Яков Кротов. Богочеловеческая историяЛожь.

Ленинская ложь: обман или самообман?

Я уже писал (см. тут) о том, почему Ленин назвал Короленко (и всю русскую интеллигенцию) г…м — он обнаружил, что Короленко летом 1917 года верил в его, Ленина, сотрудничество с Германией. А Ленин писал тогда, что Короленко будет превосходным президентом России! 

Однако, письмо Ленина с этим отзывом о Короленко интересно ещё как образчик апологии террора, точнее как образ новояза, перешифровки реальности, НЛП. 

Письмо это адресовано Горькому, 15 сентября 1919 года, и Горького Ленин заведомо не подозревает в «интеллигентности». Горький для Ленина — свой, член партии, только малость капризный, но не более того. 

Ленин начинает с лжи о Короленко:

«Короленко ведь лучший из «околокадетских», почти меньшевик. А какая гнусная, подлая, мерзкая защита империалистской войны, прикрытая слащавыми фразами! Жалкий мещанин, плененный буржуазными предрассудками! Для таких господ 10 000 000 убитых на империалистской войне — дело, заслуживающее поддержки (делами, при слащавых фразах «против» войны), а гибель сотен тысяч в справедливой гражданской войне против помещиков и капиталистов вызывает ахи, охи,  вздохи,  истерики».

Ни единым словом Короленко не защищал войну. Ленин этого и не отрицает, но утверждает, что Короленко поддерживал войну «делами». Он выделяет это слово курсивом (Ленин был, судя по частому употреблению курсива — тогдашнего аналога кейпслока — не вполне вменяемым автором). Но какие «дела»? Ни звука! Не было «дел».

Эта фраза — единственная в тексте, где Ленин признаёт «гибель сотен тысяч». Остальной текст отрицает факт гибели. Пока речь идёт о демагогии, ведь Короленко выступал против произвола ревтрибуналов и ЧК, а гибель на фронте или даже от случайного выстрела, разрыва снаряда — одно, гибель же в тылу, по доносу, без суда, — это совсем другое. «Лес рубят, щепки летят» — верное наблюдение, но когда утверждают, что льют чугун, а лес таки рубят — это странно. Когда решают математическую задачу, шьют, ремонтируют часы, строят плотины — а щепки летят и летят, это совершенно противоестественно. В этом особенность кремлёвского террора — щепки летали и летят даже, когда вожди зубы чистят.

Далее Ленин так описывает свой террор:

«Посидеть недельки в тюрьме».

«Вопль сотен интеллигентов по поводу «ужасного» ареста на несколько недель».

«Мера ареста кадетской (и околокадетской) публики была необходима».

«Посидят несколько дней в тюрьме для предупреждения заговоров».

Это написано в сентябре 1919 года, когда количество расстрелянных, запытанных, убитых в подвалах ЧК исчислялось десятками тысяч. Когда расстреливали в порядке «отмщения» — сто за одного. И печатали об этом в газетах для устрашения. Но Ленин словно ничего этого не знает! 

Встаёт вопрос: Ленин был вменяем? Он сознавал, что лжёт? Что перекодирует реальность в удобном для себя направлении? 

Вот вопрос, на который не нужно отвечать. Может, Ленин был циником, может, верил в то, что писал. Скорее всего, и то, и другое: психика очень сложное явление. Скорее всего, Ленин искренне лгал. 

Это не имеет значения. Имеет значение, что это была ложь и обман, и Горький не возразил, а соучаствовал в этом обмане.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.