Яков Кротов. Богочеловеческая историяЛиберализм.

Свобода: выгода или смысл? Почему либерализм это ещё не свобода. О книге Ивана Крастева и Стивена Холмса

 

Krastev, Ivan. Holmes, Stephen. The Light That Failed: A Reckoning. 2019.

 

Иван Крастев (Вена, институт гуманитарных наук) и Стивен Холмс (профессор права в Нью-Йоркском университете) в Гардиан представляют свою книгу о судьбах стран кремлёвского блока. Интересный факт: в Западную Европу после кризиса прибыло больше эмигрантов из стран Восточной и Центральной Европы, чем беженцев из Сирии. Причём, Россия в обзор не включена. Кстати, это базовая слабость их анализа, в целом интересного. Абсолютно не учитывается прошлое — ведь страны, бывшие под пятой Кремля, пребывали в анабиозе и потихоньку подгнивали, то есть, они в 1990 году имели психологию не Франции 1990 года, а Франции 1910 примерно года — намного более архаичную, ксенофобную и т.п. Польша воскресла и оказалась Польшей Пилсудского, а не Польшей Куроня. К тому же хорошо бы сознавать качественное различие самого дурного неолиберализма и кровавой гебни.

Во-вторых, неверно поставлен вопрос: почему люди разочаровались в либерализме. Люди выходили в 1990 году не за либерализм, тем более, не за неолиберализм. Люди выходили за свободу и справедливость. А получили очень усечённую свободу и несправедливость пусть меньшую, чем кремлёвский деспотизм, но всё же несправедливость «системы», системы глубокого имущественного расслоения, где нет денег — и для тебя не существует ни культуры, ни правосудия, ни образования, ни медицины, да и свобода очень, мягко говоря, символическая. Свобода ворчать и бузить, которой не было под Кремлём. Для себя Запад такого «неолиберализма» не потерпел бы ни минуты, а для Болгарии, Чехии, Польши — сойдёт.

Интересная гипотеза — истерика против эмигрантов, которых в этих странах ничтожно мало, есть вытеснение из мозга другой, более важной проблемы, которая настолько серьёзна, что мозг отказывается о ней думать: депопуляция и старение населения.

Вряд ли точна идея авторов, что люди недовольны не мультикультурализмом, а индивидуализмом и космополитизмом. Это, конечно, есть — это и есть архаика, стадность, коллективизм, столь характерные для всего Запада столетней давности. Но сегодня всё-таки актуальнее недовольство двойными стандартами и несправедливостью. Хотя, возможно, они упрятаны в ксенофобную упаковку. Авторы считают нормальным, что в «либеральной» экономики образуются династии. Но разве это нормально? Это показатель застоя, это аналог средневековых цехов, которые стали блоком в развитии. Речь не только о Ротшильдах и Рокфеллерах, речь вообще о системе, в которой есть такие системообразующие бизнесы, которым нельзя дать разориться, иначе всё рухнет. Плоха та система, в которой есть системообразующие бизнесы.

Картинка (2019 год, демонстрация в Дюссельдорфе) хороша использованием креста. Образ распятой Польши был традиционен для польского мессианизма XIX века. При этом семантика креста и национальных цветов как раз не либеральная, а правых.

Ещё картинка напоминает, что базовым является не конфликт ксенофобия/космополитизм, что он вторичен, а в основе пока ещё тривиальный конфликт гендеров. Но и он не базовый, а базовый конфликт идеи «свобода принесет мне больше денег, этим она хороша, а не принесет, так и фиг с ней» с идеей «свобода хороша, потому что выгодна не только мне». Конфликт эгоизма и человечности.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.