Яков Кротов. Богочеловеческая история.

Дело о двух свободах: апологет Ли Стробель

О книге Ли Стробеля «Дело об Иисусе Христа» (Strobel, Lee. The Case for Jesus Christ. Grand Rapids: Zondervan, 1998).

Около 100 тысяч слов. Другие книги этого автора: «Эти неслыханные притязания Бога», «Что на уме у Гэри и Мэри, которые не ходят в церковь», «Что бы сказал Иисус».

Вариант книги в интернете — не фототипия бумажного издания, хотя обложка воспроизведена, а распознанный текст, сохранённый как pdf (возможно, с сохранением нумерации страниц, кажется, нет).

Книга построена как 14 интервью с различными теологами. Идея заключается в том, что автор — судебный журналист, родился в 1952 году, 14 лет работал в «Чикаго Трибьюн», в 1987-2000 г. пастор в Иллинойсе, потом стал вести шоу на телевидении «Вера под прицелом», женат, двое детей, внуки) анализирует историю Христа как анализировал бы сложное судебное дело, пытаясь выявить подтасовки и подвохи.

Интервью все взяты у евангеликов, защищающих историчность Евангелия, самый известный в России — Брюс Мецгер.

В таком же жанре выстроены ещё 11 апологетических книг Стробеля (серия «Дело о…» — «Дело о пасхе», «Дело о рождестве» и т.п.). Так обыгрываются название детективов — «Дело об одноногой блондинке», «Дело двух пьяниц» и т.п.

Христианством заинтересовался благодаря жене, которая в 1979 году огорошила его заявлением, что стала христианкой. Он приготовился к худшему, но вышло неплохо.

В целом, диалогическая форма, при которой интервьюер чрезвычайно, вызывающе (по американским меркам) скептичен, вполне увлекательна. Ответы — добротное и живое, лёгкое изложение азов того направления, которое утверждает историчность Нового Завета. Авторы идут чуть дальше о.Александра Меня, поскольку и наука ушла чуть дальше (например, не утверждают, что евангелист Иоанн — один из 12 апостолов). Полемика идёт прежде всего с Карен Армстронг — например, Бломберг объясняет, что Павел — это не через 40 лет после распятия, а практически сразу, 30-е годы. Разбираются Флавий и Тацит.

В конце каждой главы даны вопросы для обсуждения на группе и по паре книг для дальнейшего чтения , так что не просто для личного чтения.

В конце книги Стробель призывает следовать словам Ио. 1:12: «Всё, что осталось, это принять благодать Иисуса и тогда вы станете его сыном или дочерью, участвующим в духовном приключении, которое может захватить вас на всю вашу жизнь и в вечность тоже».

Однако, тут есть одна тонкость. В Ио. 1:12 сказано немножко другое: что Иисус пришёл к своим, но свои его не приняли, а вот тем, кто Его принял верой, Он дал власть быть детьми Божьими, которые рождёнными не от крови, не от мужчины, а от Бога. Это острое полемическое заявление — Бог может даже из тех, кто не входит в избранный народ, сделать потомков Аврааму.

Вера важнее генов — или, на языке эпохи Иисуса, вера важнее спермы. Сравнение слова со спермой — гениальное изобретение мысли, и в притче о сеятеле в землю бросается «сперма», «семя», оно же и благодатное Слово Божие. Рождает не воля, а любовь, не голосование, а Голос. Уверовать — это не сходить в банк спермы и взять, что понравилось. Уверовать — это откликнуться. Но и отклик — не гарантия, ведь Бог живой, и человек живой, а важнейшее свойство жизни свобода, и встреча Бога с человеком есть встреча двух свобод.

Иоанн пишет не о том, что каждый волен выбирать, а о том, что люди откликаются на выбор Божий — и убивают свой выбор своим желанием стабильности, постоянства. Превращают выбранное в наследственную собственность — и передают по наследству не только своим (да и чужим) детям, а и самим себе. Я-сегодняшний передаю свою веру себе-завтрашнему, боюсь, что и завтра надо будет делать выбор. А не надо бояться выбора, надо бояться омертвить Бога.

«Сын Авраама» и «сын Бога» только грамматически одинаково, а сыновство очень разное. Сын Авраама — это дисциплина, это держание себя и других в руках, это марш и натиск. Сын Бога — дочь Бога — это ежедневное рождение, риск, открытость, свобода, творчество. Это не отменяет необходимость апологетики и проповеди, выбора и дисциплины, но вставляет их в такой контекст, где свободы намного больше, чем хочется, и где нельзя быть ребёнком у Бога, не будучи братом и сестрой любому — верующему или неверующему — человеку. Иначе дохристианское ханжество просто заменяется (дополняется) ханжеством христианским.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).