Яков Кротов. Богочеловеческая комедия

История Надежды Савченко

Когда я писал в апреле 2019 года для «Радио Свобода» об украинских выборах («Вода выборов и вино надежды»), я сдержался и не стал упоминать Надежду Савченко и её дело как важный для меня критерий. Сейчас посмотрел, что с этим делом, почему затягивается суд. Оказывается, проблема с тем, что мало судей, имеющих допуск к государственной тайне, а в деле — гостайна. Ну что я могу сказать... Какая гостайна? О чём речь?! Если в деле есть «гостайна», всё — точка, это уже издевательство над людьми. Значит, будет закрытое разбирательство, как и в оперетте с Бабченко? Значит, опять ничего людям предъявлено не будет? Если принять за единицу фейковость дела Германа-Бабченко, то дело Саакашвили — 3 фейка, Савченко — 17 фейков.

Мне совершенно наплевать, кто будет президент Украины, я не вижу больших различий между кандидатами, кроме той, что один уже позволил себе манипулировать Православием, а второй вроде секулярный. Но живой человек сидит напрасно. Я заступался за этого человека, когда он сидел в России, продолжаю заступаться, когда он сидит в Украине. Людям, которые настолько оглушены демагогией власти, что не видят белых ниток, которыми шито дело Савченко, я могу лишь сочувствовать.

Позволять власти использовать предлог «гостайны» для манипуляций правосудием — просто стыдно и недостойно. Я знаю, что по украински «достоинство» — гидность, но какая уж там гидность при таких поворотах сюжета... Жить в нищете с достоинством можно. Быть под неправедным судом с достоинством можно. Но позволять другого судить неправедно — это недостойно.

Да, я знаю, что Савченко не очень хороший человек. Прежде всего, потому что она военный человек. Военный — то по определению преступник, человек, настроенный убивать, причём безнаказанно, только разве что с риском быть убитым. Военные герои — это отличившиеся убийцы и не более того. Любые. Вы уж меня простите, но я считаю вот так. Ещё Савченко антисемитка, что меня как еврея не вполне устраивает — но уж в Украине, как и в России, антисемитизм дело обычное, и в среде духовенства, и в среде военных, так чего уж тут. Но Савченко прежде всего для меня — невиновный человек, жертва кривосудия. А российского или украинского, мне безразлично. И глухота к совершающемуся кривосудию — это нехорошо.

 

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.