Юваль Харари: свиньи важнее людей

Юваль Харари в своих книгах об истории — не историк, а проповедник определённых идей. Он считает, что эти идеи научны, но что при этом понимается под наукой? Книга «Человек как бог» (Deus Homo) начинается с апологии научно-технического прогресса. Люди победили голод, болезни, войны. Не «уничтожили совсем», но совершили качественный прорыв.

«Качество» при этом отождествляется с количеством. Пусть нескольким миллионам грозит голодная смерть во время войны, большинство-то людей хорошо живут. Во Франции 10% населения недоедают, просыпаются утром, не зная, что будут есть на завтрак, но это всего лишь 10%.

Точно так же могли бы писать Тацит или Понтий Пилат, если бы они относились к рабам и к варварам как к людям. Огромный прогресс достигнут, охотников и собирателей почти не осталось, каменными орудиями пользуется ничтожное меньшинство, войны почти прекратились, процветание.

«В среднем» прогресс есть. Харари не забывает упомянуть, что разнообразные прелести прогресса доступны тем, у кого хороший счёт в банке, но он пишет именно для таких людей. Это и есть «изгнание нищих из общества». Из «нормального», «приличного» общества.

Зато в общество приглашаются другие. Харари — атеист и материалист в том отношении, что приравнивает человека к животному. Человек есть алгоритмы, животные суть алгоритмы (Харари использует термин из математики, чтобы избежать вполне дискредитированный термин «инстинкты»). Человек есть «глубина» — то есть, то, что человек считает счастьем, это всего лишь биохимические импульсы, посылаемые позвоночником и разными другими органами. Вот они-то и есть настоящее в человеке. Это настоящее одно у человека и амёб. Следовательно...

Следовательно, надо сочувствовать животным! Харари не жалеет заключённых в тюрьмах — ему жалко свиноматок в стойлах. У них потребность любить поросят, а поросят у них отбирают, убивают, и оплодотворяют несчастных заново.

Виновата религия — точнее, иудаизм, христианство, ислам. Это религии, которые возникли для оправдания аграрного общества, для оправдания насилия над одомашненными животными.

Старый атеизм, атеизм Базарова и Бюхнера, был последовательнее. Он не жалел ни людей, ни свиней. Старый гуманизм был гуманнее, жалел людей без различия их счёта в банке. Смотрел не на целое, а на каждого отдельного человека. Харари же оперирует исключительно человечеством в целом.

При этом Харари ещё и немножечко марксист — он считает Маркса великим экономистом, который своей теорией помог капитализму переродиться. Капиталисты прочли «Капитал» и стал заботиться о рабочих, дали им избирательные права и этим предотвратили диктатуру пролетариата.

Это, правда, не вполне точная картина. Любую политическую реформу у элит вырывали с величайшими усилиями (что не означает «с насилием»). Считать, что в современном мире политики решают вопросы, анализируя отношение к «средствам производства», делят людей на «рабочий класс» и прочие, можно. Только это означает удаляться от реальности в мир, где Маркс — великий мыслитель, христианство — ради оправдания животноводства, а свиньи нуждаются в сострадании больше арабов.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).