Яков Кротов. Богочеловеческая историяГорький. Ленин.

Горький, Ленин и сотни тысяч рублей

Почему Ленин терпел Горького? Почему не его, а Короленко назвал «г…м», хотя Горький намного активнее Короленко обличал Ленина в 1918 году? Да и раньше тоже. В 1908 году Ленин отказался печатать статью Горького «Разрушение личности», на следующий год Горький отказался печатать «Материализм и эмпириокритицизм», а в письме Богданову написал по поводу этого опуса:

«Получил книгу Ленина, начал читать и — с тоской бросил ее к чёрту. [...] [Н]аиболее тяжкое впечатление производит тон книги — хулиганский тон! […] Все эти люди, взывающие городу и миру: «я марксист», «я пролетарий», — немедля вслед за сим садящиеся на головы ближних, харкая им в лицо, — противны мне, как всякие баре; каждый из них является для меня «мизантропом, развлекающим свою фантазию», как их поименовал Лесков. Человек — дрянь, если в нём не бьётся живое сознание связи своей с людьми, если он готов пожертвовать товарищеским чувством — самолюбию своему. Ленин в книге своей — таков».

«Харкая, «человек-дрянь», да ещё загадочное «садящийся на головы ближних»...

Богданов вряд ли передал этот отзыв Ленину, но и без этого было, чем считаться. Это была ссора, конечно, внутри одного кластера, но ссора нешуточная. Тем не менее, когда после успешного переворота Горький пошёл обличать «кудрявую лысину» — не заткнули сразу же, а дали свободу печатать его «Новую жизнь» до июля 1918 года.

Ответ — в одном из последних номеров «Новой жизни». 19 июня 1918 года Горький ответил «Правде», которая поинтересовалась, откуда у него деньги на издание газеты. Горький не просто ответил (взял в долг), он перешёл в нападение:

«За время с 901-го по 917-ый год через мои руки прошли сотни тысяч рублей на дело российской социал-демократической партии, из них мой личный заработок исчисляется десятками тысяч, а все остальное черпалось из карманов «буржуазии». «Искра» издавалась на деньги Саввы Морозова, который, конечно, не в долг давал, а — жертвовал. Я мог бы назвать добрый десяток почтенных людей — «буржуев» — которые материально помогали росту с.-д. партии. Это прекрасно знает В.И. Ленин и другие старые работники партии. В деле «Новой Жизни» — «пожертвования» нет, а есть только мой заем. Ваши клеветнические и грязные выходки против «Новой Жизни» позорят не ее, а только вас».

Поразительно, но по сей день вопрос о том, на какие деньги жил Ленин и другие большевики, исследован очень мало. Горький познакомился с Лениным лично только в ноябре 1905 года, когда Морозов был уже полгода как в могиле, но именно через Горького Морозов выделял по 24 тысячи рублей в год на издание «Искры» — это была, подчёркивает Горький, четверть личного дохода Морозова.

Вот чего Горький в некрологе Морозову не упомянул, так это того, что деньги социал-демократам Морозов давал по настоянию своей любовницы актрисы Марии Андреевой, и почти перестал давать, когда Андреева ушла к Горькому. Так что, когда Горький описывает Морозова 9 января 1905 года, словно самого близкого друга, это немножечко неточно.

Ходили упорные слухи, что Морозов был убит. Горький упоминает, что Морозову угрожали некие «черносотенцы». Однако, в конце 1904 года Морозов застраховал свою жизнь на 100 тысяч рублей, оформив полис на предъявителя. После его смерти полис предъявила Андреева, 60 тысяч она отдала большевикам, 15 тысяч Горькому. Историк Анна Федорец писала:

«Отказавшись и дальше финансировать большевиков, Морозов превратился в опасного свидетеля их деятельности. А, как известно, измены террористы не прощают. Инструмент, который более не приносит пользу, должен был быть уничтожен — и Морозова тихо «убрали».

Горький, в отличие от Короленко, был не свидетелем, а активнейшим участником большевистской деятельности. Его текст в «Новой жизни» был очень прозрачным намёком «посидевшему на шее». Кстати, «Новая жизнь» — это название не только газеты Горького 1916-1918 годов, это название газеты, которую издавали легально большевики в ноябре 1905 года и где печатались и Ленин с Горьким.

Когда конфликт Горького с Зиновьевым достиг апогея — Зиновьев устроил обыск в квартире Горького осенью 1920 года — Горький поехал в Москву и жаловался — нет, не Ленину. Ходасевич со слов Горького описал ситуацию:

«В Москве, как всегда, он остановился у Екатерины Павловны Пешковой, своей первой жены. У нее же на квартире состоялось совещание, на котором присутствовали Ленин, приехавший без всякой охраны, Дзержинский, рядом с которым сидел вооруженный чекист, Троцкий, за несколько минут до приезда которого целый отряд красногвардейцев оцепили весь дом. Выслушали доклад Горького и решили, что надо выслушать и Зиновьева. Его вызвали в Москву. На первом же заседании он разразился сердечным припадком, по мнению Горького симулированным. Кончилось дело тем, что Зиновьева пожурили и отпустили с миром. Нельзя было сомневаться, что теперь Зиновьев сумеет Алексею Максимовичу отомстить».

Ленин, Дзержинский, Троцкий — кем надо быть, чтобы такой триумвират приехал к тебе на квартиру. Что надо знать и где надо хранить эти знания, чтобы тебя так и не расстреляли.

Что до того, на какие деньги Горький издавал «Новую жизнь», но тут ведь есть престранная развязка. Горький солгал в своей статье — он взял заём не у одного банкира Груббе, а у троих человек, и один из них, Борис Гордон, потребовал возвратить деньги, был даже суд, хоть и «товарищеский». Горький послал конверт с благодарственной запиской — а конверт оказался пустым...

«8 мая 1949 года, по просьбе М. А. Алданова и Б. И. Николаевского, будучи в эмиграции, Гордон передал им вместе с запиской Горького также написанное им, Гордоном, от руки подробное объяснение того, что произошло. Трудно предположить, чтобы Горький написал свою благодарственную записку, не приложив к ней денег, присужденных Гордону судом. Возможно, что тот, кому было поручено передать конверт, вынул из него деньги, возможно, что Горький забыл их в конверт вложить. Но Гордон настаивал на том, что он никогда не получал от Горького ему принадлежащих денег и что в конверте их не было».

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.