Яков Кротов. Богочеловеческая историяВоенная Россия.

Коррупция и милитаризм: специфика России

Массовые протесты привели в нябре 2019 года к падению правительств сразу в двух странах — мечта идиота. Из той же серии было и падение египетского правительства. И вот как CNN  объясняет ситуацию, когда правительство (Ирак, Ливан) ушло, но не уходит, ждёт преемника, а преемника нет:

«После 2003 года ... США ввели ту же колониальную систему управления, при которой власть поделена между представителями религиозных сообществ. В обеих странах протестующие считают корнем зла всеохватывающую коррупцию и клановость». В оригинале «кронизм», это по-русски «непотизм», но, кажется, это слово уже мало кто знает — назначение родственников на посты.

Борьба «за смену власти» и была, начиная с «давайте поверим Ельцину» борьбой именно за смену клана, не за смену системы власти. Кто-нибудь думает, что Навальный честен? Вряд ли есть такие наивные люди, аргументация одна: он, может, и нацик, и вор, но он очень известен, он пробивной, мы его используем, а потом сделаем все хорошо. В Ираке и Ливане такая аргументация уже не популярна, слишком часто обжигались.

Почему Асад и Путин все-таки пользуются поддержкой? Потому что они «победили коррупцию» хотя в том смысле, что ни её централизовали, раз, и потому что их возможные преемники точно такие же кланы.

Централизация коррупции в России — большое благо, потому что Россия — в отличие от Ирака и Ливана, да и от любой восточной страны — это колоссальная милитаристская держава, где, если вдруг начнут воевать друг с другом кланы — причем кланы все связаны именно с армией, другой питательной среды нет — то будет такая кровавая каша, в сравнении с которой хорватские или африканские страсти покажутся детским лепетом, причём каша будет радиоактивная.

С другой стороны, такой сценарий маловероятен по той же причине: военная страна это военная психология. Тут не армия против общества, как в Египте, тут армия и есть общество. Раковая опухоль заменила собой тело.

Поэтому у всех участников борьбы — которая невидимо идёт и при Путине — не то чтобы страх крови, но неумение принимать на себя ответственность за путч. Поэтому, думаю, провалился ГКЧП — открытый вывод армии на улицу для номенклатуры всё же табу, как и нарушение субординации. Путин прошёл к власти сугубо по-армейски — интригой. Поэтому все разговоры о «народ выйдет и топнет», разумные в Ливане и Ираке, в России чистая демагогия, прикрывающая какую-то подковерную борьбу военных кланов. Навальный — только марионетка, а чья, мне даже неинтересно. И многие побывали марионетками Ельцина. Собственно, и я — когда выходил «защищать Белый дом». И я не стыжусь — Ельцин пришёл бы к власти и без моего выхода, он был очень умён по части власти, а у меня совесть чистая, что не струсил, и к тому же интересный опыт.

Надо понимать, что клептократия в России появилась не с Путиным и не с Ельциным. Царская Россия была военной страной, но не была страной клептократии. Россия Львова и Керенского не была клептократией. Клептократию создал Ленин, который украл прежде всего Россию, во-вторых, крал и лично, для себя, и умер в уворованном поместье. Этим клептократия отличается от любого другого политического движения, хоть социализма, хоть коммунизма, те — для других. Это нужно помнить, чтобы понимать, как глубоко всё укоренено, и почему КГБ — не случайный элемент в этой истории, а мощное средство поддержания клептократии. «Контрреволюция» — это честность, «саботаж» — это нежелание участвовать в воровстве. Таков ленинский новояз.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.