Яков Кротов. Богочеловеческая историяЕвангелие в кино.

Побудь мессией на час!

Сериал «Мессия», 2020 год, режиссёр Джеймс Мактиг.

Главный герой — иранец, который внезапно появляется как мессия — махди, мехди, у мусульман тоже ведь есть ожидание мессии, вполне ветхозаветное по наполнению. Сериал интересен, как я понимаю, претензией на то, что показывает: вот христиане почитают Иисуса, а настоящий Иисус был вот такой, и если бы Иисус жил в наши дни, то было бы вот так.

Это очень старый, со времён Высокого Средневековья сюжет: Иисус приходит не в славе, а опять, в уничижении, и Его не узнают именно церковные власти. Как в «Мастере и Маргарите», где не узнают Иисуса в обличьи Воланда (кстати, вот мой очерк о Булгакове и др. — выложил — http://yakov.works/1/knigi/istorii_lyubvi/000000_ogl_istorii_lyubvi.htm).

К Евангелию всё это не имеет отношения, это просто использование религиозных образов в социальных целях. Это целиком о временном, земном, об устройстве в мире от роддома до крематория, критика коррупции и лжи властей. Мило, необходимо, но не более того.

Интересны при этом различия между Спасителем и Сериалом. Думаю, и многие верующие не сразу эти различия заметят. Например, сериал начинается с того, что Мессия появляется в лагере сирийский беженцев под Дамаском. Он защищает сирийцев от «террористов-игиловцев», устраивая песчаную бурю — сценарист тем самым обозначает, что Мессия против религиозного экстремизма. Затем Мессия ведёт несчастных беженцев к границе с Израилем, требуя, чтобы их пропустили, накормили, напоили, в общем, помогли.

Фильм при этом совершенно не про-палестинский, хотя вряд ли израильские пропагандисты с этим согласятся. Фильм вполне «обще-человеческий», он с одинаковой симпатией показывает и сирийцев (кстати, не палестинцев), и израильтян, и американцев.

Важно другое: Спаситель никогда не вёл толпы куда бы то ни было. Он проповедовал. На проповеди приходили. Но вести — не вёл решительно. В отличие от многих других претендентов на мессианство. Спаситель проповедовал кормить голодных, но Он обращался не к властям, а к частным лицам. Проповедь абсолютно традиционная для любой религии, да и не религии, а просто для любого порядочного человека. Единственное — Он однажды накормил слушателей. Но Сам накормил! И это очень принципиальный момент.

Принципиальный момент в сериале, где-то серии в 7 из 10, когда Мессия — аль-Масих — идёт по воде. Причём идёт по воде огромного пруда в Вашингтоне перед мемориалом Линкольна, в этом пруду стоит обелиск. Идёт перед глазами тысяч людей, его фотографируют, транслируют в сеть и на телевидение. Хорошее добротное чудо под запись.

Мой Спаситель шёл по воде ночью, штормило. Какая уж там запись.

Аль-Масих идёт по воде в Вашингтоне и одновременно его любимый ученик, молодой сириец-сирота, в лагере беженцев на границе с Израилем, вдруг как лунатик повторяет его движения, идёт к израильскому блок-посту. Пограничник упирается в его грудь автоматом, но после минутного колебания вдруг пропускает.

Мой Спаситель — вид моего Спасителя — побудил апостола Петра «повторить». Но никакого повтора не вышло, вышло позорное купание в холодной воде и жалобный писк: «Ой, тону». Так закалялась дамасская сталь — сперва в кипяток, потом в ледяную воду. Кажется, ещё в мочу верблюда, но тут Бог Петра пожалел. Хотя сцена с предательством приравнивается, пожалуй, к проваливанию в выгребную яму...

Снято классно, но темп в какой-то момент теряется, ходы просчитываются — обличение бесчеловечности истеблишмента всякого рода — махди пробуждает в аппаратчиках чувства... И абсолютно без юмора. В принципе, радиоспектакль — таково большинство сериалов, да и кинофильмов, можно работать на компьютере и поглядывать вполглаза.

Это тот же жанр, что сериал «Молодой папа». Комикс-квест. В качестве невесты (спасения галактики, потерянного носка, бриллианта, победы над Гитлером) выступает правда об этом безумном мире. Все попы (раввины, муллы, политики, учёные) лживые невежды. Люди марионетки, порочные и лицемерные. Игрок должен найти среди них одного-единственного Настоящего Человека. Основные признаки: морда кирпичом, глаза василиска, но добрые. Трикстер, ловкач-обманщик, ни во что не верящий, но при этом где-то под обманами хранит абсолютную истину. То есть, идеальный герой — это представление игрока о самом себе. Какой Акакий Акакиевич не считает себя Христом, к которому по ошибке не пришли волхвы.

«Мессия» — более удачная реализация замысла, потому что Ватикан всё-таки это всего лишь Ватикан, «чудеса» молодого папы довольно ничтожны, а герой «Мессии» спокойно воскрешает мёртвых, устраивает потопы и самумы. К тому же римский папа — во всяком случае, ватиканский римский папа — всё-таки лишь чиновник, а «Мессия» свободный человек. Всё против него: отец фокусник и научил героя, что лучший способ не дать раскрыть фокуса — сделать зрителя участником фокуса, психиатры поставили ему диагноз «комплекс мессии», и всё же в конце сериала он воскресает сам и воскрешает нескольких нужных ему людей. Второй сезон неминуем.

Важно, что герой сериала подобен герою компьютерной игры. Зритель отождествляет себя с ним не до конца. Это относится и ко многим другим жанрам, отсюда часто парность, связка Дон-Кихота и Санчо Пансы. Читателю и хочется быть Дон-Кихотом, и колется. Хочется дистанцироваться, оставаться реальным — а реальный не бывает идеальным. Тогда рядом с героем возникает болтливый балбес — иногда удачливый трикстер, чаще нет. Осёл, на которого нельзя положиться, на которого даже и положить ничего нельзя, но симпатичный и весёлый, не моё сверх-я, а моя повседневность, только чуть-чуть посимпатичнее. В сериале рядом с мессией таков его ученик-сириец, слабый, погибающий, жертва. Но всё же это побочный приём. Главное для зрителя — почувствовать себя мессией на час. У Михаила Жванецкого ровно то же было в юмореске о том, как простой человек обзаводится танком и на нём приезжает в магазин, к чиновнику и т.п., всюду встречая почёт и уважение.

Совершенству необходима тень, во всяком случае тут, на земле. Поэтому злодеи кажутся интереснее идеальных людей. Но только до тех пор, пока злодеи тени, сопровождающие и оттеняющие. Исчезнет скучный святой, и злодей перестанет быть сколько-нибудь интересным, станет тем, кто он и есть, мелким скучным бесом-недотыкомкой, от которого хочется одного: освободиться от его присутствия.

Маленький бонус для жителей России. Мессия-2020 обращается к президенту США — мормону — с призывом вывести американские войска отовсюду. Ради мира во всём мире. Президент сомневается: а вот Россия придвинула войска к Прибалтике, выведем — будет «вторая Сирия». С удовлетворением можно отметить, что к Путину Мессия-2020 и не подумал обращаться. Чует мессия, кто кошка, а кто гадёныш.

Мессия идёт прямо к президенту США, чтобы добиться всеобщего разоружения. Мир во всей розе мира. Различие с Мессией Господом Иисусом Христом не в том, что Господь выбрал модель «снизу вверх», а не «сверху вниз», а в том, что Он не учит жить без войн и кошмаров. Он учит жить внутри войн и кошмаров. Жить внутри смерти, не убивая и не становясь мертвецом. Мы не Орфеи, нам не нужно спускаться в ад. Ад сам к нам приходит, и мы можем быть в аду, но в нас не должно быть ада.

Вряд ли создатели сериала знали, что обещание мира во всём мире иногда связывали не с Христом, а именно с антихристом — например, Владимир Соловьёв. Действительно, Иисус обещает не мир, а как раз всевозможные апокалипсисы. «На земле мир» — это о самом Иисусе, а не о том, чего Он добьётся. Потому что мир — не отсутствие войн. Мир — это осуществление вечности в человеке.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).