садо-мазохистских отношений. Видимо, разные люди по разным причинам. Причины эти одинаково патологические. Нормальные люди довольно быстро отшатывались от Ленина либо он сам спешил с ними порвать таким манером, чтобы выглядеть победителем. Нетрудно заметить брезгливость в отношении Красина или Бонч-Бруевича к Ленину.

Ленин, как и Троцкий с Гитлером, не был циником (Сталин — был). Он был искренен, верил, в то, что говорил. Однако идеи и речь Ленина были только средством самоутверждения. Поэтому Ленин с невероятной лёгкостью, молниеносно менял свои убеждения, оформляя это словесной игрой. В нём не было той последовательности, которая есть у любого нормального человека, которая и у Маркса была. Он не изменял себе в том смысле, что, раз выбрав марксистский словарь и грамматику, он ими и пользовался. Но как же он выворачивал слова! Лёгкость в словах необычайная — её не было ни у Троцкого, ни у Гитлера, которые, как все нормальные люди, думали свои думы годами, додумывали, передумывали, облекали в слова. Ленин не думал — он властвовал, а слова служили инструментом укрепления власти. Вот сейчас он сторонник советов, через минуту — противник, причём у него наготове объяснение. Объяснения Ленина всегда «новоязны» в том смысле, что они не связаны с реальностью, они связаны с волей говорящего.

Если бы не случай, Ленин так бы оставался никому неизвестным центром полупомешанного кружка вроде «Храма солнца». В том и беда насилия, что оно пропускает к власти подобных персонажей — невольно, просто потому, что когда нормальные люди начинают воевать, побеждают всегда ненормальные.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.