Яков Кротов. Путешественник по времени 

1927 год: Николай Агнивцев. Пошлость, расизм и мизогиния в одном графомане

Очаровательный образчик русского расизма, сплавленного с мизогинией. Николай Агнивцев, третьеразрядный поэт начала ХХ века. Стихотворение озаглавлено «И лучшая из змей есть всё-таки змея». Некий волшебник создал идеальную женщину:

«И была она покорна, Как прирученная лайка, Как особенный, отборный Черный негр из Танганайки».

В русской культуре от Агнивцева и остался только «лиловый негр», подающий манто — благодаря исполнению Вертинского.

Агнивцев (1888-1932) бежал от ленинистов в Париж, но вернулся в 1923 году. Стихотворение опубликовано в сборнике 1926 года под названием «От пудры до грузовика». Художник не обозначен, издание автора.

Николай Яковлевич честно пытался быть хорошим агитатором кремлёвской диктатуры, но не преуспел, очень уж скверно писал.

1925 год его стих «Твои комиссары у тебя дома»: «Если ты чем озабочен, Не печалься этим очень, А — к Калинину иди! И —У него спроси совета! Он и «Староста» на это!»

Умер в 1932 году в безвестности от туберкулёза, чуть-чуть не дожив до расстрела.

Агнивцев был ещё и мизантропом. Но мизантропия не поглощает мизогинии и расизма, а лишь обостряет их. Но самым, пожалуй, важным была в Агнивцеве пошлость. Вроде бы всем похож на Дон Аминадо (Шполянского), но у того и мизантропия, и сарказм — не пошлые, а у Агнивцева пошлые. Различие, возможно, в том, что Дон Аминадо вкладывает в сарказм и мизантропию всего себя, поэтому они у него лопаются и превращаются в брызги фейерверка, пошлость же на всё дурное пытается глядеть свысока или хотя бы со стороны и в итоге оказывается в плену у дурного и без него жить не может, ни о чём другом думать не может.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).