Яков Кротов. Богочеловеческая история. Религия.

Андрей Шишков: внешнеполитическое православие Кремля под видом религиоведения

Андрей Владимирович Шишков — «религиовед» из команды Илариона Алфеева. Родился около 1985 года.  

Руководитель секретариата Синодальной библейско-богословской комиссии РПЦ. Это — бывшая комиссия по вопросам христианского единства, её так переименовали в 1993 году, когда был взят курс на самоизоляцию страны и МП в том числе. Вотчина Алфеева, переименование резко расширило его компетенцию — не просто сношения с инославными, а руководство всем богословием.

В Высшей школе экономики Шишков читает открытую лекцию о том, что в православии в ХХ веке произошла реформация, но её никто не заметил. Православная реформация — это, конечно, не об отце Сергее Желудкове, не о Якунине, не Адельгейм или Эдельштейн. Это о «неопатристике». Оказывается, «доминирующая православная богословская парадигма неопатристики стала «православной реформацией».

На телевидении с Александром Кырлежевым, человеком уже пенсионного возраста, объясняет, как устроено православие. Смена Кырлежеву готова: либерально по форме, бессодержательно по существу, лояльность власти (любой) всюду. Бесконфликтность, логично переходящая в бесчеловечность.

В университете Фордем в США участвует в семинаре по православию и правам человека. Но не думайте, что Шишков борется за права человека в России. Вы не найдёте его текстов с протестами против пыток Свидетелей Иеговы.

Публикуется на британском сайте openDemocracy, где отдельный мощный (и вполне либеральный) русский раздел. Объясняет, что теология в светских вузах способствует развитию демократии. Я не смог понять — этот сайт имитационный или просто неразборчивый.

В Вене — в феврале 2019 года на конференции «Постсекулярные конфликты», в марте 2018 года на семинаре по экуменизме. Католики любят Московскую Патриархию. Вот уже Шишков как приглашенный редактор выпускает номер по экуменизме журнала «Государство, религия, церковь в России и за рубежом». В Высшей школе экономики читает сразу два курса: «История и философия религии» и «Каноническое право».

Его статья в журнале «Россия в глобальной политике», как он сам поясняет, «о языке описания современных религиозно-политических процессов на примере украинской автокефалии». Главный вопрос: «Что же изменилось за последние сто лет настолько, что традиционное для православия участие политических властей в церковных делах стало восприниматься с тревогой?». Начинает со смелого выпада в адрес собственного начальника: вот-де Алфеев заявил, что «не дело политиков вмешиваться в церковные дела», но такое вмешательство дело традиционное, особенно в вопросах автокефалии. Однако, заканчивается вполне по-алфеевски:

«Чтобы включить общественно-политические процессы в экклезиологические объясняющие стратегии, необходимо уйти от описания церковного пространства как пространства «чистой церковности». Автокефальные церкви — это не квазигосударственные автономные религиозные организации, действующие исключительно в пространстве церковных отношений, но сложный комплекс институтов, включающий в себя также государство и гражданское общество и действующий в общем — политическом — пространстве».

То есть, всё-таки секуляризму — бой.

«Идея «единой национальной церкви», провозглашенная президентом Порошенко и поддержанная большинством Верховной рады, может рассматриваться как попытка государственного регулирования «рынка религий» на Украине».

Вопрос переводится в сферу «спор хозяйствующих субъектов».

А тут критерий уже другой, размер имеет значения: «Сегодня помимо новосозданной Православной церкви Украины существует превышающая ее размерами Украинская православная церковь Московского патриархата».

Ничего церковного в украинской автокефалии нет, «ключевым фактором» является политика. То ли дело в Московской Патриархии! Никакой политики. Ведь в России нет никакого «государственного регулирования рынка религий».

Вот что Шишкова беспокоит — это почему провалился Всеправославный собор на Крите. Что провалился, это для него аксиома. Как и то что Крымнаш, а Майдан это катастрофа.

Зато смело выступает против табуирования отдельных тем в православных вузах.

Обычно говорят о православизации как процессе, который идёт в массовой культуре, где китчевое православие поставили на место китчевого марксизма. Но православия начиналась сверху. Институт философии — там Шишков докладывает «в секторе социальной философии Института философии РАН с докладом о развитии политической теологии в ХХ веке. От Шмитта к Милбанку». Предлог «в» — авторский. А вот он в Яссах с религиоведом Дмитрием Узланером на слёте сотен православных теологов во главе с митр. Каллистом Уэром.

Под всей болтовней о «политической теологии» простой софизм: вот западные исследователи говорят, что религия вернулась в публичное пространство, следовательно, в России всё в порядке. Это вариация на лозунг, брошенный ещё Ридигером и подхваченный Гундяевым: церковь должна быть отделена от государства, но не может быть отделена от общества. Чистая беспримесная демагогия, потому что следующий тезис: а раз церковь не может быть отделена от общества, то государство должно финансировать церковь как представительницу общества. А те религии и церкви, которые разрушают общества, антисоциальные, нужно ликвидировать.

В общем, Алфеев и его команда — точный церковный аналог «Раша тудей» и «Правмира». Продвижение кремлёвских тоталитарных ценностей за рубежом и среди российских интеллектуалов. Раньше это делалось через марксистов, теперь через православных. Жалуется на то, что нет «четко сформулированного государственного заказа». Ну, четкого заказа нет, но финансирование-то есть, так что грех жаловаться.

Работают такие кремлёвские команды (их много) как вирусы: для знакомства — немножко либерализма, хорошего английского языка, абсолютно «свои» в смысле манер, не нуждаются в переводчике, в отличие от покойного отца Глеба Якунина.

Не будут упоминать Свидетелей Иеговы и закона Яровой — реальная жизнь с её проблемами табуирована абсолютно.

Будут хвалить того и другого западного теолога или мыслителя.

Будут продвигать идею, что деспотизм с православием в качестве идеологии и есть «пост-секулярное общество», что Путин — это такая модернизация России и т.д. и т.п.

Все при деле, семинары проводятся, диссертации защищаются, сайты крутятся, религиоведение расцветает. А что бобик сдох, что никакой веры и религии в этих кругах так же нет, как в «Раша тудей» нет ни России, ни современности, это другой вопрос. Это псевдо-жизнь.

Функция таких религиоведов та же, что у грузовиков с работающими моторами, которые не ехали, а стояли снаружи Чеки, чтобы заглушить расстрелы.

Это одновременно и зашумливание, замусоривание православия, и зашумливание православием.

А Высшая школа экономики — это всё-таки нечто чудовищное. Начиналось с небольшого казнокрадства с самыми наилучшими намерениями, а выросло в такое вот «пол-лошади, пол-рябчика». Немножко науки, множко шарлатанства, и лейбл ВШЭ как сигнал тревоги — осторожно, никто ничего не гарантирует. Может быть очень хорошо, может быть очень плохо.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).