Яков Кротов. Богочеловеческая история

2007 год: Христос глазами кинокритика

Фильм «7 километров до Иерусалима» (2007 год) это экранизация романа известнейшего итальянского киноведа Пино Финотти (род. 1951 год, роман вышел в 2000-м). Финотти прославился выпуском в 1980 году «Словаря всех кинофильмов», который выдержал 23 издания, обзавёлся и онлайн-версией.

Фильм не шедевр киноискусства, видимо, как и роман не шедевр литературы, а некоторое подобие «духовной автобиографии». Главный герой фильма, журналист-пиарщик, по некоей таинственной причине ищет смысл жизни и летит в Святую Землю. Впрочем, съёмки проходили не в Израиле, что создаёт странное впечатление: показывая на какую-то древнеримскую гробницу в сицилийском пейзаже, экскурсовод объясняет, что это сад Гордона.  

Иисус является герою сперва в виде человека в простом, но всё же античном одеянии, а затем с каждой новой встречей одеяние становится всё роскошнее, Иисус всё возвышеннее. Это не протестантский Иисус, это утончённый Христос Лоренцо Бернини и Рени с кудреватой раздвоенной бородкой. Умеренно сладенький. Проекция атеистических мечтаний о Христе: а вот если бы то, что вдалбливали в воскресной школе, было правдой.

Фильм превращается в ряд новелл, где знакомые главного героя, как подлецы, так и порядочные, как здоровые, так и умирающие от рака, получают от Христа — не прямо, а через него — то, что им причитается. Страшный Суд, порезанный тонкими кусочками. В сущности, это вариация на классическую европейскую тему: Иисус вторично приходит в христианский мир и Его не узнают.

Некоторое сопротивление вызывает ложная многозначительность реплик и сцен, поскольку за ней ничего не стоит. Намёки указывают на что-то, а это что-то так и не появляется. Так многозначительность Бергмана отличается от ложной многозначительности Тарковского. К тому же все герои фильма — включая и Христа — очень уж зажиточны. Это высший слой среднего класса с соответствующими квартирами, виллами и головными болями. У Иисуса, конечно, вилл нету, но зато у Него много свободного времени и тратит он его на буржуа, которому вполне по карману хороший психотерапевт. Но, конечно, буржуа любит экономить, и тут добрый Господь оказывается очень кстати. Отец Александр Шмеман недаром раздражённо называл исповеди эмигрантов «психотерапией для бедных». Да и не для бедных тоже. Богачи любят и умеют экономить.

Заканчивается фильм тем, что главный герой как некий ангел получает от Христа поручения раздать некие знаки (которые так и не раскрываются) своим знакомым. Вполне языческая жажда знамения с небес. Знакомые рыдают в изумлении, но почему, отчего, — зритель не узнаёт. Опять ложная многозначительность на месте, которое надо было заполнить, да фантазии не хватило. Что ж, кинокритики так же не рождают хороших кинофильмов как богословы не рожают интересных богов и даже делают скучными тех, кто без них интересен. 

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.